«Хоть плачь, хоть кричи — как выжить без работы?» Исповедь гомельчанина, уволенного без объяснения причин

  • 09 июля 2018, 11:05
  • 24056
  • 38


Контрактная система превратилась в надежный инструмент, с помощью которого работодатель легко избавляется от ставших ненужными людей.

Инсульт вместо премиальных

Константин Зенько прислал свою непростую жизненную историю на редакционный «ящик». В своем обращении он пишет: «Убедительно прошу Вас осветить проблему, потому что она архиважная! Завтра любому, элементарно, не продлят контракт. Тебя „выжали, как лимон, и выбросили“. Причём еще и обокрали...». На следующий день мы были у него. Ситуация, в которой оказался 50-летний мужчина — тяжелая, и, в то же время, обыденная. Что только придает всему происходящему дополнительного трагизма.

— Я пришел работать в поликлинику в июле 1995 года инженером программистом, — рассказывает Константин. — Тогда все только начиналось, и мне пришлось поднимать и налаживать программное обеспечение и оборудование с «нуля».

Константин рассказывает, что первоначально ему одному приходилось выполнять фактически работу нескольких специалистов. Однако никакой дополнительной оплаты он за это не получал, а все сэкономленные деньги шли в премиальный фонд учреждения. Примерно в 2010 году ему предложили, в довершение ко всему, взять на себя материальную ответственность, причем, также без всякой доплаты. Константин отказался. И тогда на несговорчивого работника началось давление.

— В конце 2011 года мне выдали уведомление о непродлении контракта. Потом, после всяческих проволочек, срочный трудовой договор все же продлили. И с того времени меня стали систематически запугивать неподписанием контракта. От нервного стресса здоровье мое ухудшилось, а в 2014 году у меня случился инсульт.

В момент, когда с ним случился удар, Константину было 49 лет. Инвалидность ему не поставили, после выписки вернулся на работу.

Но и после произошедшего давление со стороны администрации продолжалось. А у работника, в свою очередь, продолжало скакать артериальное давление. Константин считает, что от него решили избавиться любой ценой. И накануне нового, 2017 года, преподнесли ему «новогодний подарок» — очередное уведомление о том, что контракт продлен не будет. И на этот раз срочный трудовой договор действительно не продлили. А специалиста, проработавшего на одном месте 22 года, уволили.

Когда увольняемый пошел с вопросами к своему начальнику, тот только и сказал:

— По действующему законодательству причины увольнения я тебе объяснять не обязан.

Как говорится: «Приятно было сотрудничать».

«Что ты всю жизнь работе отдал — это в расчет не берется...»

Уволенный гомельчанин написал жалобы в ряд инстанций — Администрацию Президента РБ, Федерацию профсоюзов Беларуси. Из Администрации жалобу вернули на дополнительное рассмотрение в управление здравоохранения Гомельского облисполкома. Однако и в соответствующем управлении облисполкома, и в обкоме профсоюза работников здравоохранения, конечно же, признали его увольнение законным. Во-первых, есть Декрет № 29 и соответствующие изменения в Трудовом кодексе РБ, которые позволяют не продлять контракт с работником без объяснения причин. Во-вторых, накануне увольнения администрация стала фиксировать за Константином любые мельчайшие нарушения.

— В сентябре 2017 года я ехал на работу, — рассказывает инженер-программист. — Уже вышел на остановке, но тут почувствовал резкую боль в ногах — у меня к этому времени появись пяточные шпоры. Пока разрабатывал ногу, пока доковылял до работы — потерял время. А на входе в поликлинику меня уже ждала комиссия, которая составила акт об опоздании.

В октябре, из-за трудностей при ходьбе в связи с заболеванием ног, Константин еще раз опоздал на 2 минуты. Из-за резко возникающих болей он даже падал во время работы с оборудованием в руках. Однако, по словам Константина, в той самой поликлинике, где он работал, лечить его отказались — сказали, что надо проходить процедуру осмотра по месту жительства. В «домашней» поликлинике же больничный выдавать также не стали: дескать, такое заболевание не является основанием. Зато по месту работы зафиксировали поход к врачу в рабочее время.

— А когда мне было туда обращаться? — пожимает плечами Константин. — После завершения моего рабочего дня врачи там тоже не принимают.

Других нарушений и замечаний за более чем 20 лет работы, по его словам, у инженера не было.

— Получается, что раньше я был хороший? — говорит уволенный. — А потом вдруг сразу стал плохим? Можете спросить у всех моих прежних руководителей, как я работал. Были ли ко мне претензии и нарекания? Мне и сейчас звонят сотрудники, если что-то не так. Езжу, помогаю. Ведь молодые люди, набранные на мое место, так сразу с работой не освоятся.

Но уже почти полтора года как уволенный инженер живет без работы. Один раз ему удалось устроиться в мебельную фирму, но та вскоре обанкротилась.

— Хоть плачь, хоть кричи — как выживать без работы? — продолжает свой невеселый рассказ Константин. — Когда тебе за 50, ты сразу становишься никому не нужен. Что ты всю жизнь этой работе отдал — это в расчет не берется. Двадцать лет — это не два дня...

Супруга Константина также сегодня оказалась безработной. Платить за квартиру помогает сын. «Иначе ведь выселят, сейчас это быстро делается...», — грустно усмехается Константин. Еще он говорит, что в 2010 году с ним все же было заключено дополнительное соглашение о выплате премиальных за совмещение работы. Однако в полном объеме он возмещение не получал, и теперь хочет потребовать за это компенсации: «Хотя бы сыну отдам деньги за оплату моей квартиры».

Здоровье тем временем не улучшается, и во время последнего визита к врачу его все же решили направить на МРЭК.

— Если дадут инвалидность, на пенсию, хоть она и небольшая, можно будет оплачивать квартиру и как-то существовать, — подытоживает наш собеседник.

Вернуться на прежнее рабочее место Константин и не мечтает, поскольку в этой ситуации нынешний закон не на его стороне. Уволенный только говорит, что подобных историй в Гомеле — великое множество. И хочет, чтобы о подобных случаях стало как можно шире известно. Может быть там, наверху, все же поймут,насколько несправедливой является принудительная контрактная система? И сколько горя она способна приносить людям?

— Нам то уже все равно никто не поможет, — машет рукой Константин Анатольевич. — Но вот молодежи надо как-то жить дальше?

Помимо редакции «Сильных новостей», уволенный гомельчанин отправил свои обращения в ряд государственных СМИ. На сегодняшний день от них приходят ответы примерно такого содержания: «Ваша информация принята к сведению». Контрактная система была введена в РБ в 1999-2003 годах фактически взамен бессрочных трудовых договоров. Рабочее движение в Беларуси и во всем мире считает, что принудительные контракты ухудшают правовое положение работников, являются средством давления на трудящихся и выступает за их отмену. Профсоюзы разных стран добиваются заключения с работниками бессрочных договоров либо длительных контрактов. Во Франции сегодня профсоюзные активисты требуют облагать кампании, злоупотребляющие краткосрочными контрактами, дополнительным налогом.

При этом далеко не все знают, что статья 17 Трудового кодекса РБ по прежнему предусматривает возможность заключения с работником и бессрочного трудового договора. Однако неорганизованные наемные работники в Беларуси крайне редко добиваются от работодателя выполнения своего права на гарантированное постоянное рабочее место. Защита этого права, как и многих других, возможна только через объединение наемных работников в независимые профсоюзы.




Юрий Глушаков, gomel.today
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Гомель (24086)

Метки: Общество (32257), Главное (6516)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...

Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...


Новости партнеров