Соседи против. Инвалид-колясочник не может установить в подъезде подъемник

  • 13 апреля 2018, 15:39
  • 6951
  • 6


27-летний житель Гомеля Андрей Антоненко с рождения имеет физические ограничения. Он передвигается на коляске — правда, в основном в пределах своей квартиры. Попасть на улицу для Андрея не так просто. В лифт еще можно кое-как заехать. Но на площадке первого этажа колясочника ждут семь ступней, по которым нужно исхитриться съехать.

Тамаре Ивановне, маме Андрея, такие испытания не под силу. С другого конца города приезжает сестра Виктория, которая с огромным трудом втаскивает коляску в подъезд, а потом помогает парню карабкаться к лифту.

«Семь ступеней в подъезде для нас — семь ступеней ада. За эти годы мы обили не семь, а семьдесят семь порогов инстанций с просьбой помочь нам с подъемником, но результат пока не нулевой, а отрицательный», — вздыхает Тамара Ивановна.

Не зарегистрирован в квартире — нельзя установить подъемник

Первоначально местные власти в ответах ссылались на то, что Андрей не зарегистрирован в данной квартире, и именно поэтому нельзя установить подъемник.

«Да, он прописан в другой квартире. Но с рождения и по сей день живет здесь, в родных стенах. Здесь за эти годы мы все отремонтировали и перестроили так, чтобы было удобно Андрею, со всеми его ограничениями. А в новой квартире живет его сестра», — поясняет мама Андрея.



«Здесь мы не могли его зарегистрировать, потому что нужно было разрешение собственника — его отца, моего бывшего мужа. После развода он уехал работать в Россию, в 2003 году, и с тех пор мы его не видели и ничего о нем не знали. Как было испросить у него, как собственника, разрешение на регистрацию сына, если мы не знали, где он и что он. Но в декабре отец Андрея умер, там, в России, и скоро сын станет собственником данной квартиры, по наследству, зарегистрируется здесь. Но вряд ли это нам поможет с подъемником», — замечает Тамара Ивановна.

Восстание соседей

Дом на улице Народного Ополчения является жилищно-строительным кооперативом. Этой весной, когда семья Антоненко вновь начала ставить вопросы перед местной властью о подъемнике, напоминая о ратификации Конвенции о правах инвалидов, о зхаконодательстве о безбарьерной среде и так далее, возникло новое нешуточное препятствие — соседи.


«Мы узнали, что соседи категорически против установки подъемника! Наше письмо в горисполком перебросили в администрацию района. Администрация сбросила его в КЖРЭУП „Сельмашевское“, оно — в ЖЭУ, управление — на председателя ЖСПК. Председатель провела опрос жителей дома, собрала подписи — всего 106, и все против установки подъемника», — рассказывает Виктория, сестра Андрея.

Однако, по ее словам, «председатель кооператива ввела людей в заблуждение — сказала, что подъемник будет устанавливаться и обслуживаться за счет кооператива, вот люди и подписались против. И я их понимаю, сейчас все живут небогато. Но это неправда, что подъемник устанавливался бы за счет жильцов».

«Выходим на улицу, и на нас уже чуть ли не пальцем показывают»

Виктория с разгона пытается втолкнуть коляску с братом в подъезд. На этот раз удалось с первого раза. Девушка отдышалась и расплакалась.



«Дошло до того, что мы выходим на улицу, и на нас уже чуть ли не пальцем показывают. Андрей испытывает такие страдания и мучения, а люди настолько обозлены против нас, что уже не хочется выходить на эту улицу... А Андрей хочет быть полноправным членом общества, хотя бы на улицу выйти», — объясняет Виктория.

Она рассказывает, что жильцы кооператива хотели бы, чтобы парень жил по месту регистрации. Тогда у них не было бы проблем.

«Но там тоже ничего нет для инвалидов — ступеньки гораздо выше, чем здесь, здоровому человеку трудно подниматься. Еще и все уложено скользкой плиткой — ноги сами разъезжаются. В этой квартире всё сделано под Андрея, а там — никаких условий», — говорит девушка.

Она еще раз подчеркивает: семья не просит денег у кооператива, а только разрешения на установку подъемника.

Мимо нас проходит соседка — «тетя Валя». Интересуемся — а она тоже против подъемника?

«Я за подъемник руками и ногами — чтобы скорее ему бедному помогли. А почему жильцы против? Потому что председатель так объяснила, что за наш счет будет, поэтому жильцы пошли против», — говорит соседка.

Безбарьерный парадокс

Андрей уже три года не может попасть на прием к председателю горисполкома. На его пути встают начальник и сотрудники отдела по обращению граждан.


«Не пропускают, под любыми предлогами. Сколько раз не пытался записаться на прием к главе города — тщетно. Находят любые причины — а сходите еще туда или туда, напишите обращение в иную инстанцию. Только чтобы не попал к председателю горисполкома, любые поводы находят», — говорит Андрей.

Он решил обратиться в суд — может, там разберутся и помогут добиться справедливости?

«В здание суда, чтобы подать заявление, я не попал. Суд Железнодорожного района находится на третьем этаже. Ни лифта, ни подъемника нет. Попасть туда на коляске нереально. Секретарь, чтобы принять заявление, выходила ко мне на улицу. Парадокс — не могу подать в суд за отсутствие безбарьерной среды, потому что в суде нет безбарьерной среды», — Андрей не знает, плакать ему или смеяться.

Его сестра предлагает заседание суда провести на открытом воздухе — в скверике напротив здания суда.

«Это Сельмаш. Наш район не предназначен для безбарьерной среды»

Председатель ЖСПК-124 Ольга Сорока убеждает нас: дело не в нежелании собственников квартир, а в том, что дом — старый. И при установке тут подъемника будет сужен пожарный проход, а это нарушение безопасности.

«Они же получили льготный кредит от государства, построили квартиру в новом микрорайоне — почему там не жить Андрею? Для нас это непонятно. Наш дом старый, он не предназначен для безбарьерной среды», — поясняет Ольга Сорока.

«Не то что мы предвзято относимся к Андрею — нет, конечно. Мы бы рады помочь, но у него есть другое жилье! Подъемник сузит проход, а люди начали говорить — а если нам коляску выносить или шкаф? Мы же тоже люди, а у него есть хорошая двухкомнатная квартира, в другом месте, почему он там не живет?» — задается вопросами председатель ЖСПК.

Она приводит еще один, убедительный с ее точки зрения, но абсурдный по сути аргумент — микрорайон Сельмаш вообще не предназначен для инвалидов, тут нет безбарьерной среды.

«Ни в поликлинике, нигде, потому что район наш не предназначен, это не новостройка. Мать Андрея сама обижалась, что на Сельмаше везде пороги. Да потому что у нас такой район!» — объяснила председатель ЖСПК.

И что? Сельмашу до окончания времен быть «аномальной зоной», где не рады людям, которые по той или иной причине потеряли здоровье и возможность самостоятельно передвигаться? Или все же местные власти и наделенные полномочиями решать проблемы своих жильцов председатели кооперативов начнут что-то делать, чтобы ситуацию изменить?

Начните хотя бы с одного подъемника. Наверняка, найдутся варианты, которые устроят и семью Антоненко, и правила пожарной безопасности не нарушат, и не будут другим жильцам мешать выносить шкафы.




Алена Германович, Naviny.by
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Люди в материале: Андрей Антоненко (6)

Места: Гомель (24297)

Метки: Общество (32579)

Комментарии правила




Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...


Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...


Новости партнеров