«Врачи закрыли глаза на проблемы с сердцем». Кто ответит за смерть солдата?

  • 10 апреля 2018, 16:04
  • 8261
  • 3


Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по факту смерти рядового срочной службы Геннадия Сорокина.

Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по результатам разбирательства смерти при исполнении воинской службы Геннадия Сорокина. «Армия, родина в мирное время отняли у меня самое дорогое — сына. И за это никто не ответит, решил Следственный комитет», — говорит Светлана Сорокина, мать умершего солдата.

Геннадий Сорокин умер 2 сентября 2017 в возрасте 23 лет — во время дежурства на вышке военной части 48684 города Береза. До увольнения солдату оставалось служить два с половиной месяца, а призывался он на год.

В 2016 году Геннадий окончил дневное отделение Белорусского национального технического университета и по распределению был направлен на Минский моторный завод, откуда его в ноябре 2016 года призвали на службу.

Светлана Сорокина получила уведомление от Следственного комитета как раз перед Пасхой — 7 апреля, и до сих пор не может прийти в себя. В возбуждении уголовного дела по факту смерти Геннадия отказали на основании статьи 29 Уголовного кодекса («Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу») — «в связи с отсутствием общественно-опасного деяния, предусмотренного уголовным законодательством».

Окончательно причиной внезапной смерти назвали острую сердечную недостаточность, кардиомиопатию.

Брат погибшего солдата Алексей Сорокин ранее рассказывал Naviny.by, что изначально в документах причиной смерти указывался оторвавшийся тромб:

«Но когда провели вскрытие, пришли к выводу, что тромба не могло быть, поскольку сердце и сосуды в норме. Специалисты взяли образцы для более глубокого изучения, но предварительной причиной смерти назвали эпилепсию и сильные судороги. Для нас это стало полной неожиданностью, потому что у Гены никогда не было таких проблем».

А вот проблемы с сердцем были, на чем родные погибшего солдата изначально настаивали. И брат, и мать считают, что медицинский осмотр Геннадия при призыве проходил с «грубейшими нарушениями».

«Мой сын не должен был служить, — говорит Светлана Сорокина. — И врачи Борисова в первую очередь должны были назначить углубленное обследование, а затем и лечение. Я не согласна с выводами СК, буду добиваться справедливости, буду обращаться в прокуратуру, чтобы там проверили законность решения Следственного комитета».

Она потрясена тем, что СК четко определяет ошибки в организации призыва, медицинском освидетельствовании, которые могли привести к трагедии, однако при этом не видит в них общественно опасного деяния.

«Например, — сказала она, — указывается, что в медицинской документации сына не было записи о болезни сердца, не было подписи врача о допуске к боевому дежурству. При этом врач, который должен был это сделать, поясняет: был занят, забегался. На мой взгляд, это означает, что человек не соответствует занимаемой должности».

Впервые, рассказала Светлана Сорокина, проблемы с сердцем у Геннадия обнаружили в 2009 году, была выявлена кардиомиопатия: «Сыну дали направление на УЗИ сердца. Я это направление не видела, сын был подростком, не отнесся к этому серьезно и не сделал обследование. А врачи не уведомили меня, не потребовали пройти с ребенком УЗИ».

Но до призыва Геннадий Сорокин несколько раз делал электрокардиограмму, в том числе в период работы на Минском моторном заводе летом 2016 года. Тогда на ЭКГ имелись отклонения, в документе СК они признаются: «Имелись определенные отклонения в работе сердца».

В документе также отмечается:

«Экспертная комиссия считает, что медицинские работники военной комиссии при призыве Сорокина Г.И должны были обратить внимание на неспецифические изменения ЭКГ. Для этой цели целесообразно было запросить медицинскую карту больного для ее внимательного изучения с тем, чтобы направить призывника на контрольное стационарное обследование для дополнительного клинико-инструментального исследования сердечнососудистой системы и уточнения диагноза».

Призывная комиссия даже не направила мальчика на УЗИ сердца, а должна была запросить, отмечает СК, документы из поликлиники, где обслуживался солдат.

Светлана Сорокина отмечает: «Я не была на медкомиссии и не слышала, что он говорил, а теперь врачи в один голос утверждают, что он ни на что не жаловался. Я знаю, что он пересдавал ЭКГ, но я не врач, я не могла судить, насколько серьезные изменения. А врачи так легко закрыли на них глаза. Когда мы приезжали к нему в часть, он рассказывал про других солдат, например, как одному стало плохо во время физических занятий, и он упал в обморок. Сын удивлялся, что его забрали служить с больным сердцем. Я тогда говорила, что у нас всё будет хорошо. И вот как всё повернулось».

Исходя из документа СК получается, что заболевание у молодого человека было, но за то, что с нездоровым сердцем его призвали в армию, никто ответственности не несет.

«Согласно заключению, установить причинно-следственную связь между обострением имеющегося у Сорокина Г.И заболевания сердца и электромагнитным излучением радиочастотного диапазона от установленных на территории воинской части радиолокационных установок весьма затруднительно. Но экспертная комиссия не исключает вероятность того, что интенсивность электромагнитного излучения, превышающая безопасный уровень плотности потока на вышке поста визуального наблюдения, могла спровоцировать жизненно-опасные нарушения сердечного ритма», — говорится в документе СК.

Женщина настаивает, что на вышке, где находится пост, ее сын был один в течение многих часов, его не сменили и оставили без обеда:

«Он утром связывался со мной, это было очень рано — в пять часов. Сын не мог встать сам. Еще у него был заведен будильник на неделю на четыре часа утра. А в части утверждают, что на посту он был с 9 до 15 часов. Еще якобы две женщины-медика оказались на вышке в течение трех минут, однако это высокая вышка, туда быстро подняться тяжело даже здоровому мужчине. В любом случае это была не реанимационная бригада».

Кроме того, СК сообщает, что у Геннадия Сорокина были телесные повреждения, полученные при жизни, но не являющиеся причиной смерти: ссадины на лице, бедре и плече.

«Получается, его не били? Дедовщины там не было? Мне вообще непонятно, что происходило в части. Беларусь маленькая, а дедовщина существует», — говорит мать солдата.

«Знаете, если бы медики признали свою вину, мне бы стало легче, и я бы их, возможно, простила. Но они выкручиваются, не признают свои ошибки. Я рожала своего Геннадия, растила, воспитывала, учила, радовалась, гордилась. Он мой герой! Кто теперь вернет мне сына?» — возмущается Светлана Сорокина.

Она настаивает, что ее сына «забрали служить необоснованно с больным сердцем».

«Теперь дают заключение, что это внезапная сердечная смерть. Я так не считаю. Это была смерть из-за того, что человек испытывал сильные нагрузки, бегал по три километра в день с больным сердцем. За то, что его призвали, кто-то должен ответить», — заключила Светлана Сорокина.


Елена Спасюк, naviny.by
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Люди в материале: Светлана Сорокина (1), Геннадий Сорокин (1)

Места: Беларусь (1596)

Метки: Общество (30763)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое





Новое в блогах


Самое читаемое