«Будучи больными коронавирусом, мы сидели по 3 часа в очереди к терапевту». Гомельчане рассказали, как переболели COVID-19 в Минске

  • 18 May 2020, 18:09
  • 12589
  • 0
Иллюстративное фото: Reuters



Аня и Артём из Гомеля, несколько лет живут в Минске. К ситуации с коронавирусом ребята относились настороженно, но в меру: носили маски в транспорте и магазинах, обрабатывали руки антисептиком. В окружении и на работе никто, казалось, не болел. Поэтому Аня и Артём две недели проболели дома, почти выздоровев, узнали, что у них COVID-19, и еще на две недели остаются на карантине, так и не поняв, где и от кого могли его подхватить. А еще молодая пара до сих пор не понимает, как работает система здравоохранения в стране.

2 мая Артём заболел. На градуснике — больше 38, на календаре — суббота, врачей не вызвать. Вместе с кашлем и насморком все было похоже на обычную простуду, про коронавирус, вспоминает парень, тогда даже думать не хотелось. К понедельнику температура упала до 36,7, но молодой человек чувствовал, что еще болеет, и пошел к врачу:

— Казалось, «корона» — это не про нас вообще. Пришел в поликлинику — толпы дичайшие, и это там, где отдельный вход для температурящих. Люди в масках и без, не очень выдерживающие какую-либо дистанцию, врач на всех один. Я отсидел три часа. В детстве я переболел астмой, поэтому опасался, как бы она опять не проявилась. Врач сказал, что дыхание жесткое, сделал флюорографию — все хорошо. Ну и меня отправили на больничный.

В тот же день заболела жена Артёма. Симптомы стандартные: температура, кашель, боль в горле, но девушку насторожила одновременная с мужем болезнь, и она решила вызвать врача. В регистратуре сказали ждать до 20:00, но никто так и не пришел. Наутро снова 38,6 — Аня вызвала врача еще раз:

— Врач мог не дойти из-за большого количества пациентов. Но как я поняла, меня не перенесли со вчера. То есть, если бы я не позвонила снова, так никто бы и не пришел? — удивляется девушка. — Потом пришел доктор в маске с открытым носом, прописал антибиотики. Начала ужасно болеть голова, становилось хуже, жутко тошнило — я думала, что проблема в антибиотиках. Мне прописали другие, но их мы не смогли найти в трех аптеках. Если у нас все так хорошо, почему раскуплены лекарства?

В среду, 4 мая, пара снова отсидела 3 часа под кабинетом у терапевта. На приеме Аня сказала, что перестала чувствовать вкусы и запахи и что параллельно болеет ее муж. Ребят отправили сдавать тесты, результаты должны были быть через 4 дня. Ни врач, ни лаборант не просили пациентов уйти на изоляцию до получения результатов, такое решение те приняли сами:

— В основном мы были дома, выходили несколько раз, но строго в масках и когда на улицах минимум людей. Пытались сознательно подойти к этому. Артём в шутку говорил: прикинь, у нас «корона»? Но в это сложно было поверить: мы не задыхаемся, нет высокой температуры, дикого кашля и прочих страшных симптомов.

Пока диагноз оставался под вопросом, ребятам нужно было сдать анализы. Тут уже в поликлинике общая очередь, никакого отделения потенциально «опасных»:

— На кровь — электронная очередь из 40 человек. Медсестра переспрашивала, контактировали ли мы с кем-то из больных «короной», потому что на приеме осталась одна — остальные на больничном с COVID-19. Сказала, если сляжет и она, лабораторию закроют. Все это очень удивляло: если в очереди на анализ 40 человек и в аптеках нет антибиотиков, наверное, о чем-то это должно говорить.

12 мая тесты еще были не готовы, Артём отсидел 3 часа к терапевту, чтобы продлить больничный. 14 мая парень еще раз был записан к врачу, но по дороге наконец дождался звонка из центра эпидемиологии одного из районов Минска:

 Спрашивали, мог ли я контактировать с зараженными или контактами первого уровня. А как знать наверняка? Внешне все были здоровы, но на работе и у меня, и у супруги людей много. Плюс мы ездим в транспорте, заходим в магазин. На большие выходные приезжали в Гомель. На работе до болезни последний раз я был 30 апреля, в Гомеле — 26-28, поэтому мне сказали: прошло больше 14 дней, если ни у кого симптомов нет, значит все в порядке. Девушка из центра облегченно вздохнула, когда я сказал, что всю болезнь мы сидим дома. Обрадовалась то ли что не нужно устанавливать контакты, то ли что никто от нас не заразился. Тут уже нам сказали все выходы из дома прекратить. И все равно на всякий случай мы сами обзвонили всех, с кем пересекались. Слава Богу, у всех все хорошо.

Хотя пара сдавала тесты в один день, результаты Ани задерживались. Журнал вызовов в телефоне показывал за два дня больше 300 звонков в поликлинику.

— Дозвонились в лабораторию, там успокоили: к нам в любом случае должны приехать врачи. Приехали только назавтра, не спросили, ни что нас беспокоит, ни есть ли температура. Эмоционально в это время было тяжело: и карантин, и тревога за здоровье — в любом случае, какие-то процессы в организме уже запущены, я переживала: у мужа в детстве была астма — вдруг это отразится в будущем? — рассказывает девушка, — был просто ступор.

Медики разрешили выходить в ближайшие магазин и аптеку, на короткую прогулку вечером, но обязательно в масках и перчатках и не контактировать с людьми.

— Я понимаю, что слова словами, а отвечать потом придется по закону. Прогуглил постановление Минздрава — там все прогулки запрещались. При этом прописано, что мне будет вручено уведомление (в двух экземплярах) с указанием, что за нарушение изоляции — наказание. По факту же ничего мне не дали, — говорит Артём. — На днях заболели друзья (мы с ними давно не виделись), у них картина похожая, но в поликлинике даже отказались взять мазки, хотя девушка тоже не чувствует вкусы и запахи, — сослались, что в Минске тесты даже не делают.

Изоляция продлится до получения двух отрицательных тестов — так сказали молодым людям. 18 мая должна была приехать бригада делать первый.

— Это воскресенье, и сама медсестра не была уверена, что до нас дойдут. Сказала чуть что в понедельник позвонить в поликлинику и напомнить. Ну и, конечно, никого мы не дождались. Вот, собственно, и все. Мы добросовестно сидим дома без каких-либо подписанных уведомлений. Вчера вышли в магазин, потому что доставку продуктов нужно ждать несколько дней. И то, нам казалось, что в полдесятого вечера будет минимум людей, но, видимо, так думают и остальные.

О работе системы и медиков в ней у гомельчан мнение неоднозначное. Они не понимают, почему потенциально зараженных людей на время ожидания результатов не изолируют.

— С одной стороны, максимально дружелюбные врачи, несмотря на потоки людей. С другой стороны, доктора не могут быстро дойти до пациентов, результаты тестов нужно ждать долго, медсестры в кабинете флюорографии, возмущающиеся, что к ним «отправляют всех подряд, пленки на всех не хватит», раз мы пришли без температуры. Будучи больными коронавирсом, мы сидели по 3 часа к терапевту, в очередях были и пожилые. То есть в толпе, понимая уже по себе, перемешаны и переносчики, и люди без ковида.

Мне кажется, что многое в медицине не оптимизировано, — говорит Анна. — Когда я звонила в лабораторию, чтобы узнать свои результаты, их искали больше 5 минут — муж предположил, что ищут вручную, потому что и записывали нас вручную. И сколько так человек обрывает телефоны каждый день?

Я даже боюсь представить, что творится в регионах, — добавляет Артём. — Наш районный центр эпидемиологии по масштабам обслуживания относительно соразмерен гомельскому городскому. Если мы ждали тесты 6-8 дней вместо 4 положенных, сколько времени ждут в том же Гомеле и сколько там людей ходит по улицам, не зная, что они заразны? А если человека на работе не могут отпустить, и он ходит с больным горлом, это же может быть просто биологическая бомба.

Так как уже прошло больше 3 недель, молодые людей не боятся, что могли заразить родных или друзей. Но родители очень переживают за них:

— Я приезжала и виделась со всей своей родней. В какой-то момент думала, может не надо было ехать, но сколько нам придется не видеть близких? — вирус может и целый год не проходить. Хотя близкие и чувствуют себя хорошо, мы волнуемся за них, и, опять же, они ведь продолжают ходить на работу. Мало ли что.

Хотя Минздрав и выдает ежедневно статистику, очевидно, что она опаздывает на несколько дней: наши герои узнали о своем диагнозе и попали в список зараженных 13-17 мая, когда фактически болели уже 2 недели. Ребята, как и многие белорусы, удивляются, как медики выдерживают нескончаемый поток пациентов и медленную, неповоротливую систему, которая, кажется, сама же себе создает лишнюю работу:

— В целом мы поняли, что наша система очень истощилась. Одна медсестра на приеме — так было не всегда, не зря же придумано в лаборатории четыре кабинета. Очень жалко врачей: даже в поликлинике они во всем этом обмундировании, сидят так целый день, еще и выслушивают истерики пациентов. Наш участковый терапевт недавно тоже вышла с больничного (не знаю, связан ли он с коронавирусом), но пока она, наверное, еще полна сил и способна выдерживать ежедневные длительные смены. Глядя на нее, видишь проблески хорошего. А с другой стороны, приходит врач с торчащим из маски носом. Пока медики как-то справляются, и за это им огромное спасибо. Сейчас все работает худо-бедно, но рано или поздно ресурсы могут закончиться, и тогда будут серьезные проблемы и неизвестно, насколько всех хватит.

Подпишись на наш телеграм-канал

Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое