Потчуя граждан дубинками, власть может дождаться, что начнет получать в ответ

  • 16 September 2020, 09:04
  • 9128
  • 0


Использование правящим режимом в Беларуси для борьбы с протестующими сначала анонимизированных сотрудников правоохранительных органов, а потом и людей в гражданском в масках и с дубинками симптоматично и может привести к эскалации насилия, сообщают Naviny.media.

Граждане и организации, права и законные интересы которых ущемлены действиями (бездействием) сотрудников органов внутренних дел, вправе обжаловать эти действия (бездействие) в вышестоящий государственный орган или вышестоящему должностному лицу, прокурору или в суд.

Однако на практике этим правом нельзя воспользоваться в том случае, если нельзя определить, на какого именно сотрудника вы жалуетесь. Например, он не представился или представился вымышленным лицом, был при этом в маске или балаклаве, использовал автотранспорт без номеров.

Сейчас на массовых мероприятиях МВД не использует жетоны или номера на одежде, по которым можно было бы запомнить конкретного сотрудника.

Анонимность людей из правоохранительных органов и круговая порука в их среде создают ситуацию безнаказанности, что безусловно устрашающе действует на граждан.

Когда такие сотрудники дают свидетельские показания в суде по видеосвязи, в масках и под вымышленными фамилиями, а тем более когда такие показания оказываются лжесвидетельством, то это подрывает доверие и к органам внутренних дел, и к судебной системе.

Возможно, такое положение дел правящим режимом рассматривается как необходимое зло в момент, когда стоит задача продержаться здесь и сейчас, а про завтра они не задумываются.

Лукашенко: иногда не до законов

При представлении нового генпрокурора Андрея Шведа 10 сентября Александр Лукашенко обмолвился: «Хотя когда осуществляется практически наглая интервенция, как я называю, извне и она подогревается изнутри и руководится извне, там иногда не до законов, надо принять жесткие меры, чтобы остановить всякую дрянь, которая на это претендует. В данном случае ситуация не такова». Глава государства подчеркнул: «Я не призываю вас нарушать законы».

Тем не менее, когда при представлении нового руководителя органа, призванного следить за исполнением закона, Лукашенко пусть и с оговорками, но говорит, что «иногда не до законов», это прочитывается как сигнал обществу: никто не накажет тех сотрудников силовых структур, которые вышли за пределы правового поля при подавлении протестов.

Возможно это прочитывалось бы по-другому, если бы были возбуждены уголовные дела не только против протестующих, но и сотрудников правоохранительных органов. Ведь ООН заявила о 450 задокументированных случаях пыток и жестокого обращения с людьми, задержанными после выборов 9 августа в Беларуси.

Партии требуют прекратить насилие и наказать виновных

«У нас правовой Чернобыль», — так прокомментировал ситуацию в стране председатель Верховного Совета XII созыва генерал-лейтенант милиции в отставке Мечислав Гриб. А и.о. председателя Объединенной гражданской партии подполковник милиции в отставке Николай Козлов подчеркнул, что «безнаказанность порождает садизм».

Эти заявления прозвучали 10 сентября на круглом столе, во время которого представители подавляющего большинства зарегистрированных в Беларуси политических партий (как оппозиционных, так и провластных) подписали резолюцию с требованием прекратить репрессии, возбудить уголовные дела по фактам убийств, пыток, избиений, произвольных задержаний для последующего привлечения к ответственности виновных.

Лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин обращает внимание на еще один аспект. Когда против протестующих используют людей в гражданском без опознавательных знаков, то это провоцирует общество на создание сил самообороны, что может угрожать эскалацией насилия, вести к гражданской войне.

Белорусское законодательство запрещает создавать добровольные дружины при политических партиях, других общественных объединениях, а равно создавать в таких дружинах организационные структуры партий, других общественных объединений. Впрочем, органы внутренних дел должны по закону защищать от преступных и иных противоправных посягательств всех граждан — независимо от их политических и иных убеждений. Но на практике милиция, напротив, преследует политических оппонентов правящего режима.

На белорусские улицы вышли «тихари»

Между тем рейды по спальным районам с произвольными задержаниями в ночи после выборов совершали люди не только в форме правоохранительных органов, но и в гражданском, которых в Беларуси называют «тихари». Витрину в столичном кафе — единственную за весь период протестов — также разбил такой «тихарь», а не демонстрант (в соцсетях сразу опознали его по фото и видео, назвали фамилию и должность, а МВД не подтвердило, но и не опровергло эту информацию).

Тут мы подходим к интересному политическому последствию использования «тихарей». Казалось бы, все по Станиславу Лецу: «Некрасиво подозревать, когда вполне уверен!» Но вот как раз уверенности в том, что люди в гражданском представляют МВД, в дальнейшем будет все меньше.

Нет, если оказать им сопротивление, то с высокой долей вероятности гражданина привлекут к уголовной ответственности за сопротивление сотруднику МВД. Но поскольку эти люди ездят на машинах без номеров, часто носят маски и балаклавы и нередко ведут себя так, как будто не знают о существовании закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», то резонно допустить, что похищать людей и избивать их также вполне могут как обычные уголовники, так и запрещенные законом добровольные дружины при политические организации.

Люди в форме сегодня не реагируют на такие действия своих переодетых в гражданское коллег, а завтра людей в форме на улицах может и вовсе не оказаться. На политологическом языке это называется размыванием монополии государства на насилие как средство господства.

В современной Беларуси даже неполитизированный обыватель вынужден учитывать угрозу произвольных задержаний и избиений, ОМОН вызывают на поющих в коридоре вуза студентов, на пытающихся бастовать рабочих.

Это откровенное использование насилия для сохранения власти против подчеркнуто мирных массовых протестов в любой момент может спровоцировать не единичные инциденты с телефонными угрозами семьям омоновцев, как это бывает сейчас, а вполне реальное насилие, которое может затянуть в свою воронку очень многих.

Бывший главный тренер сборной Беларуси по хоккею Эдуард Занковец написал в «Фейсбуке»: «Мне кажется, если человек борется за правое дело, ему не надо прятать свое лицо, а если приходится надевать маски перед своими согражданами, может, стоит задуматься, правильные ли вещи я делаю?»

Не случайно наблюдается отток кадров из силовых структур, а Лукашенко прямо призывает их представителей при несогласии с руководством не делать публичных заявлений, а тихо подавать рапорты об уходе в отставку: «Вы — люди в погонах. Не надо поститься и хайповать. Уйдите в сторону и не мешайте».

Беларусь рискует скатиться в категорию «несостоявшихся государств»

Возникает вопрос не только с государственной монополией на насилие, но и с его легитимностью. Мечислав Гриб отмечает, что ни один закон не разрешает избивать, а тем более пытать задержанных. А вот Лукашенко, выступая с посланием парламенту и народу 4 августа, прямо заявил о проводившихся по его указанию внесудебных расправах над теми, кого власти в 90-е считали бандитами, но не могли это доказать:

«Сегодня остались один Шейман (Виктор Шейман — в прошлом высокопоставленный силовик, ныне управляющий делами президента. — ред.) и еще пару человек, которые с пистолетами ходили, ездили, уничтожая подонков».

Обыватель может приветствовать такой метод наведения порядка, но даже опыт Беларуси свидетельствует, что на следующем витке государству приходится бороться с рэкетом, за которым стоят уже сотрудники правоохранительных органов. Часть этой закулисы открылась в 2002 году на суде над группой силовиков, впоследствии признанных виновными в похищении журналиста Дмитрия Завадского и убийстве еще пяти человек. Тогда бывших офицеров МВД Валерия Игнатовича и Дмитрия Малика осудили на пожизненное заключение.

Возникшие под крылом государства законспирированные «эскадроны смерти» и в Латинской Америке в 60-80-х, и в современной Венесуэле, равно как и гаитянские тонтон-макуты, призванные уничтожать и запугивать преступников, оппозицию и враждебных власти элементов, по своей инициативе занимались личным обогащением за счет рэкета.

Такие явления означают, что государство не справляется со своей основной функцией по обеспечению безопасности граждан. Если положение дел быстро не исправляется, то нелегитимность насилия в восприятии граждан переносится на весь полицейский аппарат и противостояние выглядит как «охранка режима против народа».

В таких условиях насилие может растянуться на долгие годы, а может спровоцировать переход части правящей элиты «на сторону народа» и быстрое смещение «антинародного режима». В истории есть примеры и того, и другого.

Для Беларуси в этом плане есть дополнительная угроза превращения страны в «несостоявшееся государство» (failed state) с поглощением Россией в рамках «углубления интеграции».

Подпишись на наш телеграм-канал

Павлюк Быковский, Naviny.media
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday



Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое