Стройка 24.07 - 31.07:

5 лет назад Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева приговорили к расстрелу

  • 30 ноября 2016, 13:33
  • 9547
  • 5



Приговор по делу о теракте в минском метро занял 114 листов: «...исключительно опасные для общества», «без обжалования и опротестования», «расстрел». Помиловать фигурантов громкого и спорного дела мог только Александр Лукашенко. Но нет. Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева расстреляли 15 марта 2012 года. Родные не знают, где похоронены их сыновья. «Белорусский партизан» вспомнил детали оглашения приговора и узнал, чем сейчас занимаются некоторые участники тех событий.

30 ноября 5 лет назад в зале Дома правосудия, где проходил судебный процесс над Дмитрием Коноваловым и Владиславом Ковалевым, находились около 300 человек: пострадавшие, правозащитники, журналисты.

Весь процесс адвокаты защиты заявляли: обвинение опирается на признание Дмитрия Коновалова. Во время первого допроса Владислав Ковалев сначала тоже признал свою вину, но на суде заявил, что сделал это под давлением.


В свою очередь гособвинители твердили: витебский токарь и электрик совершили теракт с целью «дестабилизации обстановки». Правда, объяснить это выражение внятно Коновалову так и не удалось.


— Прекратить суд было необходимо, — заявляла правозащитник Людмила Грязнова, лидер организации «Правозащитный альянс». — Судье приходилось идти по минному полю. Любые экспертизы и исследования конкретных фактов доказывали, что обвиняемые не создавали взрывных устройств и не проносили их в метро. У них не обнаружили следов взрывчатых веществ ни на одежде, ни на волосах, ни под ногтями. На следственном эксперименте они не смогли собрать бомбу, и эксперты доказали, что в подвале, где они якобы собрали взрывное устройство, сделать это невозможно. Лишний вопрос адвоката — и дело пришлось бы отправлять на доследование. Отсюда такая спешка.

«Я прошу дать мне всего лишь 20 минут...»

— Сторона гособвинения не представила доказательств, что Коновалов и человек с сумкой является одним и тем же лицом... — говорил в суде защитник Коновалова Станислав Абразей. — Сторона обвинения не представила доказательств, что в сумке Коновалова находилось СВУ (самодельное взрывное устройство). Я считаю, что именно из постановления задержания Коновалов узнал термин — дестабилизация обстановки в Республике Беларусь — который так и не смог объяснить...

— Следствие строится на признании Коновалова, если бы ни они, то у следствия не было бы ни одного доказательства, — считает Станислав Абразей. — Единственное — отпечатки пальцев на СВУ 2008. Но как они туда попали и почему на нем нет отпечатков тех лиц, которые его обнаружили?...

В последний день процесса адвокат Коновалова ходатайствовал повторно показать видеозапись с камер слежения станции метро, на которой видны силуэты двух людей с большой сумкой в руках:

— Я прошу дать мне всего лишь 20 минут, и ни у кого в этом здании не останется сомнений, что видеозапись имеет факты монтажа, — заявил Абразей. В ходатайстве отказали.


Молчание и последнее слово

Правом последнего слова Дмитрий Коновалов не воспользовался, о помиловании он даже не просил. В начале процесса он признался в теракте и больше не проронил ни слова. Молча, с отстраненным видом, сидел в клетке. Родные отказались давать показания в суде. От общения с журналистами они воздерживаются до сих пор. Ведут затворнический образ жизни.

Когда в апреле 2011 года Дмитрия арестовали, Людмила Коновалова слегла на месяц в больницу с сердцем, а мужа и брата держали в Минске.


«Отец основного обвиняемого в терроризме этим правом также воспользовался. И также не остался наблюдать за процессом, а медленно пошел по лестнице вверх. За эти короткие полминуты три раза ненадолго обернулся, чтобы взглянуть в сторону сцены, где в клетке сидит его сын, которому грозит смертная казнь», — передавало из зала суда «Еврорадио».


Родственники Ковалева, напротив, делали все, чтобы его защитить. И сам Владислав Ковалев выступил с последним словом и подробно рассказывал про взрывы петард в начале 2000-х, которые, по его словам, никому не причинили вреда.


— Я признаю факт установки петарды. — Я был в то время подростком и участвовал в этом из любопытства и шалости, никоим образом не противопоставляя себя обществу и его интересам... Я уверен, что Коновалов непричастен к этим преступлениям... Я не совершал и не подготавливал взрыв 2011-го года. Показания против Коновалова дал под угрозой быть осужденным в виде соучастника и приговоренным к пожизненному заключению или смертной казни... У меня не было другого выбора... Я не мог понять: зачем обвинять Коновалова в мелких преступлениях, которые ничего не решают в случае его признания в совершении взрывов в метро?.. Послушав обвинение, мне стало кое-что ясно: версия о человеке, который в один день собирает бомбу и взрывает метро, звучит неправдоподобно. Если он сначала начинает с мелких пакостей и потихоньку переходит к причинению телесных повреждений — все становится на свои места... Мне очень стыдно перед самим собой и перед Димой за то, что я проявил слабохарактерность и дал показания против Димы...

Без права на тело сына

11 марта 2012 года Людмиле Ковалевой дали 3-часовое свидание с сыном. 12 марта Лукашенко отказал Ковалеву в помиловании. 17 марта мать Владислава получила уведомление о приведении приговора в исполнение.

— Приговор Верховного Суда РБ от 30 ноября 2011 года в отношении Вашего сына Ковалева Владислава Юрьевича приведен в исполнение. Свидетельство о регистрации смерти Вы можете получить в отделе ЗАГСа администрации Первомайского района Витебска, — говорилось в письме матери Ковалева, которое она достала из почтового ящика.

Жестокая, по мнению правозащитников, норма закона запрещает сообщать место захоронение смертников. После исполнения смертного приговора западные страны снова заговорили о необходимости ввести мораторий, ведь Беларусь — последняя в Европе страна с высшей мерой наказания.

— Для меня это была очередная трагедия в моей жизни. Больше всего я сопереживал родителям этих людей, которым я помочь не могу. Увы, — так Александр Лукашенко в интервью телеканалу Russia Today прокомментировал смертную казнь.


Изменилась ли жизнь участников событий 5-летней давности?

Любовь Ковалева подала от имени сына жалобу на приговор в Комитет по правам человека ООН. Там признали ряд нарушений. Прежде всего права на жизнь. По ряду пунктов в Комитете были критические заявления, но официальный Минск их проигнорировал.


Сейчас Любовь Ковалева присоединилась к кампании белорусских правозащитников против сметной казни. Периодически она встречается с западными чиновниками, ездит на конференции. Боль матери не утихает. Её жизнь разделилась на до и после. Сейчас для Ковалевой самое — узнать, где находится место захоронения ее сына. Но, по ее словам, при нынешной власти невозможно ничего сделать.

Дмитрий Лепретор, адвокат Дмитрия Коновалова


Дмитрий продолжает адвокатскую практику. Как уверяет сам, его жизнь не изменилась.

Станислав Абразей, адвокат Владислава Ковалёва

Адвокат Витебской областной коллегии адвокатов, осуществляющий адвокатскую деятельность индивидуально. Стаж работы — более 7 лет. Специализируется на уголовных, гражданских, административных и экономических делах. В интервью Абразей говорит, что просто не думает об этом процессе и надеется, такого больше со всеми нами никогда не произойдёт.


Весной 2016 года «Наша Нива» писала о том, что семья Юлии Терентьевой и Станислава Абразея из обустроенной квартиры в минском Уручье переехала жить в деревню под Браславом (Витебская область). Семья живет в собственном доме на берегу маленького озера и ведет небольшое хозяйство.

Фармагей на пенсии

Теракт в метро стоил экс-главе минской милиции Леониду Фармагею должности. По карьерной лестнице он отправился в Академию МВД, где он доработал до заместителя начальника по строевой части.

Леонид Фармагей возглавлял минскую милицию с августа 2008 года. До этого был руководителем ГАИ МВД, с 2007 по 2008 год — главой УВД Витебского облисполкома.

Сейчас он на пенсии, как почетный ветеран ГАИ генерал-майор милиции в запасе.


Заместитель генерального прокурора Беларуси Алексей Стук (государственный обвинитель на процессе Коновалова и Ковалёва) по-прежнему при своей должности.


Александр Федорцов в 2011 году возглавлял процесс по делу о теракте в метро. Тогда он был первым замом Председателя Верховного суда. С 2015 года работает председателем суда Евразийского экономического союза.


Первый заместитель председателя Следственного комитета генерал Андрей Швед, руководивший в должности заместителя Генерального прокурора следственной группой по делу Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова, был награжден самой значимой наградой — орденом Отечества ІІІ степени.


В апреле 2013 года Лукашенко освободил Шведа от занимаемой должности и назначил его председателем Государственного комитета судебных экспертиз — новый комитет как раз образовывался на базе экспертных подразделений органов внутренних дел, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, Вооруженных Сил, Министерства юстиции, а также Государственной службы медицинских судебных экспертиз. Свою деятельность новое ведомство начало с 1 июля 2013 года.

В 2014 году Лукашенко поручил Шведу усилить борьбу с наркотиками, в том числе на законодательном уровне.

Хронология


17.56, 11.04.2011 г. — взрыв
21.00, 12.04.2011 г. — арест подозреваемых
5.00, 13.04.2011 г.- преступление раскрыто

Потрясающий успех, не правда ли?


Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KSK 28.07 - 30.07:

Самое читаемое