«Маленьких детей топили сами дедушки». Как пережившая ребенком оккупацию гомельчанка, оказавшись в России, ищет правду и не может найти

  • 12 января 2019, 12:05
  • 9598
  • 0


После войны семья Лидии Павловны Пальчиковой из Романович, что под Гомелем, оказалась в Карельской АССР. Многие жители БССР тогда переезжали в эту республику, белорусы и до сих пор остаются там третьей по величине группой населения.

Однако добиться особого статуса белорусам, пережившим все ужасы войны детьми, в России до сих пор не удается, пишут «Аргументы и Факты».

Лидия Павловна Пальчикова родом из деревни Романовичи Гомельской области. Точной даты рождения не знает, но по паспорту записана родившейся во второй половине 1937 года. Семилетним ребёнком Лидия Павловна чуть было не попала в концентрационный лагерь «Озаричи» недалеко от станции Красный Берег. Здесь фашисты отбирали детей для донорства крови раненым немецким солдатам.

«От немцев мы прятались в болотах, — рассказывает Лидия Павловна. — Так, однажды под утро мы услышали лай собак. Куда бежать? Конечно, на болото. И все в воду. Маленьких детей нельзя было успокоить, и детей возрастом до трёх лет топили. Сами дедушки. Там утопили и братика нашего, 1941 года рождения. Я напугалась — подумала, меня тоже утопят».

В другой раз от немцев прятались в гумне, в стогах сена. Но укрыться не удалось. Прибежали полицаи, забрались на верх соломенной кучи и шомполами стали протыкать солому. Кого не убили, снова отправили на сборный пункт концентрационного лагеря, в том числе Лиду и Колю. И снова брата с сестрой спасли налетевшие самолёты — очередь до них дойти не успела. Но убежать на этот раз не удалось, и деда с Лидой и Колей отправили жить в деревню Красный Берег. Под надзор старосты.


Уже несколько лет Лидия Павловна пытается найти подтверждение тому, что она с младшим братом находилась в немецкой оккупации. К сожалению, пока безрезультатно.

«Мы никак не можем доказать, что были на оккупированных территориях, — говорит женщина. — Я обращалась на телепередачи, в политические партии, в приёмную к Путину, но всё без толку. Уведомления возвращаются — ответа нет. Потом узнала, что обращения перенаправляли в местную администрацию, но местная администрация ко мне никогда не приходила». Косвенные свидетельства пребывания женщины в Беларуси во время войны есть. К примеру, справка о том, что с 1945-го по 1953 год Лидия Павловна воспитывалась в Улуковском детском доме Гомельского района. Или паспорт, выданный женщине по выпуску из детского дома. Он, кстати, хранится в Гомельском областном музее военной славы.

В марте 2016 года Лидии Павловне пришёл ответ из Государственного архива России: «в имеющемся неполном комплексе документов по концлагерю "Озаричи", а также в материалах о злодеяниях по Гомельскому району одноимённой области каких-либо сведений о Межохиной Прасковье Григорьевне 1911 года рождения, Межохине Николае Павловиче 1939 года рождения и Межохиной Лидии Павловне 1937 года рождения и однофамильцах не обнаружено. Обращаем внимание, что списки угнанных граждан являются неполными и могут отличаться неточностью сведений».

Лидии Павловне порекомендовали обратиться в Национальный архив Белоруссии в Минске и в филиал Центрального архива министерства обороны в Санкт-Петербурге. Туда поступали сведения об узниках лагеря «Озаричи». Но если даже женщине удастся найти сведения о своей семье, получить помощь она всё равно не сможет. Поскольку закон «О мерах социальной поддержки детей войны» депутаты Законодательного собрания так и не приняли.

Подпишись на Я.Н

Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday

Люди в материале: Лидия Пальчикова (1)

Метки: Общество (35342)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...