История алкоголика, не прикасающегося к рюмке. Гомельчанин, вообще не употребляющий спиртное, стоит на учете в наркодиспансере

  • 17 декабря 2018, 16:47
  • 13837
  • 0



Хронический учет

Житель Гомеля Александр решил поделиться с нами своей историей. Еще в 2008 году он крепко выпил, а на следующий день почувствовал себя плохо. Сам вызвал «скорую», которая и забрала его в больницу с алкогольной интоксикацией. Александр не скрывает: да, на тот момент он выпивал. И, видимо, даже злоупотреблял спиртным. Но после того случая твердо решил — алкоголь ему больше не нужен. Гомельчанин полностью отказался от спиртного, и вот уже десять лет даже не притрагивается к стакану. Некоторое время тому назад он устраивался на работу на Север. В связи с этим необходимо было пройти медицинскую комиссию.


Александр рассказывает:

 В числе прочего, в списке был указан и врач-нарколог. Прихожу в областной наркологический диспансер и с удивлением узнаю: я давно состою там на учете! Стал выяснять, в чем дело? Оказывается, меня поставили на учет после того вызова «скорой». При этом меня самого в известность никто не ставил. Десять лет я не пью, но все это время числюсь алкоголиком.

Гомельчанин стал выяснять: как же ему, абсолютно непьющему человеку, сняться с наркологического учета? Оказалось, что это не так просто сделать. По словам Александра, для начала ему предложили пройти специальную комиссию. При этом услуга эта — платная, стоит около 30 рублей. Но и успешное прохождение комиссии, как объяснили «пациенту», тоже еще ничего не гарантирует. Чтобы в наркологическом диспансере учет аннулировали, нужно ходить туда и наблюдаться в течение года. Периодичность контроля может быть разная. Например, раз в три месяца. Но абсолютному трезвеннику назначили явку каждый месяц.

Александр недоумевает:

— Получается, как в той поговорке: вход стоит один рубль, а выход — два? Для того, чтобы тебя официально «приняли» в алкоголики, достаточно одного эпизода. А вот чтобы доказать, что ты не пьешь, необходимо целый год? Да еще нужно платить врачам деньги. Но дело даже не в деньгах. Просто мое человеческое достоинство задевает то, что я уже десять лет не употребляю спиртное, но числюсь на учете у наркологов.


И еще один момент вызывает у гомельчанина удивление. Если ты обращаешься в наркодиспансер за платной помощью, то тебе гарантирована анонимность. И никакого учета. А вот если ты обратился за помощью к врачам на общих для всех граждан РБ основаниях, но был при этом выпивший — ты попадаешь на учет.

«Все эти годы он искусно маскировался...»

На сайте учреждения «Гомельский областной наркологический диспансер» (УГОНД) действительно указано: при обращении за платными услугами анонимность гарантирована. И на самом деле, было бы странно, если бы имя больного, заплатившего 180 рублей за выведение из запоя или 850 рублей — за месячный курс реабилитации, при этом еще и подлежало огласке. По указанному телефону в диспансерном отделении нам также подтвердили — если пациент обращается анонимно, то на учет он не ставится.


Заместитель главного врача УГОНДа от комментариев отказался. А вот в отделении медосвидетельствований нам пояснили порядок постановки и снятия с наркологического учета. На профилактический учет на один год ставят в случаях, если человек был просто зафиксирован пьяным. Например, попал в лечебное учреждение в состоянии алкогольного опьянения. При отягчающих обстоятельствах — совершении правонарушения, участии в ДТП, — можно получить сразу три года. О постановке на учет гражданин извещается специальным письмом. В течение этого времени он обязан периодически ходить на освидетельствования. Случается, что наши соотечественники выезжают на работу за рубеж. Тогда может быть достаточно письменного заявления от близких родственников гастарбайтера — не пьет, дескать, и не дебоширит. Если за весь период нарушений не было, то человека с учета снимают.

Честно говоря, ситуация все равно представляется несколько странной. Автор сам к пьянству относиться крайне отрицательно и ведет здоровый образ жизни. Но ведь алкогольные напитки у нас легальны? И их приобретение и употребление не является нарушением? Почему же тогда человека, попавшего к медикам под шафе, уже с первого раза ставят на учет? Дает ли основание единичный случай выпивки подозревать его в систематическом и неконтролируемом злоупотреблении спиртным? Не логичней бы было ставить на учет только тех, кто хотя бы второй раз попадается пьяным? Или явно совершает после порции спиртного неадекватные действия? А вот, например, ограничить ночную торговлю спиртным действительно было бы полезно — и для здоровья, и для спокойствия населения. Значительно меньше тогда было бы работы и милиции, и врачам-наркологам.


Но что делать нашему читателю, уже отбывшему десятилетний «срок» учета? Ведь кроме того злосчастного вызова «скорой», никаких других «сигналов» о том, что он употреблял, не было. Но видимо, «презумпция невиновности» тут не работает. Ведь Александр говорит, что понятия не имел, что стоит на учете. И по этой причине не являлся для контроля в диспансер, но теперь должен снова отбыть год, уже «для профилактики».

Мы спросили работников наркологии, а не может ли современная медицинская наука определить по анализам, состоянию нервной системы и другим косвенным признакам, или хотя бы по опросам близких и соседей, является человек пьяницей, или нет? Ответ был таков: «Вы знаете, есть люди, которые очень искусно маскируются». Ну как тут не вспомнить кинокомедию «Бриллиантовая рука»: «И что же, все эти десять лет он пил, дебоширил, и, так сказать, морально разлагался?», — вопрошает оперативный работник милиции (Владимир Гуляев) «Ну нет. Вы знаете, все это время он искусно маскировался под порядочного человека. Я ему не верю», — отвечает бдительный управдом (Нонна Мордюкова).

Хождение по кругу риска

Александр говорит, он со своей проблемой обошел уже не одну медицинскую инстанцию, добрался до областного управления Минздрава. Везде обещают разобраться в ситуации, но пока все остается без изменений. А одна молодая врач даже заявила: «А чем вы докажете, что не пьете?»

«Инструкция о порядке диспансерного учета» наркологических учреждений предполагает два вида пациентов и их соответствующего оформления. При постановке диагноза «зависимость от психоактивных веществ» больной ставится на диспансерный учет и подлежит «динамичному наблюдению». Если же употребление алкоголя и наркотиков влечет для человека вредные последствия, но зависимости от них нет — он считается находящимся в группе риска и подлежит профилактическому учету. Исходя из буквы и духа этих норм, нельзя ли предположить, что человек, в течение десяти лет никак не зафиксированный органами милиции, лечебными учреждениями или хотя бы показаниями соседей в состоянии опьянения, давно уже не подвергается «вредным воздействиям» веществ, так «активно» поражающих психику? И, следовательно, из группы риска и профилактического учета должен быть исключен.

При этом учет в наркологическом диспансере — не такая уж невинная формальность, и может повлечь за собой ряд неприятностей. Фактически, он лишает человека определенных прав. Например, накладывает ограничения для трудоустройства по ряду специальностей — водителем, работам на высоте, с большим электрическим напряжением, с определенными движущимися механизмами, и так далее. Да и вообще, в наше время далеко не каждый наниматель захочет брать на работу человека с таким диагнозом, даже дворником. Александр говорит, что в кадровом агентстве, в которое он недавно обращался, за сокрытие соискателем постановки на наркологический учет предусмотрен штраф до 20 базовых величин. Также лицо, стоящее на учете у нарколога, вряд ли получит водительские права. И даже может быть фактически лишено их — если права были выданы ранее. Не получит оно и разрешение на владение охотничьим оружием либо будет лишено его.


Есть также еще один существенный пункт. В случае, не дай Бог, привлечения к судебной ответственности, наркологический учет рассматривается как отягчающее обстоятельство. И при правовой коллизии — оставить человека на свободе, ограничившись штрафом или условным наказанием, или нет, — может послужить решающим аргументом при вынесении приговора к ограничению свободы или принудительного лечения в ЛТП.

Так что же, и в приведенном случае давно непьющему человеку также придется ходить целый год в наркологический диспансер? И подвергаться всем ограничениям, наряду с действительными алкоголиками и наркоманами? Или все же можно найти разумное решение этой немного запутанной ситуации?

Подпишись на Я.Н

Юрий Глушаков, gomel.today
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Гомель (25077)

Метки: Общество (33839), Такая жизнь (81), Главное (6900)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...