В минском парке обнаружили гадюку. Ядовитые змеи уже начинают обживаться в белорусских городах?

  • 06 June 2020, 11:39
  • 14013
  • 0
Фото Ефима Дрига


Минчанин гулял по парку Дрозды и увидел греющуюся на солнце гадюку. Naviny.by пытались выяснить, случайность ли это или эти ядовитые змеи тоже начинают обживаться в столице.

Она даже не шипела 

Парк Дрозды расположен в северо-западной части Минск. Начинается у комплекса футбольных полей по правую сторону проспекта Победителей и простирается вдоль восточного берега водохранилища Дрозды. По территории парка пролегает самая длинная в городе лыжероллерная трасса. От ближайшего лесного массива парк отделен достаточно широким сельскохозяйственным полем.

«Я там часто гуляю лет уже пятнадцать, и змей уже видел. Раньше парк был полудикий, рядом поля, до леса — километр. На этот раз мне повезло ее сфотографировать. Это было со стороны полей, недалеко от малой ГЭС в Дроздах. Я был от нее метрах в двух и сделал снимок. Она меня заметила и спокойно уползла в траву», — рассказал корреспонденту Naviny.by минчанин Ефим Дриг.

Он сразу понял, что имеет дело с гадюкой — по типичной для этой змеи окраске. Ефим сталкивался с этой змеей в лесу, когда собирал ягоды: «Не однажды видел, как гадюка уползала из черники».

Гадюка — змея длиной 75 см — 1 м. Голова округло-треугольная, четко отделена от шеи, на верхней части головы есть три больших щитка. Самое запоминающееся отличие от безобидного ужа — не имеет позади головы желтых пятен.

Характерная черта окраса — полоска вдоль спины, чаще всего имеющая форму зигзага. В Беларуси встречается три цветовые формы гадюки: норма — серая, коричневая и черная.

Гадюка живет 7–8 лет, не нападает первой и без видимой причины. Живет в укромных местах — зарывается в мох, в сухие корневища пней.

Гадюка глуха, видит в пределах полутора-двух метров, обоняния у нее нет. В течение жизни змея придерживается одних мест, на значительные расстояния не перемещается.

Откуда гадюка в Минске?

Мы показали снятую Ефимом змею герпетологу, ведущему научному сотруднику НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам, кандидату биологических наук Сергею Дробенкову.

«Это гадюка обыкновенная. На снимке взрослый самец (видно по конституции и окраске, ведь серые только самцы). А судя по рисунку головы и верхней части тела, гадюка из белорусской популяции», — рассказал эксперт.

Живут ли в Минске гадюки, спросили Naviny.by у герпетолога. Он сказал, что нет:

«В Минске нет условий для обитания гадюк. Зона распространения — ареал — представляет собой мозаику, есть участки в дикой природе, где змеи есть, есть участки, где их нет. Есть изолированные места, поэтому говорят об островном обитании. Так вот от парка до места обитания около десяти километров, поэтому маловероятно, что змея оказалась там сама».

Вместе с тем ученый отметил, что парк Дрозды связан с загородным лесным массивом. Поэтому вероятность проникновения гадюки из естественного местообитания исключать не стоит.

Но гораздо более вероятный сценарий — кто-то принес змею из леса домой, понял, что содержать ее очень сложно, и выпустил:

«Есть категория людей, которые тащат домой из дикой природы чуть ли не всё, что видят, — птиц, змей, ящериц, лягушек, а потом за ненадобностью выпускают. Если задаться целью и поискать — в Минске можно найти и змей, и тропических ящериц. Скорее всего, змею в парке убьют. У нас змей ненавидят, из-за неграмотности прежде всего, уничтожают даже безобидных ужей. По-хорошему ее надо отловить и выпустить за городом в подходящем месте обитания. Змеи любят жить на границе леса и открытого участка. Там змея хотя бы доживет свой век».

Гадюка, рассказал ученый, — одна их трех видов аборигенных змей, которые встречаются в Беларуси. Две другие — медянка и уж. Ядовита только гадюка, да и яд к смерти скорее всего не приведет, если человек не имеет особых проблем с почками и печенью. Наиболее опасен укус для детей и пожилых.

Сергей Дробенков говорит, что за последние двадцать лет в Беларуси люди от укусов гадюк не умирали. Существует специальная сыворотка «антигадюка», которую лучше всего использовать в течение часа после укуса, но чаще всего при укусе вводят физраствор и препараты для поддержки сердца:

«Если человек после укуса гадюки попадает в больницу, то через два-три дня его состояние улучшается. Правда, последствия могут ощущаться в течение месяца, например, может прыгать давление».

Самого Сергея Дробенкова, который занимается змеями много лет, кусали не один раз:

«Я занимался исследованиями. Меня интересовала морфология: размеры, масса тела, особенности рисунка. Как правило, мы ловили гадюку и отпускали в то же место обитания в тот же день. Если отлавливаешь две-три сотни гадюк, то в силу случайности безусловно тебя кусают. Сыворотку мне ни разу не вводили, потому что мы работали в удаленных местах, через час после укуса это бессмысленно. Боль при укусе сопоставима и даже меньше, чем при заборе крови из пальца. Минут через десять после укуса чувствуется, что яд попал в организм — место воспаляется, болит, через час опухоль заметно увеличивается. Через сутки может опухнуть вся конечность. Опыт показывает — если не лечить вообще, примерно через неделю всё само собой заканчивается: справляется естественный иммунитет».

Что делать, если укусила гадюка

  • Чтобы уменьшить отек, положите что-то холодное на место укуса 
  • Следует много пить 
  • Можно принять антигистаминный препарат 
  • Надо обеспечить пострадавшему покой 
  • Следует обратиться в больницу

На белорусских гадюках можно зарабатывать миллион

Гадюка — миролюбивая змея, на человека первой не бросается без причины. А вот ресурс гадюки в Беларуси, говорит герпетолог, не используется.

В Беларуси обитает около 500 тысяч гадюк, ежегодно можно добывать 10–15 тысяч этих змей, получать от них яд, а потом выпускать на волю. Но в стране нет серпентария, где бы у змей забирали яд, из которого изготавливаются ценные лекарственные препараты.

Единственный серпентарий для гадюк, созданный в заказнике «Выгонощанский» при помощи инвестиций частного белорусско-эстонского предприятия, закрыт вот уже несколько лет. Вся его продукция шла на экспорт, но Евросоюз ужесточил правила по добыче яда.

Сергей Дробенков говорит, что на мировом рынке цена за один грамм сухого яда достигает 600–800 долларов:

«Из одной дозы, которую отдает змея, можно приготовить до ста тюбиков випросала — мази при болях в суставах и мышцах. Мы могли бы не только полностью отказаться от импорта препаратов, в состав которых входит сухой яд, но и продавать его на экспорт. Однако наше государство совершенно этим не интересуется, хотя это выгодная статья экспорта. У нас до последнего времени ловцы змей из-за рубежа вылавливали гадюк, добывали яд, а потом везли его из Беларуси».

Лет двадцать назад «Белмедпрепараты» выпускали мазь «Випробел», теперь в Беларуси не производят свои препараты на основе яда гадюки. Зато повсеместно продается мазь на основе яда гадюки «Випросал В» производства Эстонии. Цена — от 6 до 15 рублей в зависимости от объема.

Ученый считает, что в Беларуси среди предпринимателей не появляется желающих наладить бизнес на яде гадюк, потому что государственные органы этому всячески препятствуют: «Чтобы получить какое-то разрешение, надо пройти огромное количество инстанций. Это беда для всего бизнеса Беларуси».

Подпишись на наш телеграм-канал

Елена Спасюк, naviny.by
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое