«Стер все фото». Американский писатель оказался в гуще белорусских протестов и рассказал, что увидел

  • 21 July 2020, 17:00
  • 6964
  • 0


Американский писатель Чарли Бауман приехал из Литвы в Беларусь, заселился в квартиру с видом на Октябрьскую площадь и наблюдал разгоны мирных акций в прямом эфире своего окна. Своей историей он поделился с английской редакцией литовской телерадиокомпании LRT. The Village Беларусь приводит перевод его заметок.

Беларусь находится всего лишь в тридцати километрах от Вильнюса, но пересечь границу — это в некотором смысле сделать шаг на тридцать лет назад: в период политического гнета, который сопровождал правление коррумпированного и жестокого социалистического правительства. На протяжении большей части послевоенного периода, начиная со второй советской оккупации (нахождение Литвы в составе СССР в теперешней Литве часто называют оккупацией: соответственно, в 1940 году была первая оккупация, а с 1945 года — вторая оккупация. — Прим. The Village Беларусь) и до провозглашения независимости каждой страны, Литва и Беларусь были похожи в плане угнетения советскими захватчиками.

С приходом независимости Литва стала процветать. Похоже, что Беларусь на этом пути где-то трагически заблудилась.

Расстояние от литовской границы до Минска составляет чуть более ста километров. Как и Литва, белорусская сельская местность красива и относительно нетронута.

Моя квартира в Минске была в замечательном месте, с интригующим видом. Я сидел над Октябрьской площадью в центре города. Огромная площадь, рядом Дворец Республики и Дворец культуры профсоюзов — это привычное место сбора для проведения торжеств и других крупных мероприятий.

19 июня, после ареста одного из главных оппонентов Лукашенко на августовских президентских выборах, по всей Беларуси вспыхнули мирные демонстрации. Этот арест повторяет схему действия с любыми оппозиционными кандидатами, которая существует уже много лет.

В ту ночь в мирном протесте тысячи граждан выстроились в очередь, напоминающую небольшой Балтийский путь, длиной более километра. Сотни машин, проезжавших мимо очереди, сигналили в знак поддержки. Единственным ответом властей стали наказания для водителей за то, что они сигналили.

Следующая ночь сильнее подчеркнула истинный репрессивный дух правительства. Снова начали собираться толпы. Несколько сотен человек собрались под моим окном на Октябрьской площади. И снова мимо проехало много машин, сигналя в поддержку демонстрантов. В ответ демонстранты захлопали в ладоши. Меньше чем через час после того, как большая часть толпы прибыла на площадь, милиция остановила одну-единственную машину.

Через несколько минут прибыло большое количество автобусов, фургонов (автозаков. — Прим. The Village Беларусь) и военных машин, они остановились позади остановленной машины. Единственный полицейский с громкоговорителем вышел на улицу и начал приказывать толпе разойтись. Толпа реагировала медленно, но все же начала расходиться.

Еще через несколько минут десятки правительственных агентов — одни в форме, другие в штатском — начали выходить из автомобилей, припаркованных перед площадью. Я видел, как группа из примерно 17 крепких мужчин в масках, гражданской одежде и бейсболках шла среди демонстрантов. Я предполагаю, что это были, скорее всего, омоновцы, спецназовцы или сотрудники КГБ.

Кто-то из них вдруг заметил одного молодого человека, который хлопал в ладоши. Они вытолкали его на улицу, подали знак поджидавшему их фургону, закричали на своего пленника и втолкнули его в фургон. Он уехал под крики толпы.

Несколько мгновений спустя они проделали то же самое с другим молодым человеком. Позже я видел фотографии, сделанные из-за угла моей квартиры, на которых это происходило и с другими участниками акции. Это были лишь несколько человек из тех 120 протестующих и репортеров, что были задержаны в тот вечер, по данным правозащитной организации «Вясна».

Впечатление, которое навсегда останется в моей памяти: самый маленький из «приспешников», который спокойно наблюдал за происходящим издали, быстро побежал к группе мужчин. Его целью было напугать и рассеять их. Хотя демонстранты были мирными, думаю, ему повезло, что за ним было еще 16 здоровенных мужиков, готовых его поддержать. Он напоминал мне озорного ребенка, который хочет напугать голубей.

Эта методика насильственного запугивания оказалась эффективной. Примерно через десять минут стало очевидно, что большинство демонстрантов возвращаются домой.

Впоследствии эти же самые люди в штатском каждый день появлялись в фургонах, паркуясь на площади и ожидая любых намеков на протесты. Время от времени я пристально смотрел на них. Они, в свою очередь, иногда смотрели на меня, но ничего не делали.

Мой друг выложил видеозапись прибытия этих агентов, которую я сделал; а хозяин моей квартиры громко критиковал президента, — и я опасался, что увижу этих людей или сотрудников КГБ у своей двери. У режима большая (и хорошо документированная) история фабрикации обвинений против неугодных.

Я оценил потенциальный риск и решил, что, хотя опасность была минимальной, все же было бы разумно стереть фотографии, которые могли бы быть использованы против меня. Я также стер все сообщения, относящиеся к событиям, свидетелем которых я был.

За все оставшееся время пребывания в Беларуси я ни разу не слышал, чтобы кто-то из водителей еще сигналил (разве что из-за недовольства другим водителем). На площади больше не собиралось толпы.

Я узнал то, что многие другие люди и нации уже остро осознают: Лукашенко не ведет свой народ, он запугивает его и угрожает ему. Очевидно, что он не победит на выборах, но украдет их у белорусского народа.

Очень жаль, что у Литвы есть такой замечательный сосед, граждане которого вынуждены терпеть такой зловещий режим. Когда я ходил с гидом по Минску, он объяснил, что нынешняя белорусская версия КГБ похожа на КГБ советских времен. В условиях непрекращающихся репрессий против белорусских протестующих достаточно посетить музей КГБ в Вильнюсе, чтобы понять скрытый подтекст его заявления.

После пребывания в Минске я вновь почувствовал благодарность к Литве, которую считаю своим вторым домом. Я также глубоко ценю фундаментальную свободу, которую мы слишком часто воспринимаем как нечто само собой разумеющееся в Соединенных Штатах. Я желаю добрым людям Беларуси успехов, без кровопролития, в их стремлении к бесценной свободе, которой уже наслаждаются литовцы.

Подпишись на наш телеграм-канал

Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое