Сумерка 14.08 - 20.08:

Как ученые из Гомеля мумию Ленина спасали

  • 21 апреля 2017, 10:27
  • 5760
  • 2



Завтра исполняется 147 лет со дня рождения Владимира Ульянова-Ленина. Историк Юрий Глушаков подобрал серию интересных фактов, как революционный вождь связан с Гомелем.

Для решения проблем сохранности тела Владимира Ульянова-Ленина спецлаборатория его Мавзолея в свое время обратилась к исследователям из гомельского «Института металлополимеров».

Очередь у саркофага

Собирая материалы по истории гомельской промышленности, автор столкнулся с одним любопытным слухом — будто бы наши специалисты в свое время собирались покрыть бальзамированное тело «вождя мирового пролетариата» полимерной пленкой. Выглядело все это довольно фантастично, но ведь дыма без огня не бывает? Тем более, что о разработках в Гомеле консервационной пленки, препятствующей разложению, было известно достоверно.


Ситуацию разъяснил Юрий Плескачевский, член-корреспондент Академии наук НАН Беларуси, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РБ. С 1966 года он работал в Институте механики металлополимерных систем, с 1991 по 2002 год — был его директором. Юрий Плескачевский рассказал:
— Мое первое «знакомство с Лениным» состоялось зимой 1960 года. Тогда я, недавний выпускник Киевского политехнического института, в составе молодежной делегации побывал в Москве. В то время посещение Мавзолея считалось едва ли обязательным. Каждого, кто возвращался из Москвы, друзья и коллеги спрашивали: «А ты в Мавзолее был?» Очереди к месту захоронения Ильича стояли огромные. Впечатление осталось неизгладимое, когда я зашел в усыпальницу — коленки тряслись.


Я до сих пор помню желтый цвет мумифицированного тела, лежавшего под стеклом. Смотрители не давали останавливаться у саркофага, но некоторые люди прямо столбенели здесь от волнения. По возвращению в Гомель я откровенно хвастался, что был в Мавзолее и видел Ленина.

При этом молодой научный сотрудник из Гомеля увидел не только Владимира Ильича, но и Иосифа Виссарионовича — тело Сталина также находилось до 1961 года в Мавзолее.

Но несмотря на самые совершенные для того времени технологии бальзамирования, время все равно оказывало свое влияние. За состоянием и изменениями тканей Ленина требовался очень тщательный контроль. Это было необходимо, прежде всего, для подбора оптимального режима температуры и влажности, и для других поддерживающих мер. Но при чем тут полимеры и механика из Гомеля?

Микронные срезы с вождя

Нынешний Институт механики металлополимерных систем НАН Беларуси им. В. А. Белого был образован в 1963 году на базе исследовательской лаборатории. Так в Гомеле появилось первое самостоятельное подразделение академической науки. Уже в 60-е годы приборы, разработанные в институте, демонстрировались на всесоюзной ВДНХ. По словам Юрия Плескачевского, в своей области это было одно из ведущих научных учреждений не только в СССР, но и в мире.

Юрий Плескачевский

К достижениям гомельских ученых проявляли большой интерес за рубежом. На конференции в Гомель приезжали метры науки из США, ФРГ, Великобритании, Японии. Международная научная конференция или симпозиум по полимерным системам считалась неполноценной, если в ней не участвовали специалисты из Беларуси и Гомеля. Не обходили своим вниманием работу института и иностранные разведки. В то время взаимный научно-промышленный шпионаж между странами западного блока и Советским Союзом был обычным явлением.

В начале 70-х по «специальным каналам» к Институту механики металлополимерных систем АН БССР в Гомеле обратилась Научно-исследовательская лаборатория Мавзолея В. И. Ленина. Нет, заливать мумию вождя полимерами там не собирались. В Москве стало известно про другое изобретение гомельских ученых.

Институт полимеров

В то время институт занимался разработками приборов для измерения «деформативности молекулярных структур». Проще говоря, для того, чтобы рассмотреть, как деформируется молекулярная структура при растяжении, сжатии и прочих воздействиях на материал, необходимо было сделать его тончайший срез. В лаборатории Мавзолея захотели иметь такое же оборудование и для исследования тканей бальзамированного тела Владимира Ленина. И такой прибор, позволяющий получать срезы микронного уровня, в гомельском «Институте полимеров» был создан.

По мнению Юрий Плескачевского, на то время это было самое совершенное из существующих устройств такого рода. С помощью этого прибора в Мавзолее удалось установить наиболее подходящий микроклимат для сохранности тела Ленина.

Личный отзыв из Мавзолея

Создателем этого прибора была лаборатория кандидата наук Анатолия Свириденка. В 1975 году Анатолий Свириденок защищал докторскую диссертацию по применения полимеров при трении в технических узлах машин. Один из разделов работы был посвящен тонким срезам.

Как водится, среди оппонентов соискателя бывают и недоброжелатели. В конце защиты зачитывали рекомендации из учреждений, где тема проходила апробацию — из отраслевых министерств и предприятий. Последнюю положительную характеристику давала лаборатория Мавзолея. Кто-то в комиссии сказал: «У него отзыв даже лично от Ленина». Все рассмеялись, а скептикам пришлось окончательно умолкнуть.


В гомельском Институте механики металлополимерных систем было 10 докторов наук по данной проблематике — как нигде в мире.

Второй прибор для тонких срезов под названием ДС-2, аналогичный «мавзолейному», оставался в институте. Он был помещен в институтский музей, но к сожалению, в последующее время сохранить его не удалось. Кстати говоря, в музее прибор помещался в стеклянном кубе — как сам Ленин в саркофаге.

Гомельский Институт полимерных систем работал и для военной, и для космической промышленности. При этом здесь действительно были разработаны уникальные консервационные полимерные пленки. По словам Юрия Воронежцева, в прошлом — народного депутата Советского Союза и ведущего научного сотрудника этого института, его разработчиками была создана пленка, содержащая ингибиторы коррозии. Автомат Калашникова, упакованный в такую пленку, мог бы и год пролежать в земле. Также велись работы по созданию пленки, тормозящей развитие бактерий в продуктах питания. И покрытия, содержащего парфюмерный аромат.

«Антикоррозийное направление» вел доктор технических наук Леонид Пинчук, заслуженный изобретатель РБ. Он являлся автором 310 изобретений! Юрий Воронежцев также принимал участие в нескольких изобретениях по антикоррозийному покрытию. Были и практические внедрения этих разработок. Одну лицензию еще в советское время умудрились продать в Швейцарию. Авторы изобретений получили за это чеки Внешпосылторга СССР, которые успешно обменяли на «элитные» товары в инвалютном магазине «Березка», что находился на улице Победа (ныне — «Малахитовая шкатулка»). Примерно в то же время юный автор этих строк разбил витрину «Березки» — в знак протеста против «привилегий переродившейся номенклатуры». Юрий Воронежцев говорит: «В 1987 году я купил в валютном магазине за чеки магнитофон “Шарп” японской сборки — до сих пор играет. Но мы работали не за деньги, конечно. А как и все советские люди — за приближение светлого будущего!». В начале 90-х годов намечался громадный контракт гомельского института с Министерством обороны СССР. Но развал Советского Союза похоронил эти планы.


Тем не менее, сегодня Институт механики полимерных систем остается на плаву. Только в свете рыночных отношений он переориентирован с фундаментальной науки на ее прикладные аспекты, позволяющие зарабатывать деньги «здесь и сейчас».

Гомельчане имели непосредственное отношение и к созданию самого Мавзолея Владимира Ленина. В 1930 году в его строительстве принимала участие бригада каменщиков-«гастарбайтеров» из Грабовки во главе с Артемом Башлаковым. В бригаде работали братья Фоменковы и Григорьевы, Спиридон Стаховцев, Демидыч. Именно последний — самый старший из рабочих, и заложил первую стену Мавзолея. Материал на стройку привозили отборный, каждая «кирпичина» была завернута в бумагу. Но наши ребята и на этих кирпичах умудрились нацарапать свои имена. Башлакова и Никиту Фоменкова после завершения пригласили в Кремль на постоянную работу строителями.


В практике Мавзолея Ленина причудливо сочеталось несколько традиций — христианское поклонение «святым мощам» с новым социалистическим культом и своеобразным научным экспериментом. При этом само открытое хранение бальзамированных тел политических или религиозных лидеров не является исключительно советским опытом. Таким образом были размещены останки создателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка, жены президента Аргентины Эвы Перон («Эвита»), президента Въетнама Хо Ши Мина, президента Китайской Республики (Тайвань) Чан Кай Ши, и многих других. Забальзамированное тело Папы Римского Иоанн XXIII в 2001году было выставлено в хрустальном гробу в соборе Свято Петра в Риме.



Юрий Глушаков, gomel.today
Керамин 9-08 - 31-08:

Места: Гомель (19985), Москва (693)

Метки: Общество (27161)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


ksk 16.08:

Самое читаемое