дело молодых: гомельский бизнес от первого лица
Смотритель «Чайного Маяка»
Как превратить в успешный проект увлечение самым душевным напитком в мире.
Юрий Ильин, 34 года
Создатель чайного пространства и магазина «Чайный Маяк»
— Расскажи о себе: чем ты занимаешься, какие у тебя есть увлечения?
— Меня зовут Юрий Ильин. Мне 34 года. На данный момент, основное моё занятие — это чайное пространство и магазин «Чайный Маяк». По поводу увлечений — увлекаюсь жизнью во всех её проявлениях. Концепция проекта, вынесенная в слоган «Чай. Звук. Свет» в полной мере отражает круг моих интересов.
— Расскажи подробнее о «Маяке»: сколько лет твоему проекту, как все начиналось? С какими трудностями ты столкнулся, запуская такой специфический бизнес?
— «Чайному Маяку», как проекту почти 2 года. Магазину полтора. До этого я несколько лет участвовал в становлении другого чайного проекта в Гомеле, но со временем пришёл к пониманию, что нести ответственность за принятые правильные и неправильные решения легче и проще самому. Я делаю то, что считаю нужным и правильным и отвечаю за качество чая и достоверность информации о нём. Я остро нуждаюсь в расширении пространства для проведения дегустаций и комфортного отдыха посетителей от суеты и скорости города. Также мне интересно довести до реализации давнюю идею создания в этом чайном пространстве хорошо оснащённой небольшой сцены. Хочется сделать комфортные условия для выступления в Гомеле маленьких акустических и полуакустических проектов. В этом плане как раз и есть трудности. Арендная стоимость в Гомеле формируется по странным законам молниеносной наживы. В таких условиях проекты, подобные моему, в которых прибыль не является самоцелью, вынужденно находятся в стеснённых условиях и остаются без удобного расположения.
Мне интересно просто наблюдать себя в том месте, где я есть сейчас
— Почему ты решил открыть магазин именно чая?

 — Никогда не думал заниматься чаем в плане его продажи и продвижения. Не рассматривал эту отрасль, как жизнеспособную в Беларуси. За почти 20-летнюю историю моего общения с чаем, я регулярно к нему возвращался, и каждый раз всё глубже погружался в мир его разнообразия. А потом ты обнаруживаешь себя в центре внимания друзей и гостей, которые не просто пришли к тебе, а пришли, в том числе, попить чай, заваренный тобой и что-то о нём узнать. Пришли за твоим опытом. И начинает всё вокруг складываться так, что чай идёт красной нитью через всю жизнь. Я даже не пытаюсь задаваться вопросами «почему» и «как». Мне интересно просто наблюдать себя в том месте, где я есть сейчас.
— Какие трудности были в начале пути?
— Трудности в начале пути, думаю, вряд ли оригинальны. Учиться пришлось и приходится вещам, которые мне всегда были неинтересны. Это всякие бумажные бухгалтерские дела и юридические вопросы. Это отвлекает от более приятных дел, но если не вникать самому и не знать, как работает система, то регулярно будет приходить кто-то, кто воспользуется твоим незнанием.

Вкладывать приходится постоянно. Тут тоже нет ничего удивительного. Любая копейка, принесённая проектом, в него и возвращается. Иначе, я думаю, если прибыль тебя пленит своей сомнительной величиной, ты просто начнёшь грабить собственное дело.
— Заниматься бизнесом в нашей стране, а не работать на обычной работе — это хорошая идея?
— Хорошая идея — заниматься тем, в чём ты чувствуешь себя уверенно и к чему испытываешь негаснущий интерес. А называется это «работой» или «бизнесом» не так важно. У нас почему-то считают, что работа — синоним галерных трудов, а малый бизнес — символ достатка и гедонистического взгляда на жизнь. Я — индивидуальный предприниматель, создатель собственного проекта, который является делом моей жизни, но в то же время — это моя работа. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что со стороны это выглядит легко. Порой я слышу «а что ты тут, чаи день гоняешь, хорошо устроился». Но это даже смешно воспринимать, как претензию, потому что по сути — это комплимент. Если такой сложный механизм, как мой, в котором задействован только один человек, работает так отлажено, что у посетителей создаётся впечатление простоты и лёгкости, значит у меня всё получается.
Пришлось продать некоторые вещи, занять у друзей и родственников
— Сколько тебе понадобилось денег, чтобы начать свое дело и где ты их взял?

 — Денег, которые были вложены в самом начале, так и не хватило на то, чтобы реализовать проект в той степени, в которой он задумывался изначально. Пришлось продать некоторые вещи, занять у друзей и родственников. Всей суммы не посчитать, потому что по ходу дела вливания продолжались. Не хотелось делать абы как. И даже такая небольшая площадь помещения, которым я располагаю сейчас, решилась в таком формате, что приходить сюда хочется в первую очередь самому. Есть круг людей, которые очень в этом помогли. И часто это было совершенно лишено формата «услуга-оплата». Это общее дело, в котором поучаствовали все, кто хотел. Тем самым делая проект ещё более живым.
— Окупилось ли вложенное и сколько ты зарабатываешь сейчас?
— Спустя 2 года работы, могу сказать, что почти раздал занятые в самом начале деньги и не наделал новых долгов. Для меня этого достаточно, чтобы считать магазин окупаемым. Конечно, я рассчитывал на другую скорость окупаемости, но я рад тому, что имею. Заработок — плавающая величина. Тут играет роль сезонность продукта и падение покупательской способности среднестатистического беларуса. Денег хватает погасить кредиты, заплатить налоги, оплатить коммунальные услуги и купить еды. Отпуск мне только снится. Я сомневаюсь, что мы найдём сейчас много людей, которые живут не по вышеизложенной схеме.
— Расскажи, кто твои клиенты, что у вас можно найти?
— Люди, приходящие за чаем, это удивительный культурный и социальный срез населения. Я всегда настаивал на том, что формула «китайский чай не для всех» губительна. Весь этот «охмурёж» про элитный, избранный напиток для просветлённых особ — набор клише, с которым приходится много лет работать. Вся эта элитарность — пыль в глаза. А вот когда её рассеиваешь, то к твоему «Маяку» приплывают совершенно разные люди. От школьников до пенсионеров. И каждому что-то откликается в этом море чая.

Ассортимент постоянно меняется, так как я учитываю сезоны урожая чаёв и посетительский спрос, не забывая удивлять их чем-то новым. В таких условиях в магазине бывает от 50 до 150 сортов чая из разных уголков мира, лекарственных трав и до 10 видов йерба мате. Многое можно попробовать на месте перед покупкой. Ведь можно 2 часа рассказывать человеку про биохимию чайного листа и особенность климата и почвы провинции, в которой он собран, но если собственного опыта нет, то проще угостить человека чаем, чтобы он «выпил и понял». Или не понял ничего. Такое тоже вполне возможно. У меня не запрещается не любить или не понимать чай. Я за предметный разговор. Поэтому порой стоит снять корону «диванного критика», прийти и хотя бы побыть в информационном поле чайной культуры.
Известная украинская поговорка «що занадто — то не здраво!» в полной мере относится и к чаю
— Сколько чая ты пьешь?

 — Всё, что продаётся в магазине, я отбираю и пью сам. Помимо этого примерно столько же пробников, которые продегустировать пришлось, но в магазине их выставлять решение принято не было. Порой это доходит до 10 литров в сутки. А иногда и ни одной капли чая за день. Известная украинская поговорка «що занадто — то не здраво!» в полной мере относится и к чаю. То, что начиналось, как лекарственное растение, с годами плотно вошло в ежедневный рацион. Но, как и в любом продукте, есть нюансы употребления, которые достойны отдельной статьи. Поэтому я всё проверяю на себе, перед тем, как предложить это людям.

— У тебя есть любимый сорт?

 — Любимый сорт — это вопрос, который хочется проигнорировать, как и вопросы про «любимую музыку», «любимый цвет» и «любимую книгу». У меня не стоит задачи что-то выделить и поставить на пьедестал. Я не раз видел (и прикладывал к этому руку) как меняются вкусовые предпочтения убеждённых любителей определённых сортов чая, как только происходит пресыщение и в поле зрения появляется нечто новое. Когда ты точно знаешь, что «да», а что «нет», что «хорошо», а что «плохо» и считаешь, что это навсегда, то будь готов к переменам. Потому что постоянства в принципе не существует в природе, откуда же ему взяться в таком ограниченном пространстве, как «убеждения».
— Как у нас с культурой чай в стране? Как её привить? С чего начать людям, которые хотят проникнуться этой темой?
— Тут я не буду оригинальным, сказав, что основное движение, конечно, в столице. Проекты растут активнее и интерес к ним проявлен в большей степени. Сейчас и в городах поменьше находятся люди, которые увлечены чаем. Это здорово. Оглядываясь лет на 8−10 назад, никто даже и представить не мог, что здесь это возможно. Чайный бизнес в любом городе Беларуси — это всегда авантюра. Остаётся только порадоваться тому, что оценивая риски и малые прибыли, находятся энтузиасты, которые делают своё дело.

Слово «привить» мне не нравится, так как в этом есть подтекст насильственного характера. Всё начинается с интереса к чему-то новому. Кто-то приходит с чистым листом опыта, а кто-то уже исписал его «чайными мифами» и маркетинговым обманом. И с теми, и с теми я работаю постоянно. Надо дать людям выбор и информацию, проверенную на себе. И дать место, куда они могли бы прийти, когда это им понадобится, как на свет маяка. Вот так и начинается «плавание». С того, что ты хотя бы видишь, куда можешь поплыть.
Моя задача, как Смотрителя Маяка, не дать заблудиться в этом бескрайнем море
Иван Морозько, gomel.today