Непарадный гомель
Места, которые прячутся от нелюбопытных

Мы открываем рубрику «Непарадный Гомель», чтобы рассказать о местах, которые не попадают на магнитики для туристов или в наборы открыток, но без которых Гомель сложно представить и прочувствовать душу города.
Материал, который открывает рубрику, расскажет о десяти подобных местах.

Кагальный ров

Это не самое известное место даже для гомельчан, что говорить про приезжих. Ров является частью оврага, по дну которого когда-то тек Гомеюк, давший название городу. Одной части повезло больше и она стала Лебяжьим прудом, вторая прячется за металлическим забором. Свое название он получил от слова «кагал» - так называется еврейская община. Селились здесь в старину городская беднота, тут собирались гомельские революционеры и бунтари, а по уровню преступности Кагальный ров мог дать фору одесской Молдаванке.

Древнее Городище возле спорткомплекса Динамо

За спортивным комплексом «Динамо», над озерцом Бобриха и множеством ручьев, что бьют прямо из склона, находится городище железного века. Когда-то здесь текли речушки Струпица и Девка. Если бы история пошла немного иначе, то историческое сердце города было бы не в парке, а тут. К сожалению, городище исследовано плохо, поскольку археологический культурный слой повредили еще в 19-м столетии. Сейчас это место никак не отмечено, а рядом с ним, на месте зеленой зоны, планируют возвести жилые многоэтажки, несмотря на многочисленные протесты горожан.
Криничка

Если двинуться на север от городища через малопроходимые заросли и топи, то можно выйти к единственной святой кринице в городе. Вообще удивительно, что такой культовой объект находится посреди города, а не где-то в деревне. Почитание святых источников известно еще с языческих времен, потом это на вооружение взяла уже церковь. Сейчас гомельская епархия планирует благоустроить здесь территорию.
Волотова, волоты и Николаевская церковь

Волотова известна еще с 16-го столетия. Изначально ударение в названии падало на первую «О» и только потом «сползло» дальше. Имя поселение получило от мифических великанов-волотов или от «волотовок» - так белорусы называли древние курганы. Впрочем, про волотов-великанов упоминает в отношении этих мест этнограф Евдоким Романов.

Он сообщает, что богатыри, а он называет волотов именно так, исчезли после перехода Гомеля к Румянцеву в 1772 году, но время от времени показывались избранным людям. В последний раз они явились мещанке Василисе Ефремовой в 1867-69 годах. Женщина рассказывала, что ей тогда было 12-13 лет, а мифический богатырь был очень высокого роста, одет в дорогие одежды из шелка и бархата. Он был без оружия и поразил Василису необыкновенной красотой своего лица. Девочка посчитала эту встречу предвестием большого счастья.

Интересно, что существуют даже легенды о происхождении Волотовы. В 90-х годах студентка на практике по сбору фольклора записала у местной старожилки следующую историю:

– На месте Волотовы был когда-то остров, и жил здесь богатый человек, у которого был сын. Стоял однажды этот человек на острове, а сын плыл в лодке. Тут началась сильная буря, лодка перевернулась, и находившийся в ней человек стал тонуть. Отец упал на колени и стал умолять Господа спасти сына. Не успел он закончить молитву, как сына живого выбросило волной на сушу. Восславляя Господа, отец построил на острове церковь во имя Святого Николая Чудотворца, передает легенду в своей книге «Гомель. Страницы истории, формирование улиц, местные тайны и загадки» Александр Рогалев.

По мнению некоторых исследователей, на месте Николаевской церкви в Волотове раньше могло находиться святилище языческого бога Велеса-Волоса. На это указывает не только название места, но и то, что в народном мировоззрении его место занял Святой Николай. А церковь в его честь здесь появилась очень давно.

Филармония, Выгодский и Майринк

Немногие знают, что в здании, где сейчас находится филармония, жила семья Выгодских. Этот еврейский род выдал не только именитого психолога Льва Выготского, но и талантливого переводчика Давида Выгодского.

Именно он первым перевел шедевр мировой литературы — «Голема» Густава Майринка на русский язык. События в книге разворачиваются в Праге, что рифмуется с тем, что сейчас в этом здании находится ресторан «Прага».

Давиду Выгодскому посвятил свое стихотворение Осип Мандельштам, упомянув там и Гомель:

На Моховой семейство из Полесья
Семивершковый празднует шабаш.
Здесь Гомель — Рим, здесь папа — Шолом Аш
И голова в кудрявых пейсах песья.

Из двух газет — о чудо равновесья! —
Два карлика построили шалаш
Для ритуала, для раввинских каш —
Испано-белорусские отчесья.

Семи вершков, невзрачен, бородат,
Давид Выгодский ходит в Госиздат
Как закорючка азбуки еврейской,

Где противу площадки брадобрейской,
Такой же, как и он, небритый карл,
Ждет младший брат — торговли книжной ярл.

Кавказ

Этот исторический район города припрятался фактически в самом центре Гомеля, разместившись на крутых склонах обрывистого берега старой поймы Сожа. Он ограничен улицами Хатаевича, Подгорной, Парижской коммуны и Сожской.

Здесь в позапрошлом столетии ютилась гомельская беднота, рыбаки, прачки, небогатые ремесленники. Многие жили в простых хижинах, мазанках или даже рукотворных пещерах, которые выдалбливались в склонах многочисленных оврагов.

В районе речного порта в Сож впадала речка Девка, которая протекала рядом с городищем, упомянутым выше.
Гомельские цмоки-драконы

Еще в 90-е годы группа вольных художников из сообщества «Магілка» в своем самиздатовском «Аксамітным жаху» начала разрабатывать концепцию, которая бы сделала цмоков гомельским брендом. Основания для этого находились и в фольклоре, и в декоре деревянной архитектуры, археологических находках и даже иногда в свидетельствах очевидцев.

Одного из гомельских цмоков легко найти на подвеске-амулете на скульптуре «Первого гомельчанина», а вот других видели многие, но вряд ли обращали внимание. На доходном доме Янкеля Лавьянова по адресу Советская, 4, между первым и вторым этажом на барельефе разместились цмоки, сплетенные хвостами.
Басова гора

В Монастырьке, в районе улицы Толстого, находится естественная возвышенность рельефа. Немногие знают, что это место называлось Басовой горой. По одной из версий, такое название оно получило от местного мещанина старовера Швецова, который носил прозвище Бас. Но есть и другая версия, которая гласит, что название значительно древнее.

В украинских и русских диалектах сохранилось слово «басый, баский», которое означает «красивый». Это вполне может оказаться аналогом «красной горки». Так в языческие времена называли возвышенности, на которых находились святилища. Например, в деревне Хальч Ветковского района на Красной горке археологи нашли подобное капище.

Само слово «басый» имеет очень интересных родственников: в древнеиндийским «bhāsas» — свет, блеск, в древнеанглийском «basu» — багровый, красный, в древнирландском «basc» – красный.
Заселили Басову гору в 1785 году староверы, которые переселились сюда из России. Позже тут появился Спасский скит, от которого район города получил название Монастырёк.
Оборотни, невры и Шведская горка

Микрорайон Шведская горка получил свое название от городища железного века, которое находится неподалёку от него. Ученые относят это поселение к милоградской археологической культуре. Многие исследователи отождествляют эту культуру с описанными у отца истории Геродота неврами:

«Эти люди, по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик».

После такого сложно не вспомнить многочисленные белорусские легенды и былички про волколаков. Жили здесь «невры-милоградцы» в IV-III веках до нашей эры. Просто представьте, что во времена походов Александра Македонского и Платона на территории Гомеля уже были свои первые протогорода.

Кем были милоградцы-невры этнически, сейчас сказать сложно, ведь историки имеют дело только с артефактами, которые не дают сведений о том, на каком языке говорили эти древние обитатели Полесья. Многие исследователи, по косвенным данным, считают милоградцев балтами. Лингвисты даже выделяют вымершую группу балтийских языков — Днепро-Окскую. Возможно, именно жители Шведской горки оставили в Гомеле такие названия, как «Мильча» или старое название Сожа — «Нерея». Кстати, устье реки Мильча находилось в те времена как раз у Шведской горки.
Покровская брама в Мильче

В Новой Мильче, которую, к слову, основали старообрядцы, на перекрестке улиц Дружбы и Оршанской стоит кирпичная брама, оставшаяся от Покровской церкви. Деревянная церковь, которая была очень похожа на Ильинскую, сгорела в 1997 году. Здание было построено еще в 1840-м году и действовало до 1934-го.

После церковь переделали в зернохранилище, а еще позже – в клуб. После пожара осталась только сиротливая брама, которая до сих пор здесь стоит, как портал в потусторонний Гомель, где живут волоты, цмоки и оборотни.
Текст: Дмитрий Новиков
Фото: Дмитрий Новиков, gomel.today. А также: velvet.by, anonimusi.livejournal.com, gomelstreet.info, wikimedia.org
, yandex.maps