Как гомельчане Белый дом защищали: к годовщине кровавых событий в октябре 1993 года

  • 06 октября 2018, 11:11
  • 4488
  • 0


25 лет назад, в ходе конфликта между сторонниками Верховного Совета РФ и президента Ельцина, в Москве произошли вооруженные столкновения, жертвами которых стали сотни людей. Подробности этой трагедии выясняются до сих пор.

Жуков против Маркса

Краткая предыстория случившегося такова. 21 сентября 1993 года президент Борис Ельцин издал указ о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Их должна была заменить Государственная Дума, о выборах в которую также было заявлено. При этом данное решение вступало в противоречие с Конституцией РФ, не предоставлявшей президенту России таких полномочий. Противники Ельцина потребовали досрочных перевыборов не только парламента, но и президента. Часть союзов защитников Белого дома в августе 1991 от ГКЧП года снова выступили в защиту парламента — на этот раз против Ельцина.


Автор этих строк был очевидцем некоторых из тех событий. Беларусь в то время уже два года как была независимым государством. Однако происходившее в соседней России по-прежнему сильно влияли на ситуацию в РБ. Сначала мы узнавали о противостоянии между российским парламентом и президентом из СМИ. При этом, как правило, отношение официоза к «взбунтовавшемуся» Верховному Совету было отрицательным. А уже одно это вызывало у людей некие симпатии к парламенту. Несколько гомельских активистов, тогда еще «молодых и горячих», остаться в стороне от этих бурных событий просто не могли. И решили все выяснить на месте.

Среди них был и я. В 91-м году я уже участвовал в обороне Белого дома. И теперь происходило некое «дежавю» — снова исполнительная власть покушалась на права парламента, суверенного выразителя мнения народа? На работе мне удалось отпроситься. В начале 90-х о контрактной системе пока и близко не слышали. На предприятиях еще царила относительная демократия. По инерции советского времени проводились общие собрания трудовых коллективов. И я, молодой рабочий, мог подняться и прилюдно критиковать на них начальника цеха. Мне без особых вопросов дали несколько дней за свой счет. Напоследок пожилые рабочие нашей бригады, то ли в шутку, то ли всерьез, напутствовали: «Передавай их рабочему классу нашу солидарность».


Холодная осень 93-го года

Промозглым сентябрьским утром мы сошли с поезда на Белорусском вокзале. Минуя ряды «наперсточников», торговцев всем подряд и разных темных личностей, нырнули в метро и поехали к Белому дому. У здания парламента я увидел знакомую картину — толпы возбужденных людей окружали его с нескольких сторон. Но вот танков, как в 91-м, еще не было. Уже на подходе к Белому дому нам пытались всучить какие-то листовки со словами: «Жуков был хороший коммунист, потому что он — русский. А вот Карл Маркс — это еврей». Среди разношерстной толпы, собравшейся здесь, выделялись своей камуфляжной формой члены радикальной националистической организации РНЕ. «Баркашовцы» были единственными, кто ходил тут с оружием — короткоствольными автоматами АКСМУ. «Идейные» защитники Белого дома-93 представляли из себя крайне противоречивую смесь коммунистов и националистов. При этом большинство собравшихся были простые люди, крайне недовольные «шоковой терапией» 90-х и Ельциным. Часть из них считала, что генерал Руцкой и депутат Хасбулатов вернут им Советский Союз, другая — что Верховный Совет приведет их к настоящей демократии и «правильной» рыночной экономике.


В тот же день мы слушали на митинге выступление Виктора Анпилова. Лидер радикальных коммунистов сообщил, что «ельцинская милиция» захватила машину с дизельным топливом для установок, обеспечивающих жизнедеятельность здания Верховного Совета. И призвал собравшихся идти отбивать это горючее. Бывший со мной гомельский товарищ загорелся желанием принять участие в этой вылазке, но мы его удержали. Ходили слухи о готовящихся провокациях.


Вечером мы встретились со знакомыми москвичами. Это были студенты-историки из Архивно-исторического института, ректором которого был в свое время знаменитый Юрий Афанасьев. Начитавшись революционных брошюр начала XX века и архивных документов о лихих похождениях боевиков-эсеров, молодые историки создали организацию «Товарищество социалистов-народников». На этой же квартире «вписывались» и московские анархисты. Мнение наших местных знакомых было такое — поддерживать в этом конфликте некого. С одной стороны — «сталинисты» и националисты. С другой — коррумпированное правительство Ельцина. К тому же, у московских активистов за плечами был печальный опыт 91-го года. Тогда сразу два или три отряда под Черными знаменами сидело на баррикадах Белого дома. А уже спустя несколько месяцев «демократическая» милиция стала арестовывать анархистов и фабриковать против них уголовные дела. В октябре 93-го многие из этих активистов и членов общества «Мемориал» сформировали сандружину имени Максимилиана Волошина и выносили под огнем раненных в последующих событиях. Старшим в дружине был Ярослав Леонтьев, тогда — «социалист-народник», ныне — профессор, доктор исторических наук.

Пробыв еще несколько дней и в Москве, я уехал в Гомель. Нужно было выходить на работу. Да и возле Белого дома с его весьма пестрыми защитниками и путанной идеологией, казалось, делать было нечего.


Гомельчанин Валерий также ездил на московские баррикады. В 1991 году в Гомеле он участвовал в качестве добровольца в охране общественных объектов после провала выступления ГКЧП. Валерий рассказывает:

— В то время площадка возле Белого Дома уже была оцеплена милицией. С активистом правозащитного общества «Мемориал» Дмитрием мы пробирались к Верховному Совету по каким то дворам, лезли по крышам. За этим занятием нас и забрала милиция. Доставили в отделение. В знак протеста мы не нашли ничего лучшего, как запеть «Марсельезу». Через некоторое время нас выкинули из милиции.

Ночью гомельчанин все же проник к Белому дому. Долго бродил среди палаток, потом решил вступить в дискуссию с «баркашевцами». Спор, видимо, получился жарким и радикалы передали все той же ельцинской милиции. Но Валерию повезло — его и второй раз милиционеры благополучно отпустили, после чего он уехал в Гомель.


Гражданская война в пределах МКАД

В тех событиях, насколько нам известно, принимали участие и другие наши земляки. В Москву из Гомеля выехали представители одной организации, выступавшей тогда за «славянское единство». Во время столкновений они попали под обстрел из крупнокалиберного пулемета БТРа. Ощущения, как они говорят, трудно забываемые.

Другие гомельчане ездили в столицу России с более прозаическими целями — надеялись получить там оружие и вернуться с ним в Гомель. Мародерство в те смутные дни также процветало. В лихие 90-е с помощью «стволов» решались не только глобальные политические вопросы, но иногда — даже бытовые конфликты.


Днем 3 октября 1993 года сотрудники милиции открыли огонь из пистолетов и автоматов по демонстрантам, двигавшимся к московской мэрии. Появились убитые и раненные. Но манифестантов это не остановило. Затем произошел штурм здания мэрии, начатый без приказа сторонниками генерала Альберта Макашова. Эта атака также сопровождалась перестрелкой с обеих сторон. При дальнейшей попытке демонстрантов во главе Макашовым взять телецентр «Останкино» по ним был открыт огонь из автоматического оружия и БТРов. В результате погибло, по меньшей мере, 46 человек. Одновременно у Моссовета на митинг собралось до 50 тысяч сторонников Бориса Ельцина. По поручению премьер-министра Егора Гайдара председатель Госкомитета по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу готовился раздать сторонникам Ельцина оружие. В Москву были введены Тульская дивизия ВДВ, гвардейские мотострелковая Таманская и танковая Кантемировская дивизии.


Утром 4 октября начался обстрел блокированного войсками и милицией Белого Дома. В течение нескольких часов велась прицельная стрельба из танков, БТР и автоматического оружия. Здание Верховного Совета РФ охватил пожар. Затем спецназ и десантники пошли на штурм. К 17 часам началась массовая сдача защитников Белого дома. Сотрудники правозащитного общества «Мемориал» зафиксировали случаи гибели людей от побоев и жестокого обращения в милиции.


7 октября указом Ельцина было объявлено Днем траура. По сути, в столице России в те дни произошли акты настоящей гражданской войны.

Даже официальные данные погибших в трагические дни октября 1993 года в Москве расходятся — от 147 человек до 200 человек.


Свидетель тех событий, бывший президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов в одном из интервью назвал тысячу убитых. По другим неофициальным данным, количество жертв называют в 1 500 человек. Среди погибших — несколько иностранных журналистов, за которыми вели охоту неизвестные снайперы.

Политическим результатом трагических событий в октябре 1993 года стало принятие новой Конституции РФ, согласно которой полномочия президента России были значительно усилены, а права парламента — сокращены.





Юрий Глушаков, gomel.today
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Гомель (24071), Москва (856)

Метки: Общество (32241)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...

Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...


Новости партнеров