Гомельчанин очнулся после наркоза с грыжей, которую так и не вырезали

  • 08 июня 2019, 13:23
  • 17821
  • 0
Иллюстративное фото


Плановая операция закончилась для пациента весьма неожиданно. Медики свою ошибку признавать отказываются.

Беда с биде

Житель Гомеля Леонид Якимович рассказал СН следующее:

— Мне предстояла плановая операция по удалению паховой грыжи. Для ее проведения мне выдали направление в Гомельскую городскую клиническую больницу № 3. В понедельник 3 июня я явился туда. Но уже с самого начала все пошло не так: меня направили сначала в 3-е хирургическое отделение, но выяснилось , что на таких операциях специализируется 1-е отделение и меня отправили туда.

Что сказать про условия? В палате стоит 7 коек, поэтому к умывальнику не подойти. Мыться приходилось, протиснувшись боком. Половина отделения — женщины. Но, извините за бытовые подробности, биде в отделении находится отдельно от туалета и работает согласно графику 3 часа в сутки. На кровати лежал старый тюфяк, покрытый потрескавшейся клеенкой, и такая же подушка. Они были твердые, как камень. Но самое главное — не впитывали влагу. Вечером мне предложили пойти на ужин, но я отказался — ведь завтра операция. «Какая операция? — удивился персонал. — У нас по вторникам операций не делают».

На следующий день вдруг выяснилось, что операция все же будет. И это при том, что никакой положенной подготовки накануне не было: не очищался кишечник, не приходил и не проводил опрос анестезиолог. Перед самой операцией Леонид заплатил 95 рублей.

Еще в поликлинике пациенту предложили на выбор полостную операцию или удаление грыжи методом лапароскопии. В последнем случае операция осуществляется через небольшие отверстия. Леонид выбрал этот современный и менее травматичный способ. Операция должна была проводиться под общим наркозом. По словам Леонида, анестезиолог стал беседовать с ним уже на операционном столе. В том числе и задавать обязательные вопросы о переносимости медикаментов и о лекарствах, которые он в настоящее время принимает. Как сообщает Леонид, накануне он пил лекарственное средство «Небилет». О свойствах этого препарата врач не был осведомлен и пациент сам рассказывал ему об этом.

Только на операционном столе у него измерили давление. Оно было очень высоким — 182 на 103. Леонид рассказывает:

— Затем на меня надели маску общего наркоза. Слышу, как медики переговариваются между собой: «А где хирург?» «Сейчас подойдет». Потом медсестра говорит: «А все таки не высоковато давление?» Ей отвечает, видимо, анестезиолог: «Ничего, все будет нормально». После этого я уснул.

Внеплановая ситуация при плановой операции

Леонид продолжает:

— Я проснулся и чувствую, что ничего не поменялось. Ко мне подошла медсестра и спрашивает: «Как ваше самочувствие? Все хорошо? Вам ничего не делали». Я ощущал только какие то твердые кусочки во рту. Выяснилось, что мне раскрошили зубы.

Медики объяснили, что отказались от операции из-за того, что не смогли сделать интубацию — введение трубки в трахею с целью обеспечения дыхательных путей. По их словам, причиной этого стала некая патология гортани у пациента. Зубы у Леонида были повреждены, видимо, во время неудачной попытки ввести дыхательную трубку.

После того, как Леонид отошел от наркоза, который является сильной интоксикацией организма, его выписали. Гомельчанин утверждает, что его больше не осматривали. В справке на выписку записали давление 130 на 90, но, как говорит Леонид, его никто не измерял. Дома давление показало верхнюю отметку в 170.

При выписке ему назначили консультацию у врача-отоларинголога. На следующий день ЛОР-врач сообщил ему, что никаких патологий гортани у него нет. Гортань лишь травмирована и воспалена.

В тот же день Валентина — жена пациента — отправилась на прием к заведующему 1-м хирургическим отделением и к начмеду. Попасть к главврачу больницы не удалось — женщине сказали, что он занят. Валентина говорит:

— Я спросила почему консультацию с ЛОРом не назначили прямо в больнице, после операции? Мне сказали, что это невозможно — операция плановая. Тогда я говорю: «Но у вас при плановой операции возникла неплановая ситуация». Я спросила почему обследование горла не провели до начала операции? Ответ был таков: «А ЛОР не смог бы выявить эту патологию — это может сделать только специалист-анестезиолог». Тогда зачем моего мужа все же направили к ЛОРу постфактум?

Женщина говорит, что не собиралась никуда писать или жаловаться. Надеялась не конструктивный разговор с медиками.

— Все мы люди, а не роботы, — говорит Валентина. — И у всех могут быть неудачи. Но врачи категорически отказались признавать свои ошибки. Какой-то замкнутый круг. Единственное, что их заботило — это не стану ли я куда-либо жаловаться. Именно такой вопрос я услышала уже в спину, когда выходила из кабинета.

Валентина говорит, что после этого они с мужем стали думать о жалобах в различные инстанции.

Как предполагает Леонид, причиной отказа от операции скорее всего стало высокое давление, но превышение нормы у него выявили только на операционном столе. Накануне операции его просто не измеряли, как не измеряли и потом.

Гомельчанин до сих пор приходит в себя после пережитого стресса, но сохраняет объективность — к медсестрам в отделении у него нет никаких претензий. По словам Леонида, персонал в 3-й городской больнице обходителен и заботлив.

Подпишись на Я.Н

Егор Незнанский, gomel.today
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Гомель (25949)

Метки: Общество (35009), Главное (7208)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...