«Пентагон», «Бродвей», «Мутнае вока» и «Камуна-сила»: уличные названия пивнушек, домов и районов Гомеля

  • 06 октября 2017, 18:12
  • 10039
  • 18



Не каждый из гомельчан слышал, а тем более — может объяснить «уличные» названия некоторых районов областного центра. Откуда появились в Гомеле «Пентагон» и «Лиман», что делала «Балбесовка» на «Бродвее» и куда смотрели «Мутнае вока» c «Болванами», читайте в материале TUT.BY.

Гомельский Пентагон

Название «Пентагон» появилось в Гомеле 1970-х годах. Так прозвали жилой дом на «Старом Аэродроме» — Советская, 97. Этот проект советской архитектуры своим внешним видом совсем не напоминал здание Министерства обороны США. Но, возможно, пять корпусов нового здания на «Аэродроме» и вызвали сравнение с американским «пятигранником». При этом под «Пентагоном» на Советской находились глубокие подвалы с автомобильными съездами, предназначенные для складских помещений находившегося над ними гастронома. Возможно, это тоже навеяло ассоциацию с подземными бункерами американских генералов.

Фото с сайта kpartner.by

Так или иначе, но «идеологическое» название прочно закрепилось за домом. Определенную часть его жильцов составили представители тогдашних руководящих работников разных отраслей. К середине 80-х годов подростки из «элитной» девятиэтажки вместе со сверстниками из соседних хрущевок образовали уличную группировку «Пентагон». Ее лидером стал Михаил М. («Миша»). Эта молодежная банда отличалась, с одной стороны, необыкновенной дерзостью, с другой — холодным расчетом ее лидера. В скором времени «пентагоновские» наводили страх уже на многих в Гомеле. В лихие 90-е «Пентагон» превратился в одну из самых крутых ОПГ Гомеля и вместе с сельмашевскими составил основу печально знаменитой морозовской группировки. В 1995 году «Миша», переживший к этому времени уже два покушения, в ходе одного из которых была тяжело ранена его жена, был застрелен двумя неизвестными в своей машине у бензоколонки на улице Докутович.

«Балбесовка» и «На голове»

Еще одно неспокойное место в Гомеле также носило весьма колоритное название — «Балбесовка». Точнее, это была часть промышленного района «Сельмаш». Откуда же появилось столь красноречивое имя у этой части Сельмаша — доподлинно неизвестно. Но можно предположить, что это было связано с бесшабашным нравом некоторых жителей расположенных здесь малосемеек. Дома с малогабаритными квартирами к 80-м годам превратились в настоящее застойное «гетто».

С «Балбесовкой» соседствовали не менее лихие районы — «Роща» и «Молодежка».

В 90-е годы появился в городе и такой топоним, как «На голове». Так называли в кругах неформальной молодежи памятник Андрею Громыко в одноименном сквере, представители всевозможных молодежных контркультур тусовались в этом сквере. Долгое время неформалы, обожавшие забористый сленг, так и назначали свои встречи — «на голове».

Фото: gomelstreet.info

В 60−70-е годы в СССР так же, как и на Западе, началась сексуальная революция. Гомельские девушки и парни, желавшие познакомиться без лишних формальностей, вечерами выходили на улицу Советскую. Участок наиболее оживленного движения возле сквера и цирка до площади Ленина получил у молодежи название «Бродвей» — на западный манер. Советские пикаперы, наслушавшись различных баек, даже не подозревали, что в Нью-Йорке знакомиться на улице считается признаком дурного тона.


«Камуна» в «Клетке»

В 1920−30-е годы сквер Громыко носил имя Парижской Коммуны. Ныне так называется только улица, выходящая к скверу. Дом-коммуна на проспекте Ленина, построенный в 1931 году по проекту инженера Станислава Шабуневского, изначально тоже назывался «Домом Парижской Коммуны». При этом никакой коммуны-фаланстера и «обобществленных» семей, вопреки некоторым нынешним утверждениям, в нем не было. Квартиры в этом здании были построены для обычных семей рабочих и служащих железной дороги, имели небольшую индивидуальную кухню. Но на этажах были предусмотрены и большие общие кухни — для удобства желающих. Здесь же размещались прачечная, комнаты для совместного отдыха и экспериментальная детская площадка. Не так уж и плохо тогда было малышам в «Доме-коммуне» — с учетом всем известной нынешней проблемы с площадками для детей. Семиэтажный дом был самым высоким зданием в тогдашнем Гомеле, здесь был установлен первый в городе пассажирский лифт.


В 1970−80-е годы стены домов в Гомеле не редко украшали граффити «Камуна-сила». Так обозначала свое присутствие подростковая группировка, сложившаяся на базе этого дома. Оригинальная орфография, видимо, происходила не от неграмотности — а от подчеркнуто-нигилистического отрицания как правил правописания, так и общественной морали. Ее участников легко было найти, например, в «Клетке» — так называлась открытая танцплощадка в парке Луначарского. Имя свое она получила от высокой сетки, которой была обнесена — как нынешние октагоны для боев ММА. Схватки за внимание прекрасного пола на танцполе — да и просто так — здесь были нередки. В них особо отличались группировки с «Сельмаша», «Залинии», «Центра», «Победы», «Портовой», «Аэродрома», «Забега», «Якубовки». И конечно — «Камуны».

«Мутнае вока» и «Свиное рыло»

Злачных мест в Гомеле советского периода было сравнительно немного, поэтому многие из них имели свои собственные имена. «Бэсэр» — это ресторан «Беларусь» («БССР»), построенный к началу 1970-х годов на площади Ленина. Популярный у молодежи ресторан в начале проспекта Ленина назывался «Три ступени» — по количеству ступенек на подиуме, с которого здесь исполняли живую музыку. «Яма» — так назывался пивной бар на улице Коммунаров, расположенный прямо напротив УВД. В нем любили собираться гомельские «фасадчики». Ресторан на железнодорожном вокзале имел профильное прозвище «Гудок».


Наиболее залихватские названия имели гомельские пивные. В то время их часто открывали в легких павильонах на металлическом каркасе и с пластиковой или деревянной обшивкой. «Мутнае вока» — так местные остряки прозвали одну из старейших пивных возле Полесского моста. Пивная в здании столовой у Центрального рынка имела прозвище «Свиное рыло». В 90-е годы пивное заведение открытого типа на улице Баумана, возле пешеходного моста, называлась «Болваны» — из-за деревянных резных фигур, в то время здесь стоявших.

Распивочное заведение на улице Победы — хоть и на свежем воздухе, но почти наглухо отгороженное от соседней остановки «БелГУТ» — прозвали «Загоном». 

Могильник и собственный лиман

Определенные объекты в городе носили названия совсем неблагозвучные. Например, студенческое общежитие квартирного типа на Советской, впоследствии переданное под жилье преподавателям, называли «ЦПХ». Оно настолько ненормативно и уничижительно, что расшифровывать эту аббревиатуру не стоит.

«Могильник» — так до сих пор называют расположенный рядом Студенческий сквер. С конца XIX века здесь было «Крестьянское» (Новиковское) кладбище. Захоронения были организованы при Рождество-Богородицкой церкви, построенной в 1896 году на средства казенных крестьян Гомеля.


На кладбище были похоронены представители известных фамилий — В. Довнар-Запольский, сын известного белорусского этнографа, красный командир, скончавшийся в Гомеле в 1919 году, вольноопределяющийся Георгий Римский-Корсаков, расстрелянный за антивоенное выступление в ноябре 1916 года. Кладбище было закрыто к началу 1960-х годов — на его месте разбили сквер.

А для того чтобы отдохнуть на лимане, не обязательно ехать в Одессу — в Гомеле тоже есть свой «Лиман». Так называют гребной канал, прорытый в 1970-е годы у Волотовского озера и давно уже ставший любимым местом отдыха жителей соседних районов.



Юрий Глушаков, TUT.BY
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Гомель (20579)

Метки: Общество (27758)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KSK 23/10 - 23/10:

Самое читаемое