Футболисты в лаптях и борьба на кладбище. Как в Гомель приходили ЗОЖ и спорт

  • 28 декабря 2016, 16:23
  • 2764
  • 0




Современный человек не представляет свою жизнь без спорта. Даже если и не ходит в тренажерный зал, то хотя бы футбол лежа на диване смотрит. Но еще каких-то 150 лет назад о занятиях физкультурой никто в Гомеле и не помышлял...

Побороть по-модному

Спорт в современном понимании этого слова пришел в наш регион не раньше конца XIX — начала ХХ века. Но сама жизнь крестьянина того времени была почти непрерывным физическим упражнением — работа с плугом, косьба и молотьба — еще тот фитнес. Кроме этого, традиционная физическая культура существовала в виде народных игр и состязаний — в борьбе, беге наперегонки, метании камней. Популярны были и подвижные игры: лапта, городки, плавание, кулачные бои «стенка на стенку». Такие же виды спорта, как верховая езда и фехтование, и в начале ХХ века оставались привилегией аристократии.

Борьба, столь популярная у мужчин, существовала в виде народной и цирковой. Мой дедушка Иван Андреевич Глушаков оставил подробные описания жизни белорусской деревни начала XX века. В днепровском селе на Рогачевщине с характерным названием Кистени молодежь сходилась бороться на кладбищенской горе. Дедушка вспоминал: «Веками копился опыт борьбы, но мы в деревне боролись по-дикому, без правил, кто как мог. В 1913 году мы везли сено с панского двора в Рогачев. Здесь, на бывшей Циммермановской улице, два молодых паренька устроили между собой борьбу. Любопытные мужики из Швагровки остановили лошадей на передышку. Ефим Федосов считался одним из самых сильных и ловких. Он остановил борцов и предложил одному из них потягаться с ним. Оговорил свои условия схватки. Но Ефим не устоял и полминуты, как оказался на земле. Повторная попытка окончилась с тем же успехом». Безусловно, техника и приемы спортивной борьбы всегда брали верх над грубой силой.

Вот еще один похожий пример. В 1928 году Иван Глушаков, обучавшийся в Бобруйске в школе связи, увидел на улицах города многочисленные афиши с надписью огромными буквами: «ЦИРК МОСКОВСКИЙ». Среди рисунков акробатов, наездников и клоунов особое внимание публики привлекал потрет усатого силача в медалях, который скрестил на груди могучие руки. Цирковой борец вызывал всех желающих на схватку. Грешным делом мой дедушка, считавшийся в своих Кистенях лучшим борцом, стал подумывать о встрече с чемпионом. Но видимо, к счастью для него, приятель отговорил от состязания с профессионалом.

Однако вызов московского циркача взбудоражил весь Бобруйск. Одни были настроены скептически: «Куда нам нос совать? Циркачи ведь ученые, у них во всем хитрости и ухватки. Голая сила — дура, а для умного мураша и бревно — игрушка». Другие же считали делом чести выставить от города своего лучшего силача. Таким в Бобруйске был некто Михалка. Дедушка уже видел его в деле: «Однажды возле пивной мы стали свидетелями такой сцены. Один выпивший богатырского вида детина говорил, что работает на паровой мельнице рабочим. В это время какой то пьяный задрался с милиционером: "Лапы поломаю, барбос! Миша, укрощай зверей милицейских!".

Миша, так звали этого силача, сначала стоял как каменный и озирался с беззаботной улыбкой. Потом взял милиционера в охапку, поднял выше головы и вынес в двери. На улице легонько бросил блюстителя порядка на землю. В это время подошел другой милиционер и крикнул: "Расходитесь по домам, ребята! А богатырю вашему возражаю, бросаться людьми, как грудками, не дозволяется. Так можно из человека кляксу сделать. За силу уважаю, а за порчу людей в другой раз протокол составлю". Меня эта схватка заинтересовала. Как смешно, что простой рабочий так смело выбросил милиционера и не был задержан».

Именно этого Михалку-«ментоборца» с паровой мельницы и выставили бобруйчане против заезжей знаменитости. Однако профессиональный борец распластал местного силача на ковре.

Борьба панычей и белорусов

Традиционная борьба позволяла регулировать отношения в мужских сообществах. В 1929 году мой дедушка получил назначение помощником начальника Паричской конторы связи, и однажды выступал с лекцией в деревне Козловка. Словно в кинокомедии про Шурика, заезжему лектору пришлось не только рассказать крестьянам о важности профсоюзов, но еще и сплясать. Последнее вызвало особенно бурное одобрение публики. После выступления Иван Глушаков стоял у клуба в кругу парней. Но тут всех растолкал местный чубатый «авторитет» и громко спросил: «Ты кто — паныч или полещук?». На что мой дедушка гордо отвечал, что он не полешук и не «паныч», а белорус! Но чубатый не унимался: «А как у вас, у панычей, соль выращивают и удобряют? А вола, что бы ярмо примерить, на дуб затаскивают?». И тогда, для доказательства своего белорусского происхождения, лектору предложили побороться. Договорились бороться «без зла». Дедушка пишет: «В перерыве между танцами все вышли во двор. Чубатый затянул пояс и пошире расставил ноги. Я бросился первым на противника и скрутил ему руки. Чубатый рванулся, чтобы освободиться, но не смог: "Дай взяться и мне". Я ослабил руки. Чубатый схватил меня за грудь и потянул на себя. Мы оба задышали тяжело и прерывисто. "Ваня, не поддавайся, браток!" — кричал мой друг Миша Рублевский. "Держись, Игнась! Утри нос этому панычу!" — кричали первому парню деревни Козловка. "Ваня, покажи им, как панычи медведей на лопатки кладут" — крикнул Миша.

— Нет, ляжешь, — шепнул чубатый Игнась.

— Ты ляжешь, — ответил я ему. — И давно бы лег, но я положу тебя не как-нибудь, а модно.

Чубатый Игнась начал злиться, напрягая всю силу. Но я только защищался, пока не убедился, что противник уже выдохся. И держится на одном упрямстве. Игнась повернул меня, и я поддался натиску и отступил назад, но подобрал его к себе. Я вспомнил прием, которым мой двоюродный дед Кондрат на одной свадьбе уложил противника, на четверть века моложе его. Я упал на спину, подхватил за ноги чубатого Игнася и перебросил его через себя. Через минуту я сидел верхом на нем. Аплодисменты прокатились по толпе зрителей».

Состязаться в беге и метании камней Игнась из Козловки отказался.

Впоследствии, призванный в Красную Армию, Иван Глушаков обучался боевому самбо. Что неоднократно помогало ему в рукопашных схватках Великой Отечественной войны.

Пирамиды для гимназисток

Военные казармы и учебные заведения стали первыми местами, где гомельчане начали приобщаться к организованной физкультуре. После проигрыша в Крымской войне в российской армии была введена военная гимнастика по единым правилам. В 1892 году в Гомель прибыл 160-й пехотный Абхазский полк, разместившийся в «Белых казармах» (ныне — здание фабрики «Труд»). Помимо занятий на «гимнастических машинах», как тогда называли турники и брусья, в армии конца XIX века преподавали фехтование и даже... велосипедную езду.


Трек в Гомеле, начало 20 века

Первым специализированным спортивным сооружением в Гомеле был именно велосипедный трек, построенный гомельским Вольно-пожарным обществом рядом с казармами Абхазского полка. На нем в 1903 и прошли первые в Гомеле спортивные соревнования — велосипедные гонки. Зимой на треке заливали каток. Летом гомельчане ходили на лодках до «Мельникова луга», купались в речных затонах. На треке, а так же в деревянном цирке-шапито в районе «Горелого болота» со стороны улицы Александровской (ныне — Комсомольская), проходили соревнования по греко-римской борьбе и конкурсы «бодибилдеров» того времени «Золотой жетон». На гомельских подмостках публику удивляли даже атлеты-негры.

Сами же гимнастические упражнения были введены в школах в целях допризывной подготовки. Обнищание части крестьянства после освобождения от крепостного права в 1861 году и тяжелые условия жизни городских рабочих привели к значительному ухудшению физических кондиций призывников. Тогда в 1889 году по требованию военного министра Ванновского в гимназиях ввели гимнастику, которой занимались раз в неделю. Поощрять же добровольные занятия молодежи спортом власти начали только после 1905 года, надеясь таким образом отвлечь ее от революционного движения. Гомельские юноши из подпольных революционных дружин уже с лета 1903 года обучались владению холодным и стрелковым оружием на «Мельниковом лугу», что было тоже своего рода спортивно-прикладной подготовкой.


Поздравление от спорт-кружка

1908 году при Гомельской мужской гимназии (ныне — здание БелГУТа) была организована первая добровольная спортивная организация — «Сокол». Не стояли в стороне от физических упражнений и гомельские девушки. Уже в 1911 году в Гомельской женской правительственной гимназии (задание политехнического колледжа на улице Билецкого) преподавали, кроме обязательных предметов, гигиену и «гимнастику сокольскую». То есть гомельские гимназистки и гимназисты занимались по системе физического воспитания, разработанной в чешских патриотических спортивных обществах «Сокол». Из Чехии это изначально не только спортивное, но и национально-освободительное движение распространилось и в Российскую империю. Сокольская система была универсальной, и кроме ОФП и спортивной гимнастики, включала в себя также элементы легкой и тяжелой атлетики, боевые искусства и даже — танцы.


Строили ли гомельские «гимназистки румяные» знаменитые «пирамиды» и прочие фигуры — доподлинно неизвестно. Но эти столь популярные уже в советские годы гимнастические этюды — тоже родом из сокольского движения.

Гомель и Одесса — родина футбола

1910 год стал годом появления в Гомеле футбола. Крупнейший исследователь нашего футбола Сергей Вершинин приводит также и другие возможные даты — 1908 или 1909. Где-то около этого времени в гомельский банк приехал работать футболист А. Либман, который и организовал первый футбольный матч на лужайке за рекой Сож. Вскоре его стараниями в Гомеле была создана «Первая гимназическая футбольная команда». Некоторым гимназистам-футболистам из-за отсутствия бутс приходилось играть в лаптях, а на первые четыре гомельские команды приходился всего один мяч. Но популярность футбола среди гомельской молодежи уже была просто бешенной.

Футболист Либман был родом из Одессы. Сама же Одесса, по одной из версий, с 1878 года являлась родиной футбола в Российской империи. А Гомель, как своего рода «белорусская Одесса» на Соже, стал родоначальником футбола в Беларуси. Именно здесь в 1911 году прошел один из первых официальных матчей — «ченковцы против гомельчан». Выиграла сборная Гомеля. В том же году состоялось первенство Гомеля, в котором приняло участие уже 8 команд. Победили гимназисты.

1910 году в Гомеле также появляется легкая атлетика. В 1913 году прошли первые легкоатлетические соревнования, на которых Всеволод Кублицкий пробежал 800 метров за 2 минуту 51 секунду, а прыгун Риткевич взлетел в высоту на 1 метр 50 сантиметров. В 1911 году в нашем городе начинают культивировать спортивную борьбу. В целом тогдашние гомельские кружки «Спорт», «Юность», «Окраина», «Виктория» и другие были универсальными спортивными организациями. В них занимались и футболом, и легкой и тяжелой атлетикой, и борьбой, и другими видами спорта. Финансировались они самостоятельно, царская и местные власти не выделяли на поддержку спорта ни копейки. «Молодежь занималась спортом, но не организовано. Все виды спорта были превращены в коммерческие предприятия» — вспоминала гомельчанка Галина Кауфман-Иоффе.


1914 году, снова опасаясь подготовки боевых революционных дружин на базе спортивных организаций, власти потребовали их регистрации в полиции. Большинство клубов в Гомеле и Жлобине на это не пошли и оставались на полулегальном положении. С началом первой мировой войны ситуация ужесточилась. Например, общество «Санитас» («Здоровье») в Гомеле (борьба и тяжелая атлетика) было закрыто. В 1915 году справочник «Весь Гомель» показывает только один официально зарегистрированный кружок спорта — в Новобелице. Секретарем кружка был Александр Александрович Бодунов, проживавший в Новобелице на Поперечной улице, 9. Скорее всего, речь идет о близком родственнике Пелагеи (Полуты) Александровны Бодуновой, видной деятельницы Белорусской партии социалистов-революционеров и БНР.


Комсомол против «Маккаби»

К этому времени в Гомеле появилось еще две спортивные организации — кружки «Единение» и «Маккаби». Не удивительно, что в Гомеле более всего смогли наполнить спортивную форму национальным содержанием не сокольские «братья-славяне» или белорусские патриоты — но еврейские деятели. Ведь по переписи 1987 года 65 процентов населения Гомеля, благодаря введенной в Российской империи черте оседлости, составляли евреи.

После Октябрьской революции, в начале 20-х годов большевики разгромили либо загнали в подполье большинство политических партий сионистов. Но имевшие колоссальный опыт еврейские деятели переключились в сферу общественных организаций. «Маккаби» и «Единение» были едва ли не самыми сильными спортивными обществами на Гомельщине. Не считая комсомола...

После восстановления Советской власти в Гомеле в январе-марте 1919 года большевики сразу же обратили внимание на работу с молодежью. Поддержка спорта была возложена на государство и велась в рамках всеобуча. Уже в августе 1919 года на гомельском треке прошла 1-я спортивная Олимпиада. Состязались тяжелые и легкие атлеты, борцы, боксеры, гимнасты из Гомеля и Смоленска. «Маккаби» и «Единение» еще участвовали в этих соревнованиях.

Житель Речицы Михаил Зубрицкий вспоминал: «Одновременно пришлось вести борьбу и с сионистами, которые влияли на молодежь организацией спорта. В противовес сионистам мы организовали свой спорт». 1 сентября 1921 года в Речице должен был состояться парад физкультурных организаций с участием комсомола, «Югенд-Бунда» и сионистов. Спортсмены-сионисты намерены были его открыть, как «старейшая спортивная организация». Но 40 комсомольцев-физкультурников не пустили их во главу колонны и сами гордо прошествовали впереди всех, в серых майках с красной оторочкой. «Сионисты ушли с парада, а к концу 1921 года — распались» — пишет Зубрицкий. Аналогичное «спортивное» противостояние имело место в Брагине, Холмече, Горвале.

К 1921 году в Гомеле частные спортивные общества постепенно были ликвидированы, физкультурная работа сосредоточилась в обществе «Красный молодняк». Участник еврейского спортивного движения в Гомеле Йезехель Хенкин эмигрировал в Палестину и стал одним из основателей клуба «Маккаби», ныне ставшего визиткой израильского спорта.


З. Синицкий, чемпион СССР по тяжелой атлетике

К середине 20-х в Гомеле был построен первый спортивный бассейн и стадион железнодорожников на 5 тысяч мест. Вновь открывшиеся многочисленные спортивные секции в Гомеле помогали оторвать молодежь от хулиганских шаек и уголовных банд, проституции и притонов. Результаты не замедлили сказаться — в 1922 году гомельские футболисты заняли 3-е место в общероссийском первенстве. В 1926 году гомельчанин Зосима Синицкий на первенстве СССР по тяжелой атлетике первым из белорусов стал чемпионом Советского Союза. Ближайший соперник отстал от него на 13 кг. В 1927 году гомельчанка Любовь Шевченко, метательница диска, стала первой в белорусской легкой атлетике чемпионкой СССР.

Источники: Фонды ГИКУ «Гомельский дворцово-парковый ансамбль»; Сергей Вершинин. Мяч над Сожем. Гомель, 2010; Весь Гомель. Гомель, 1915 год; Ф.А. Жудро, Н.А. Сербов и Д.Н. Довгялло. Город Гомель; Географо-статистический очерк// Записки Северо-Западного отдела Императорского Российского Географического общества. Кн. 2. Вильна, 1911; Гомель. Энциклопедический справочник. Гомель, 1991; В.П. Сазанович, К.А. Кулинкович, В.С. Филиппович. Физическая культура и спорт в Белоруссии. Мн., 1989

P. S. Автор выражает благодарность сотрудникам кафедры теории и методики физической культуры ГГУ им. Ф. Скорины за содействие в подготовке материала.


Места: Гомель (19027)

Метки: Спорт (3777), Общество (26168)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое