Керамин 28-30 04:

Экс-кандидат в президенты Татьяна Короткевич анализирует, как власти пополняют бюджет за счет граждан на примере гомельского судебного дела

  • 12 января 2017, 13:46
  • 7790
  • 5




Внимание женщины-политика привлек случай, когда суд конфисковал имущество осужденного спустя восемь лет после вступления приговора в законную силу. Подобный случай Татьяна разбирает в своем блоге на сайте Naviny.by.

26 ноября 2015 г. суд Новобелицкого района г. Гомеля по представлению прокурора вынес постановление о конфискации в доход государства имущества Рагулева Юрия Викторовича в виде 51% доли в уставном фонде НП ООО «Ралекс».

Основанием вынесения постановления о конфискации послужил приговор того же суда от 6 июля 2007 г., которым Рагулев Ю.В. был осужден к четырем годам лишения свободы с конфискацией имущества. Таким образом, решение о конфискации суд принял спустя восемь лет после вступления приговора в законную силу.

Частью 1 статьи 171 УИК предусмотрено: после исполнения приговора в части конфискации всего имущества, но до истечения установленных законом сроков давности исполнения обвинительного приговора, обнаруженное неконфискованное имущество осужденного, приобретенное им до вынесения приговора или после вынесения приговора, но на средства, подлежащие конфискации, может быть конфисковано по закону.

Однако согласно пункту 3 части 1 статьи 84 УК, лицо освобождается от основного и дополнительного наказаний, если обвинительный приговор не был приведен в исполнение в течение пяти лет (при осуждении к лишению свободы на срок не свыше пяти лет), считая со дня вступления его в законную силу.

В данном случае, срок давности исполнения приговора истек в 2012 году, а решение о конфискации имущества принимается в 2015-м. Более того, в августе 2015 г. судимость по приговору суда Новобелицкого района г. Гомеля от 06.07.2007 г. в соответствии со статьей 97 УК была погашена, что влечет за собой аннулирование правовых последствий уголовной ответственности. Этот факт подтверждается справкой, выданной УВД Минского облисполкома.

Таким образом, судом Новобелицкого района г. Гомеля применена конфискация доли в уставном фонде коммерческой организации на основании приговора, сроки давности исполнения которого уже истекли и судимость по которому погашена.

Неправомерность действий органов судебной власти в отношении Рагулева Ю.В. подтверждается ответом на депутатский запрос Елены Анисим. Ей ответил бывший начальник кафедры уголовно-исполнительного права Академии МВД Анатолий Шарков.


Из ответа однозначно следует, что «конфискация имущества после истечения сроков давности невозможна». К данному мнению присоединяются также адвокаты Минской областной коллегии адвокатов Владимир Митрофанов и Николай Тишуров, адвокат Минской городской коллегии адвокатов Евгения Потапова и множество других специалистов в этой области.


Пока эта проблема касается только Рагулева Ю.В. и членов его семьи. Но ведь органы прокуратуры могут распространить подобную незаконную практику повсеместно! И тогда уже пострадают имущественные права и законные интересы многих граждан нашего государства.

Согласно данным официальной государственной статистики, с 2001 по 2015 гг. в Республике Беларусь к конфискации имущества были осуждены 32 936 человек (в среднем более 2100 человек в год). И если решение о конфискации имущества у Рагулева Ю.В. не отменить как незаконное, то тем самым будет подтверждено, что сроков давности исполнения обвинительного приговора в уголовном праве нашей страны нет и исполнять приговор можно бессрочно, изымая имущество как у самих осужденных, так и после их смерти у наследников.


Люди в материале: Татьяна Короткевич (48), Юрий Рагулев (1), Елена Анисим (4), Анатолий Шарков (3)

Места: Гомель (19060)

Метки: Общество (26206)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое