Мистическое путешествие под дворцом: гомельчанин Валерий Мухин вспоминает, как заблудился в «подземных катакомбах»

  • 15 сентября 2018, 10:49
  • 7564
  • 0


С завидной регулярностью в различных источниках появляется информация о разветвлённой сети подземных коммуникаций под территорией Гомельского дворцово-паркового ансамбля. Якобы они были построены для срочной эвакуации хозяев гомельского имения, вели на другой берег Сожа в район Якубовки, пишет городской журнал «Белка».

И даже хозяин поместья Паскевич инспектировал подземный тоннель, проезжая его... в карете. Сотрудники Гомельского дворца уверяют, что наличие тайных подземных ходов — красивая легенда, не более. А выложенные кирпичом арочные своды — это дореволюционные коллекторы для отвода из парка ливневых вод, ледники для хранения продуктов. Валерий Мухин придерживается романтической версии.

— В 1960-м году нам с одноклассниками было по 10-11 лет. Жили в Новобелице, но нас периодически возили на экскурсии в Парк культуры и отдыха имени Луначарского. Дворец ещё не был полностью восстановлен после войны, и предметом нашей поездки был планетарий, занявший здание Петропавловского собора.

Рядом с планетарием находилась усыпальница семьи Паскевичей, которая на тот момент представляла собой полуразрушенное здание. Войти в него можно было абсолютно свободно. Декоративная кованая решётка была открыта, вниз вели ступени, сходя с которых вы ступали на твёрдый пол. На полу валялись обломки кирпича. Стены были обшарпаны, в неприглядном состоянии.

В полу имелись отверстия, три или четыре, не помню. И вот мы заинтересовались, а что же там, за ними? Были мы худыми, «прозрачными», и смогли в одно из таких отверстий протиснуться. Волновались, но любопытство оказалось сильнее страха. Решили организовать подземную экспедицию.

Нас было четверо. Без разрешения родителей приехали из Новобелицы в парк. К спуску под землю подготовились основательно. Каждый взял фонарик, к нему — запасные лампочки. Посветили в одно из отверстий и увидели вымощенный пол на глубине метра полтора. Кто-то из нас начал сомневаться в предприятии, но любопытство вновь оказалось сильнее.

Спустились. Оказались в помещении, при первом осмотре которого ничего примечательного не заметили. Но потом в одной из стен увидели ещё отверстие.

Это я сейчас понимаю, что топтаться по чужим захоронениям нельзя, а это и было самое настоящее захоронение, но что с мальчишек взять? Решили, что пройдём по боковому проходу немного вперёд, не теряя из виду просвета, и вернёмся. Забегая вперёд, скажу, что всё пошло не по плану.

Мы осторожно, каждый со своим фонариком, двинулись вперёд, постоянно оглядываясь на выход. Тоннель был небольшой. Где-то метр в ширину и полтора в высоту. Пол твёрдый, стены из кирпича. В некоторых местах громоздились кучи какого- то хлама. Помню, что перебираться через них было сложно, но можно.

Увлекшись продвижением вперёд, и сами не заметили, как потеряли из виду выход. Всё-таки решили вернуться. Идём, а просвета всё нет! Вероятно, тоннель имел несколько ответвлений, а мы не заметили развилку! Вот тут началась паника. Мы метались то взад, то вперёд, потеряли последние ориентиры и уже не знали, куда двигаться. Паника привела к тому, что стало тяжело дышать, не хватало кислорода. Помню, один из моих товарищей начал плакать, звать свою маму. А тут ещё фонарики стали постепенно гаснуть один за другим, и замена лампочек оказалась бесполезной.

Голова перестала соображать, и мы, отчаявшись, напролом кинулись со всех ног, сами не зная, куда. Не помню, сколько мы шли не сворачивая, перебираясь через завалы. Тут ещё вспомнили городские легенды о том, что в гомельских подземельях живут бандиты, что здесь пропадают люди. Храбрости нам это не прибавило.

Уже и говорить между собой перестали. Просто брели молча вперёд, и всё. Минуты превратились в вечность. Усталость давила, и пару раз мы останавливались перевести дух.

Вдруг впереди что-то мелькнуло. И в тот же миг стало легче дышать. Поначалу я решил, что начались галлюцинации. Однако мы метнулись к свету в уверенности, что сейчас снова окажемся в усыпальнице. Не тут-то было. Мы оказались в другом помещении, в потолке которого зияла дыра площадью метра три квадратных, похожая на след от разрыва бомбы. Находилась дыра на высоте три или пять метров, не дотянешься. И видишь божий свет, а выйти невозможно...

В противоположной стене этого помещения мы увидели очередное отверстие. Не хотелось в него лезть, хватило нам и одного хода. И мы стали кричать, звать на помощь. Кричали так, что сорвали голоса, но на помощь так никто и не пришёл. Как потом оказалось, мы находились в подвале башни с часами, в то время сильно повреждённой.

Обессилевшие, сели на пол. Надеялись, что кто-то в конце концов появится. Очень хотелось пить, не было сил даже вверх посмотреть. Но когда свет закрыла тень, подняли глаза. На нас смотрел мужик неопрятного вида, не внушавший никакого доверия. Мы испугались, но охрипшими голосами стали просить его вытащить нас наверх.

Мужик удивился. Первым делом спросил, как мы в подвал попали, ведь рядом не имелось никакой лестницы. Горизонтальных проходов сверху видно не было. А мы и не смогли признаться в том, что прошли полпарка под землёй. Наш собеседник что-то буркнул и скрылся.

Ждали мы очень долго, и уже потеряли надежду на его возвращение. Но мужик вернулся. Притянул с собой какое-то дерево с ветками и опустил к нам. Мы кинулись к этому дереву, отталкивая друг друга, и вскарабкались наверх. Откуда только силы появились! Помню, что мужик всё что- то спрашивал, но мы от волнения потеряли дар речи. Он махнул рукой и ушёл. А мы улепётывали с этого места, не чувствуя под собой ног.

Немного придя в себя, поинтересовались, сколько же сейчас времени. Оказалось, 16.15. А спустились мы в усыпальницу ровно в 10! Думали, что пробыли под землёй около часа, а оно вон как получилось.

После того приключения я очень долго обходил усыпальницу стороной. Повзрослел и задумался о мистических вещах. Как мы могли заблудиться, если старались не терять из вида просвет в конце тоннеля? Какая сила водила нас по нему больше шести часов? Почему у всех одновременно отказали фонарики? Ладно, нехватка кислорода, но ведь на работу лампочек и батареек это не могло повлиять. Кстати, оказавшись наверху, мы попробовали включить фонарики снова, и они исправно загорелись. Даже сейчас, вспоминая те давние события, не могу отделаться от ощущения присутствия чего-то потустороннего.

P.S. Сегодня, с высоты прожитых лет, я думаю вот о чём. Почему за все прошедшие десятилетия никто как следует не исследовал подземные переходы, о которых так много говорят. Парк ими, вероятно, изрезан во всех направлениях. А моё свидетельство существования подземных коммуникаций далеко не единственное. Почему бы не превратить их в городскую достопримечательность? Не все. Нужно определить часть, пригодную для показа. Упорядочить, укрепить её, устроить вентиляцию, освещение. От туристов отбоя не было бы. Есть же пример такого подхода к делу совсем недалеко от нас — Антониевы печеры в Чернигове. А замуровать те выходы, которые до сих пор на виду, — самое простое решение.


Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Люди в материале: Валерий Мухин (2)

Места: Гомель (23537)

Метки: Общество (31526)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...

Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...