«Ходит и смеется в глаза». Репортаж из деревни, где 9 лет назад трое убили и сожгли односельчанина, но были отпущены по приказу Лукашенко

  • 07 февраля 2018, 11:53
  • 31838
  • 9


В начале февраля 2018 года Александр Лукашенко рассказал, что был вынужден вмешаться в расследование убийства женщины в Могилеве, которое случилось в 2009 году. Обвиняемого в том преступлении мужчину суд оправдал, что не устроило отца убитой. Дело дошло до Лукашенко, который «за сутки изучил дело» и приказал разбираться по новой. Оправданного девять лет назад жителя Могилева нашли и посадили за решетку снова. Делом занимается Верховный суд.

Это не первый случай, когда президент вмешивается в расследование уголовных дел. Девять лет назад, 31 декабря 2008 года, в небольшой деревне Пуховичи Житковичского района Гомельской области произошло громкое убийство. Трое односельчан жестоко убили Николая Макаревича. Труп попытались сжечь. Во время следствия они рассказывали, что подозревали Макаревича в поджогах.

Дело получило резонанс, дошло до Александра Лукашенко. Неожиданно он приказал освободить всех задержанных из-под стражи.

Место захоронения Николая Макаревича на кладбище в Пуховичах

«Пожалуйста, завтра вы их отвезите в деревню, я вас прошу, пусть они живут в деревне, а вы ведите свое уголовное дело, — говорил Лукашенко 6 февраля 2009 года на совещании по совершенствованию уголовного законодательства. — Я бы попросил, чтобы вы лояльно вели это уголовное дело и, Валентинович (председатель Верховного суда Валентин Сукало. — РС), очень вас прошу, отнеситесь как к своим родным людям. Ну негодяй, он людей терроризировал, целую деревню. Если уж мужики на это пошли, наверное, они действительно возмущены были. И все же простые люди на их стороне ... Нельзя их сажать! Что это — великий человек погиб? По тюрьмам скитался, пришел и еще терроризирует целую деревню».

Обвиняемых отпустили. 14 апреля 2009 года им вынесли приговор. Прокурор просил суд наказать Сергея Алиферовича и Игоря Макаревича 14 годами колонии, Александра Петрученю и Татьяну Юхневич (во время следствия выяснилось, что в преступление была замешана еще одна местная жительница) — 8.

Все четверо были признаны виновными, но получили гораздо меньше озвученных прокурором сроков. Алиферович был осужден на 5 лет лишения свободы в колонии усиленного режима, Макаревич — на 3 года. Петрученя и Юхневич получили по 2 года ограничения свободы.

В июле 2009 года стало известно, что Александр Лукашенко специальным указом помиловал Алиферовича и Макаревича. С них даже сняли судимость.

«Радыё Свабода» посетила Пуховичи через 9 лет после убийства, чтобы узнать, как сложилась судьба убийц, которых просил освободить сам Лукашенко.

Пуховичи. Сейчас здесь проживает более 300 человек

«Все они в своих домах жили и работали здесь. Никто не поехал за решетку» 

От Минска до Пуховичей почти четыре часа на автомобиле. За Житковичами от полесской трассы в сторону и еще десять километров до озера Красного. На берегу озера — деревня, о которой девять лет назад писали все белорусские СМИ.

Сейчас здесь живет чуть больше 300 человек. Работа есть только в местном колхозе и на торфобрикетном заводе. Летом можно сетями ловить рыбу в озере на продажу. Молодежь, если есть возможность, старается уехать в Гомель или столицу.

«Ни одного дня они не сидели за то, что убили моего брата, ни одного, — говорит Валентина, сестра убитого односельчанами Николая Макаревича. — Никто из четверых не сидел. Двое — Алиферович и Макаревич — так и живут в Пуховичах. Петрученя в Гомеле, кажется, был. Потом в Россию на заработки ездил. А Юхневич в Мозыре живет».

Сестра убитого Николая Макаревича — Валентина

Валентина Макаревич рассказывает, что даже не поехала на оглашение приговора.

«Какая там справедливость, вы что? Никакого закона там не было, смех один, — говорит Валентина. — Одного на 5 лет приговорили, другого — к 3. Но все они по своим домам жили и работали здесь. Никто не поехал в тюрьму. Мы пытались апелляцию подавать, но она никуда не доходила. Ни наши письма, ничего. Ничего мы не смогли сделать. И свидетели были у нас. Мы собирались в Минск ехать к президенту, журналисты старались нам помочь, но ничего не получилось. Не пустили нас. Так мы в дураках и остались».

Зимой 2009 года спокойные на вид Пуховичи разделились на два лагеря. Уже после приказа Лукашенко освободить обвиняемых в убийстве Николая Макаревича из СИЗО под домашний арест сельчане начали собирать подписи за отмену этого решения. Подписалось 70 человек. Примерно столько же выступили за то, чтобы убийцы ждали суда дома.

Валентина Макаревич рядом с могилой брата

«Убийца подходил ко мне и говорил, что отправит вслед за братом» 

«Алиферович в колхозе кочегаром работает, кажется. А второй, Макаревич, трактористом на торфозаводе, — говорит сестра убитого. — Жесткие это люди. Алиферовича с Макаревичем я иногда встречаю, особенно первого. Деревня небольшая. Он издевается надо мною, ходит и смеется в глаза. Сколько раз угрожал. Вот я с вами сейчас разговариваю, а он, когда узнает, то может потом прийти и отомстить... Обхожу его стороной, когда вижу. Выпьет и сразу ко мне. Боится, что мы постараемся его посадить. Поэтому агрессия такая была. Говорил, что если я куда-то буду писать, то отправит меня туда же, куда отправил моего брата. Знаете, он и другим людям говорил, что может "убрать". Никого не боится».

Улица, на которой живет один из убийц. На ней же находится и кладбище

Был у сестры убитого конфликт и с другим убийцей брата — однофамильцем Игорем Макаревичем. Он угрожал женщине расправой.

«Пошла к участковому, рассказала все ему, заявление написала, — говорит женщина. — Потом нас в суд вызвали, но до суда не дошло. Судья ему сказал, что накажет по закону, если тот еще раз ко мне подойдет с угрозами. И все, Игорь дал расписку, что трогать не будет. Больше я его не видела».

Валентина рассказывает, что освобождение Алиферовича и других обвиняемых после приговора для жителей Пуховичей было неожиданностью.

«Это что, значит можно убивать, издеваться, сжигать человека? — говорит Валентина. — Нет у нас закона. Безвластие. Если бы их судили по закону, то не отпустили бы никогда. Суда не было никакого, одна сказка. Алиферович сейчас ходит по деревне и говорит, что его никто никогда не посадит. Родные братья его имеют связи в милиции, в райисполкоме родственники. Вот и помогли ему».

Валентина говорит, что поджоги в Пуховичах продолжались и после убийства ее брата Николая. Добавляет, что брат после возвращения из колонии, куда попал за недостачу в колхозе, не мог найти в деревне работы.

«Не знаю, был ли брат замешан в тех поджогах. Возможно, и был. Но никто же не доказывал, — говорит Валентина. — Знаете, если человек однажды попал в тюрьму, то уже все, он уже не человек... Люди в деревне помнят все хорошо. Если что-то горит, то говорят, что вот, мол, Миеса нет, а все равно пожар. Миес — это прозвище брата. Его в деревне Миесом звали».

Валентина Макаревич рассказывает, что поджоги в Пуховичах продолжались и после убийства брата

«Пальцы ему отрубили. Отрезали половой орган, язык»

«Ну за что он сидел? За курицу, которую украл. Никогда он никого не обижал, — говорит об убитом Николае Макаревиче его односельчанин Сергей. — Украдет что-то в колхозе... А тогда Лукашенко выступил — и все. Значит, надо всех, кто сидел, убить? А закон тогда как? Если мы начнем брать топоры, вилы, колоть друг друга, что это будет?»

Сергей говорит, что события девятилетней давности в Пуховичах хорошо помнят. Рассказывает, что после приговора ОМОН полгода дежурил возле домов убийц, охранял их от односельчан. О самом убийстве в деревне рассказывают ужасные вещи.

«Пальцы отрубили ему. Он еще жив был, просил, чтобы бросили его и уехали, — говорит Сергей. — Однако не отпустили. Убийцы его начали сжигать. Я был потом на том месте, где убивали его. Ужасно. На кладбище труп хоронили накрытым, чтобы не видно было всего этого. Они же ему половой орган вырезали, язык. В концлагере так не издевались над людьми...»

Дом, где живет один из убийц — Игорь Макаревич

Дом Сергея Алиферовича, который за убийство односельчанина получил пять лет колонии

На вопрос, почему так получилось, что убийцы Николая Макаревича не попали за решетку, несмотря на доказанность вины, Сергей не отвечает. Вместо этого добавляет, что сестра убитого, Валентина, до сих пор боится убийц брата.

«Она же одна живет, женщина, — говорит Сергей. — Такой анархии не должно быть. Мы же в правовом государстве живем, не дикари. Если мы друг друга будем убивать, то это уже не государство, это анархия».


«Алиферович? Нормальный мужик » 

От дома Валентины Макаревич до домов убийц ее брата — около 10 минут неспешной ходьбы. Алиферовича, которому суд назначил 5 лет колонии усиленного режима, в деревне знают под прозвищем Качан. Он живет вместе с женой на улице Советской в большом ухоженном доме из бруса.

Сосед убийцы Сергея Алиферовича

«Президент сказал, чтобы выпустили. Люди бумагу подписывали, собирали подписи, — говорит сосед Алиферовича из дома напротив. — Я Сергея с детства знаю. Жили через два дома. Ничего не скажу о нем, нормальный человек, мужик».

Сосед убийцы рассказывает, что после приговора Алиферович перешел из котельной на другую работу. Там он не мог оставаться, так как ночью нужно было находиться дома. Поэтому пошел в колхоз, где работает и сейчас. Об убийстве он с ним не разговаривал.

«Никто с ним здороваться после того, что случилось, не перестал, — говорит сосед. — Как было, так и осталось все».

Сам Алиферович разговаривать с журналистами о событиях девятилетней давности отказался.


Алесь Пілецкі, Радыё Свабода


Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday
Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...

Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...


Новости партнеров