Сколько ещё геев надо истребить, чтобы что-то изменилось?

8281 просмотров

Внимание!
В данном посте высказано частное мнение автора, которое может не совпадать с мнением редакции.

В ночь с 26 на 27 октября перестало биться сердце Миши Пищевского. Миша умер в 5-ой городской клинической больнице Минска, где находился под наблюдением врачей год и 5 месяцев (большую часть времени в состоянии комы). В августе ему исполнилось 35 лет.

В больницу Миша попал после избиения ночью 25 мая 2014 года. Очевидец произошедшего утверждал, что Пищевского ударили после словесного конфликта на тему нетрадиционной сексуальной ориентации. Врачи констатировали перелом черепа и кровоизлияние в мозг, около 20% головного мозга удалили.

Избивший его Дмитрий Лукашевич был осужден на 2 года и 8 месяцев лишения свободы 16 октября 2014 года. Центральный районный суд, сначала в одном составе, потом в другом, который пересматривал дело, так и не признал в деле гомофобного мотива. Вместо назначенных судом почти 3 лет Лукашевич не отсидел и года, выйдя на свободу по амнистии.

Дело Миши Пищевского – яркий пример преступления на почве ненависти по причине сексуальной ориентации, хотя белорусское правосудие так и не считает. В Беларуси сексуальная ориентация и гендерная идентичность потерпевшего не рассматриваются как отягощающие вину обстоятельства. Долгое время подобное положение вещей сохранялось и в США. До 2009 года Федеральный закон о преступлениях на почве ненависти (от 1969 года) не включал сексуальную ориентацию и гендерную идентичность как отягощающие факторы. Обама подписал Акт Мэтью Шепарда в октябре 2009 года. Я горжусь тем, что летом того же года мне довелось проходить стажировку у Майкла Либермана в Anti-Defamation League – организации, которая сыграла одну из ведущих ролей в продвижении Акта. Доводилось мне встречаться и с родителями Мэтью, которые после смерти сына все свои силы и время отдают активизму за права ЛГБТ.

История Мэтью Шепарда во многом напоминает Мишину. 22-летнего студента Университета Вайоминга жестоко избили два сверстника и оставили умирать на пустыре за городом. Мэтью скончался в больнице через шесть дней по причине серьёзной черепно-мозговой травмы. Потребовалась более десяти лет и не одна смерть представителя ЛГБТ, чтобы соответствующий закон был принят в США. По всей видимости, Беларуси предстоит пройти такой же путь. Но вот, сколько времени пройдёт и сколько ещё жертв потребуется, сказать сложно.

С соответствии с Актом Мэтью Шепарда, ФБР занимается отслеживанием случаев преступлений на почве ненависти по причине сексуальной ориентации и гендерной идентичности и регулярно публикует статистику. Не скажу, что в США совсем уж хорошо с этим. Недавние примеры включают убийство трансгендерной женщины в Сан-Франциско в феврале и студента в Мичигане в апреле этого года.

Меня часто спрашивают, чувствую ли я себя защищённым в США в плане соблюдения прав человека представителей ЛГБТ. Да, чувствую, особенно в Округе Колумбия, где я проживаю. Здесь очень сильное законодательство о преступлениях на почве ненависти, разрешены однополые браки, усыновление детей, запрещена дискриминация представителей ЛГБТ а также конверсионная терапия в отношении несовершеннолетних. Из самого недавнего – с мая этого года запрещена дискриминация ЛГБТ студентов, посещающих религиозные учебные заведения. В мэрии города имеется специальный офис по делам ЛГБТ.

Однако всё это произошло не в одночасье. Однополые сексуальные акты были окончательно легализованы только в 1993 году, всего на год раньше, чем в Беларуси. Почему окончательно? Дело в том, что впервые это произошло в 1981 году, но поскольку все законы, принимаемые в Округе Колумбия, должны в 30-дневный срок пересматриваться Конгрессом США, легализация не прошла.
Дело Миши Пищевского имело огромный резонанс в белорусских СМИ, и это уже говорит о важности проблемы и общественном интересе в её решении. Но одних публикаций в СМИ не достаточно.

Первостепенной мерой должно стать введение универсального законодательства о преступлениях на почве ненависти, которое включало бы сексуальную ориентацию и гендерную идентичность потерпевшего как отягощающие вину обстоятельства. Не важно, будет ли это отдельный законодательный акт, либо дополнения и изменения уже существующего законодательства. С другой стороны, являясь членом ОБСЕ, Беларусь должна систематически отслеживать преступления на почве ненависти, публиковать статистику и принимать меры по их искоренению в соответствии со взятыми на себя обязательствами.

Свой Мэтью Шепард у нас уже есть, теперь надо подумать об Акте Миши Пищевского, который бы защитил белорусских представителей ЛГБТ от преступлений на почве ненависти по причине сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Сколько ещё геев надо истребить, чтобы что-то изменилось?
Комментарии правила
Вход для авторов

Самое обсуждаемое

Новое в блогах