Окнаград 15/01 - 31/01:

Забрали на органы или убили: Новый двор о пропаже Максима Мархалюка

  • 17 декабря 2017, 09:58
  • 31567
  • 2



Спустя три месяца после пропажи 11-летнего школьника сельчане перестали верить, что Максим заблудился в пуще.

«Максимки уже три месяца нет, совсем плохо без него», — грустно рассуждает жительница нового двора Валентина Александровна. Тот вечер 16 сентября, когда в деревне бесследно пропал мальчик, разделил жизнь Нового двора на «до» и «после». Раньше деревню все считали тихим спокойным местом. Теперь родители боятся отпускать детей одних, а сами с опаской возвращаются по вечерам с работы, потому что уверены: к пропаже Максима причастен кто-то из местных.

В Новодворской школе в последние недели года идет обычная жизнь. Двор украшен к праздникам, в холле стоит елка, на стенах и окнах висят снежинки, а из одного из классов доносятся звуки фортепьяно и детские голоса, которые поют хороводные песни, рядом с вахтой висит объявление с приглашением на Новогодний бал. Директор Алла Гончарова по телефону обсуждает вопросы по февральским выборам и установку штендера. Когда речь заходит о Максиме, то она кратко отвечает, что рассказывать нечего:

«Что я вам скажу? Пусть Следственный комитет говорит, они у нас сегодня работают. Взрослые переживают, а детки учатся, они не умеют это долго держать в себе».

В Новодворской школе — всего один пятый класс, исчезновение Максима не повлияло на учебный процесс — каждый день уроки. Сейчас в классе осталось всего четыре ученика, все мальчики. Максим Мархалюк был пятым, но уже три месяца в школьном журнале ему не выставляют отметок.

Мама одноклассника Максима Людмила Ярошевич показывает детсадовский альбом и говорит, что ее сын очень скучает по лучшему другу.

Чуть позже соседи рассказали, что именно с этими мальчиками чаще всего общался и играл Максим. Больше остальных теперь скучает пятиклассник Илья Ярошевич, лучший друг Максимки, они с первого класса сидели за одной партой.

Мама Ильи Ярошевича листает детсадовский выпускной фотоальбом сына, показывает в нем фотографию еще шестилетнего Максима и смахивает со щеки слезу.

«Не могу без слез смотреть. Первое время невозможно было. Я смотрела на сына и сразу Максимку вспоминала», — говорит Людмила Ярошевич.

Женщина работает на ферме, муж также в хозяйстве. Иногда у них двоих накладывается вторая смена, в такие вечера за их Илюшей смотрит соседка. Но мать признается: «Даже сейчас каждый раз на душе неспокойно». Больше всего терзает неизвестность и тот факт, что люди, причастные к пропаже мальчика и сам Максим до сих пор не найдены.

Детей боятся отпускать одних

По словам Людмилы и ее мужа, теперь родители боятся отпускать детей одних из дома, да и дети стали более осторожными, лишний раз не хотят идти на улицу. Если раньше школьники могли самостоятельно возвращаться домой после второй смены, то теперь родители стараются их встречать.

«У нас в школе музыкальная школа до 8 часов вечера. Теперь постоянно вижу родителей, которые ждут детей. Раньше такого не замечала», — добавляет Валентина Евгеньевна, которая живет напротив школы.

«Мой Илья раньше все время на улице проводил. А теперь только в телефоне сидит или телевизор смотрит, компьютер», — обратила внимание на изменение в поведении сына Людмила.

Сельчанки добавляют, что деревня живет в постоянном стрессе. И если раньше они могли спокойно в одиночку идти в лес, то теперь порой страшно возвращаться домой с работы.

«В 10 часов вечера в деревне не горит ни один фонарь, темнота. А люди возвращаются с работы в 11 часов вечера, а бывает и в 12 ночи дойку на ферме заканчивают. Зачем председатель выключает освещение? Он экономит на деревнях, а потом премии получает, а жителям неудобно», — поднимает злободневную проблему Нового двора Валентина Александровна, по этому вопросу и другим вопросам она собирается писать жалобу на местную власть.

Не верят, что заблудился в пуще

«Небывалый случай в деревне. В городе больше дети пропадают. Только и версии, что Масима или украли, или забрали на органы», — делятся последними новостями соседки семьи Мархалюков.

Спустя три месяца после пропажи 11-летнего школьника сельчане перестали верить, что Максим заблудился в пуще. Многие теперь убеждены: ребенка не было в пуще с первого дня. Теперь в деревне обсуждают, что мальчика либо украли, либо произошел несчастный случай, а виновник или кто-то, кто причастен к пропаже школьника, живет в Новом дворе и теперь боится признаться.

«Я, наверное, одна из последних видела Максима. Это было возле нашего дома, мы с внучкой возвращались из деревни, встретили его, это примерно в половину восьмого вечера было. Он на велосипеде катался возле сельсовета и по улице. Моя внучка с ним о чем-то заговорила», — вспоминает Валентина Александровна, которая живет в одном коттедже с семьей Мархалюков. Они на втором этаже, а она — на первом.

Женщина уверена, что в тот вечер Максим не мог пойти или поехать в лес. Она вспоминает, что тогда очень рано стемнело. Уже в половину восьмого вечера небо затянуло тучей, стало темно, как в 9 часов. Этот факт убеждает женщин, что Максим не мог в сумерках отправиться в лес, тем более собирать грибы.

«Ничего не видно было. Ближе к восьми часам я во двор выходила, чтобы скотину кормить, и хорошо помню, что брала с собой фонарик», — добавляет женщина.

Дети скучают и видят Максима во сне

Валентина Александровна обратила внимание, что больше всех переживают дети. Рассказывает, что многие мальчики, которые раньше всегда приезжали на каникулы к бабушкам в Новый двор и общались с Максимом, в этом году не захотели ехать на каникулы.

«Внук соседки сказал, что не поедет, пока Максимку не найдут. Может, на зимние каникулы его уговорят», — отмечает женщина.

Бабушка мальчика рассказывала ей, что ребенок в первое время из-за переживаний стал хуже учиться, часто плачет, иногда видит Максима во сне.

«Моей Лерке тоже недавно приснился Максим. Рассказывала мне: «Бабушка, почему-то у Максимки было зеленое лицо», — добавляет Валентина Евгеньевна.

Соседка вспоминает, что родители очень берегли и любили Максима. Говорит, до второго класса ребенок постоянно был под присмотром матери, ни на минуту не оставался один. Иногда другие женщины ей даже замечания делали Вале: мол, ни одного ребенка в Новом дворе так не опекают, как Максима.

«Мать как будто чувствовала, что у него такая судьба», — рассуждают женщины.

Родители верят, что Максим живой

Соседи и знакомые семьи Мархалюков стараются лишний раз не обсуждать тему пропажи Максима с его родителями.

«Сегодня видела Валю в магазине. Она боком, боком. Людей обходит. Сами понимаете, горе такое, а неизвестность эта хуже всего», — рассказывает Людмила.

«Как мама Максима? Почернела вся Валя, осунулась. Смотришь на нее — и у самой сердце болит. Я к ней в душу не лезу. Когда прочитаю в интернете что-то новое, если новую версию ясновидящих в соцсетях напишут, то прихожу рассказать», — отмечает Валентина Евгеньевна.

Окна женщины выходят во двор Мархалюков. На ее глазах горе буквально подкосило и отца.

«Часто замечаю, как отец после работы ходит по двору грустный такой. Потом станет возле калитки и смотрит все на стадион. Иногда там детки бегают. А я вижу, что он стоит и плачет. Иногда даже вечером, станет и смотрит, хотя детей уже нет. Повиснет на этой калитке и долго стоит», — делится наблюдениями соседка.

Соседки, которые близко общаются с мамой Максима, говорят: «Валя верит, что Максим живой, что его скоро найдут».

Она часто рассказывает, что сын приходит к ней во сне и просит прощения. «Наверное за то, что пропал, доставил маме столько слез и страданий. Как любая мать, она хочет верить в лучшее», — предполагают местные.


СТО 21/01 - 23/01:
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Люди в материале: Максим Мархалюк (12)

Метки: Происшествия (11555)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KSK 22/01 - 23/01:

Самое читаемое