Гомельчанка Полута Бодунова: белорусская Жанна д’Арк

  • 29 марта 2018, 16:33
  • 2495
  • 1


100 лет назад в бурном потоке революции происходило становление современной Беларуси. Скромной гомельской учительнице суждено было сыграть в этих событиях выдающуюся роль…

Девушка с окраины

7 сентября 1885 года в гомельском предместье Новобелица родилась девочка. В церковно-приходской книге ее записали как Пелагею Бодунову. Ее отец был арендатором земельного участка в одном из помещичьих имений. Как было заведено в то время, семья была многодетной — у маленькой Полины было еще двое братьев и четыре сестры. Гомель в конце XIX — начале XX века бурно развивается — появляется железная дорога, первые заводы и банки. Но на этом фоне большинство населения все еще остается бесправным. Затем, чтобы избежать революционного взрыва, монархические власти несколько ослабляют полицейскую хватку и разрешают деятельность умеренных общественных организаций. Похоже, что брат Пелагеи Александр, выпускник Петербургского университета, становится организатором первого спортивного кружка в Новобелице, участвует в Вольно-пожарном обществе. Пелагея жаждет помочь бедному народу работой на ниве просвещения. Но, работая в школах Гомельского уезда, молодая учительница видит: многим крестьянским детям тяжело дается учеба на русском, а обучать ребят на их родном белорусском языке царскими властями запрещено. По версии идеологов самодержавия, Беларусь — это всего лишь «Северо-Западная окраина» империи.


Дискриминация по социальному, национальному и даже — половому признаку в сословном государстве была тотальной. На учебу в университеты женщин в монархической России также не принимали. Для девушек существует только «облегченный», суррогатный вариант высшего образования — курсы. В Беларуси до революции вообще не было ни одного ВУЗа. И Пелагея Бодунова поступает в Петербург на высшие женские курсы.

Идет первая мировая война, и Гомель, и Петроград наполняют тысячи белорусских беженцев. Бодунова знакомится с деятелями единственной в то время белорусской партии — Белорусской социалистической Громады (БСГ). Среди них она встречает и свою любовь — Томаша Гриба. Красавец с Виленщины на десять лет моложе Пелагеи, но единство идеалов дополнительно усиливают их взаимное притяжение… Курсистка из Гомеля теперь называет себя на белорусский манер — Полута. С первых дней революции 1917 года Бодунова оказывается в эпицентре событий, избирается в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов.

Летом 1917 года Полута Бодунова создает в Гомеле и Буда-Кошелеве ячейки БСГ. Летом в 1917 в Минске проходит съезд белорусских организаций. На этом съезде Полута Бодунова была избрана в состав его Исполнительного комитета и уполномоченной в Петрограде. Осенью 1917 года гомельчанка вошла в Исполком Великой Белорусской Рады.

После смерти в 1916 году основательницы БСГ Тетки (Алоизы Пашкевич), Полута Бодунова была единственной женщиной такого масштаба на белорусской политической сцене.

Крайне левая патриотка Беларуси

Временное правительство фактически отказалась от признания прав Беларуси даже на национальную автономию. Поэтому известие об Октябрьской революции было встречено среди белорусских деятелей неоднозначно. Умеренным элементам претила ее радикальная социальная программа и революционные методы. У левой части БСГ декларация пришедшей к власти коалиции большевиков и левых эсеров о праве наций на самоопределение вызвала надежду.

Одновременно и Великая Белорусская Рада, и левые эсеры и белорусские большевики начинают подготовку Всебелорусского съезда. Евсею Канчеру из Речицкого уезда, отбывшему в свое время ссылку на Кавказе, удалось получить у наркома национальностей Сталина и главы правительства Ленина разрешение на его проведение. Однако большевики-военные Западного фронта по собственной инициативе разогнали Всебелорусский съезд. Часть его делегатов в феврале 1918 года провозгласили Белорусскую народную республику, часть — стала создателями БССР. Полуту Бодунову избрали народным секретарем презрения в 1-м Народном секретариате БНР. Говоря современным языком, наша землячка стала первым белорусским министром социальной защиты. И первым белорусским министром — женщиной. Впрочем, полномочия этого правительства были номинальными — оккупировавшие Беларусь немцы не признали Белорусскую народную республику.

Консервативные деятели БНР во главе со Скирмунтом-Алексюком попытались исправить положение отправкой телеграммы Вильгельму II о союзе с Германской империей. И так навредили этим белорусскому движению, как и не всякий ее противник умудрился бы. Протестуя против сотрудничества с оккупантами, левые социалисты покинули Раду БНР и Громаду. В мае 1918 года была образована Белорусская партия социалистов-революционеров (БПСР). Одним из ее лидеров стала Полута Бодунова.

Еще гомельчанка стала одной из основательниц Белорусского женского добровольного союза «Цетка».

При этом, ведущим теоретиком белорусских эсеров был Томаш Гриб, гражданский муж Бодуновой. БПСР также выступала за Советскую власть и мировую революцию. Однако Советы белорусские эсеры рассматривали не как органы партийной диктатуры, хотя бы и от имени пролетариата, а как средство свободного народного самоуправления. Беларусь они мечтали видеть советской и социалистической, но — полностью независимой. До ее окончательного объединения с другими народами в мировую федерацию.

После того, как в 1919 году польские легионы начали занимать территорию Беларуси, в БНР произошел очередной раскол по поводу отношения к интервенции. Белорусские эсеры выступили за решительную борьбу, включая вооруженную, против новой оккупации. В результате в БНР образовалось два правительства и две Рады — условно «пропольское», во главе с социал-демократами и кабинет министров во главе с социалистом-революционером Вацлавом Ластовским. Каждое из этих правительств поддерживает «своя» Рада. Бодунову избирают заместителем председателя Народной Рады БНР. Вскоре учительница из Новобелицы возглавит также Белорусский повстанческий комитет, разворачивающий вооруженную борьбу против захватчиков.

Тогда оккупационные власти обрушили на белорусских эсеров репрессии. Полута Бодунова и ряд руководителей БНР были арестованы. Однако гомельская революционерка смогла бежать из польской тюрьмы. Обычно пишут, что после этого она перешла в Литву. Но в анкете Бодуновой, заполненной после ареста в марте 1921 года, сказано: «укрылась на советской территории».

Тем временем к решительному наступлению в Беларуси готовилась Красная Армия. Переговоры с большевиками было поручено вести Полуте Бодуновой, стоявшей в партии белорусских эсеров на крайне левых позициях.

Томаш Гриб

В декабре 1919 года состоялась встреча представителей ЛитБел и командования Западного фронта с руководством БПСР в Смоленске, где была достигнута договоренность о совместных действиях. Затем делегация БПСР во главе с Бодуновой (под псевдонимом Яновская) выехала в Москву. Здесь в марте—апреле 1920 года хрупкая учительница из Гомеля ведет переговоры с советскими вождями Лениным и Сталиным.

Между Москвой и Варшавой

Эти переговоры могли иметь для Беларуси судьбоносный характер. Дело в том, что красное командование на Западном фронте столкнулось, пожалуй, с сильнейшим противником за все время гражданской войны — с польскими легионами. А популярная у белорусских крестьян БПСР являлась решающей силой в развертывании партизанской борьбы в тылу польских войск. И большевики очень нуждались в их помощи.

П. Бодунова, Л. Родзевич, Я. Логинович на коференции левосоциалистических организаций в Гданьске, 1923

Однако и белорусским социалистам было что сказать советскому руководству. С одной стороны, они заявили о близости взглядов БПСР и РКП на построение справедливого общества будущего. С другой, критически высказались о практической деятельности коммунистов. Но предоставим слово самой Полуте Бодуновой: «Советскую власть горячо приветствовали белорусское трудовое крестьянство и рабочие. Было известно… что во главе Советской Беларуси стоит белорусское по духу правительство — Белорусский Народный Комиссариат, вокруг которого единственно могли сплотиться левые социалистические силы…

Чем же и как ответила Советская власть на все эти самые естественные вопросы? Первым ошибочным политическим актом был арест белорусских работников Комиссариата, которые были тут же в Минске посажены в тюрьму… Первые белорусы- коммунисты, провозгласившие социальное и национальное освобождение белорусских трудовых масс, были посажены в тюрьму — этот акт уже показал Советскую власть в недобром свете».

Александр Склезнев

Далее Бодунова говорит об ошибочности аграрной политики большевиков в Беларуси. В то время, как мелким еврейским предпринимателям была разрешена свободная торговля, белорусские крестьяне получили далеко не всю обещанную помещичью землю — часть ее была сразу же передана «советским имениям». В деревне говорили: «Маентки берагуць, каб аддаць іх у добрам парадку панам». После того, как Беларусь была занята польскими войсками — так и получилось.

По мнению лидера белорусских эсеров, именно такая политика большевиков в отношении крестьянства ослабила их сопротивление оккупантам. Поэтому Бодунова от имени БПСР выдвинула большевикам следующие требования: 1. Признание правительства БНР Ластовского и привлечение его к мирным переговорам. 2. Провозглашение независимой Беларуси в ее этнографических границах. 3. Организация белорусской Красной Армии — против войск Речи Посполитой и находящихся на польской службе отрядов Балаховича и Алексюка. 4. Материальное содействие развитию белорусской культуры и ликвидации безграмотности на основе белорусского языка. 5. Освобождение всех арестованных эсеров и материальная поддержка всех организаций партии, включая военные.

Узнав об этих переговорах, великодержавно настроенная группировка в руководстве КПБ(б) во главе с Кнориньшем, в свое время разогнавшая Всебелорусский съезд, вновь забила тревогу. И направила в Москву письмо, пытаясь дискредитировать белорусских эсеров как «националистическую партию». Однако ЦК РКП(б) продолжил тогда курс на объединение сил белорусских эсеров и большевиков для борьбы с польской оккупацией.

Георгий Склезнев

В результате совместных действий Красной Армии и белорусских повстанцев 11 июля 1920 года Минск был освобожден. Перед белорусскими эсерами открылась возможность стать не только легальной советской партией, но даже — правящей. Представитель БПСР Евсей Трофимов получил приглашение войти в состав Военно-революционного комитете (ВРК) Белорусской советской республики. Однако накануне 2-го провозглашения БССР в июле 1920 года белорусские эсеры также потребовали созыва Всебелорусского трудового конгресса и передачи ему права определения государственного устройства Беларуси. Н выполнять требования БПСР большевики не захотели. Вследствие этого, в особенности, после того, как Гомель, Могилев и Витебск не были включены в БССР, белорусские эсеры вышли из ВРК Беларуси. И отказались подписывать «Декларацию о провозглашении независимости БССР».

Существовал ли тогда шанс изменить историю Беларуси? Могло ли многопартийное правительство БССР-2 добиться большей независимости и развития советской демократии в республике? Безусловно, в планы великодержавных группировок как в Москве, так и в самом Минске, это не входило. Однако лидерам белорусских коммунистов Александру Червякову и Дмитрию Жилуновичу, в коалиции с левыми белорусскими эсерами и бундовцами, было бы проще противостоять своим оппонентам. Если бы тогда обе стороны пошли на сотрудничества в рамках многопартийных Советов — возможно, в будущем удалось бы избежать и репрессий, и бюрократической диктатуры? Да и судьба всего советского государства стала бы развиваться по-другому?

Национальная формула социального освобождения

Но белорусские эсеры все еще оставались легальной, советской партией. Полута и ее товарищи могли открыто выступать на собраниях и участвовать в выборах в Советы, говорить о необходимости развития белорусского образования и культуры, агитировать за свое понимание социализма. Однако в марте 1920 года ЧК провело массовую зачистку. Свыше 800 белорусских эсеров было арестовано, Полуту Бодунову вывезли в Москву, в Лефортовскую тюрьму. Здесь белорусская революционерка объявляет голодовку. Полута уже находится на грани смерти, когда благодаря ходатайству политического Красного Креста и лидера белорусских большевиков Александра Червякова, ее бывшего товарища по социалистической Громаде, ее освобождают.

Белорусские партизаны. Кадр из фильма

Бодунова нелегально переходит границу, но польские власти ей тоже не рады. Белорусскую социалистку-революционерку снова сажают в польскую тюрьму. После освобождения она оказывается в Чехословакии, всегда охотно дававшей прибежище белорусским политэмигрантам. Но жизнь на чужбине, в условиях бездеятельности, угнетает Полуту. Расходятся ее дороги и с любимым человеком — Томашем Грибом, растут проблемы со здоровьем, изрядно подорванным годами борьбы и тюремных лишений. И Полута принимает решение возвращаться на родину, ведь в БССР в то время кипит белорусизация. В 1925 году она приезжает в на Родину. В 1926 году Гомель возвращается в состав БССР, после чего Бодунова работает учительницей в родной Новобелице, преподает на курсах белорусоведения. Она остается верна идеалам социализма, но продолжает смело критиковать ошибочную, по ее мнению, политику партийной бюрократии. В сентябре 1937 года Полута Бодунова будет арестована гомельским НКВД. 29 ноября 1938 года ее расстреляют в Минске. В январе того же года скончается и ее бывший соратник и возлюбленный Томаш Гриб.

Польские оккупанты и дочь помещика.

За несколько месяцев до ареста Полуты Бодуновой, в феврале 1937 года в далекой Испании пал смертью храбрых ее племянник Георгий Склезнев. В бою с франкистами на реке Харама танк Склезнева, уже объятый пламенем, продолжал вести огонь до конца… Георгий Склезнев стал первым гомельчанином, получившим звание Героя Советского Союза, его именем в Гомеле названа улица, средняя школа № 2, установлен обелиск на Аллее Героев. Другой племянник, Александр Склезнев — фронтовой корреспондент, главный редактор ТАСС. Третий из Склезневых, Евгений — офицер морской пехоты, после тяжелого ранения в позвоночник стал журналистом, заместителем редактора журнала «Огонек». Умер от последствий ранения в 1951 году. Литературный талант — это, видимо, семейное — стихи писала и сама Полута.

Не секрет, что сегодня споры по поводу БНР-БССР раскалывают наше общество. Но в далеком 1920-м Полута Бодунова и ее товарищи, белорусские социалисты, были на полпути к тому, чтобы воплотить формулу белорусского Возрождения — единство всех прогрессивных сил для как национального, так и социального освобождения. И сегодня память Пелагеи Бодуновой, всю свою жизнь отдавшей своему народу, служению свободе и социальной справедливости, имеет право быть увековеченной в нашем городе…

Советские танкисты в Испании


Юрий Глушаков, gomel-experts.org
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Гомель (23496)

Метки: Гражданское общество (1988), Общество (31477), Главное (6315)

Комментарии правила



Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...

Новое в блогах


Самое читаемое