Когда тебе 24, а вирусу 17: гомельский парень с ДЦП победил гепатит С

  • 21 октября 2016, 16:57
  • 5206
  • 1




Андрей Антоненко из тех людей, кто не сдаётся. Год назад в проекте «Преодоление» журналисты newsgomel.by обратились к людям с просьбой о помощи – Андрею требовалось дорогостоящее лечение гепатита С. Материал был опубликован накануне дня рождения парня – он родился 23 октября. В «Гомельских ведомостях» решили не отступать от традиции. Тем более повод для этого есть. Андрею удалось полностью избавиться от «ласкового» убийцы. Читайте историю выздоровления из первых уст…

Гепатит С я победил с улыбкой на лице

Мой рассказ – история борьбы и успешной победы над одной из самых страшных болезней ХХ-го столетия – гепатитом С. Сейчас могу с уверенностью сказать, что результат достигнут и вирус побеждён окончательно и безоговорочно.Но начну с самого начала. Родился я в 1991 году, был вторым и очень долгожданным ребёнком в семье. Однако история моего появления на свет не была столь безоблачной. Родился я с неутешительным диагнозом – ДЦП. Благодаря усилиям мамы, оптимистичному настроению и силе воли мы пережили это. Ходить я так и не стал, но жизнь на этом не закончилась.

Не подозревал, что удаление молочного зуба перевернёт всю мою жизнь. Мне было почти восемь, когда в организме поселится гепатит С. Прошло около четырёх месяцев с момента визита к стоматологу, как неожиданно у меня прихватил живот. Да так, что я заливался слезами и кричал не своим голосом. Скажу, что столь сильной боли, как тогда, не испытывал по сей день.

Меня привезли в больницу. Но врачи так и не выяснили, что же вызвало приступ. Спустя годы понимаю, это был так называемый острый период гепатита С. Его могло и не быть вовсе, поскольку инфекция протекает, как правило, бессимптомно.

Оставаться нам в неведении и дальше, если бы не основное моё заболевание – ДЦП. Предстояла поездка в Москву, где меня готовили к очередной операции. При сдаче анализов и обнаружили вирус. В конце 90-х такого доступа к информации, как сейчас, не было. Врачи объяснили, что вирус повреждает клетки печени, но чем опасен «ласковый убийца», мы до конца не представляли. Полученной информации вполне хватило, чтобы понять, гепатит С – серьёзное заболевание, и его необходимо держать под контролем.

Тогда же случилась судьбоносная встреча. Мы познакомились с замечательным доктором – ассистентом кафедры БелМАПО Николаем Шавловым. По его приглашению я оказался в Минске в детской инфекционной больнице, где была сделана биопсия печени и определена начальная стадия фиброза. Встал вопрос о лечении. Мой случай был достаточно неоднозначным. В связи с основным неврологическим заболеванием никто не мог предсказать реакцию организма на терапию интерферонами. Должен сказать, что и для абсолютно здорового человека такое лечение подобно аду. А для меня такое врачевание и вовсе могло закончиться смертью. К тому же никто не давал 100 процентов гарантии на излечение. Был созван консилиум, но никто не решился сделать назначение ввиду огромных рисков. Альтернативы лечению интерферонами на тот момент не существовало…

Когда тебе 24, а вирусу 17

Мне ничего не оставалось, как заключить мысленный пакт с вирусом: он не тронет меня, а я его. Сдавал биохимию крови два раза в год и продолжал жить… Жить надеждой. Как я понимаю теперь – это было лучшее из возможных решений на тот момент. Так прошло ещё 13 лет. К всеобщему счастью, вирус никак не напоминал о себе, кроме как завышенными показателями крови (особенно в холодное время года активность вируса выше) и такими неявными признаками, как плохая свёртываемость крови, носовые кровотечения и немыслимая хроническая усталость.

На протяжении более чем десятилетия мне только и оставалось, что пить аптечные гепапротекторы и лекарственные травы для защиты клеток печени. Никакого влияния на вирус это, конечно, не оказывало. Я и мои родные прекрасно знали: такое лечение – слабое утешение, некая отсрочка. Если и впредь ничего не предпринять, то печальный исход неизбежен. Ведь гепатит С схож с ВИЧ, только поражает клетки печени. Наступил момент, когда интуитивно понял, что дальше медлить нельзя. После 15–20 лет болезни в печени могут начаться необратимые изменения. А моему вирусу уже было 17.

Перспектива лечения интерферонами, несмотря на давний запрет, угрожала стать реальностью. С этим мириться не хотел, чувствовал – выход есть.

Вполне логично было обратиться к тому, кто первым открыл мою историю болезни. Николай Михайлович, как и 13 лет назад, был категоричен. Об интерферонах не могло идти речи. На моё счастье, выход был. Доктор рассказал про новые препараты, которые произвели революцию в лечении гепатита С. Но в Беларуси лекарств пока нет. А американские препараты стоили 90 тысяч долларов.

Сумма запредельная. Но я продолжал верить, как никто. Верил, невзирая на факты, логику и здравый смысл.

Аналог тоже лечит

...Человек так устроен, что ему необходимо верить. И каждый во что-то верит. При этом образование, пол, возраст, религиозные взгляды значения не имеют. Нужно было действовать и пробовать всё, ибо готового рецепта не было и быть не могло.

Мы открыли благотворительный счёт и всячески старались распространить информацию. Поскольку мои передвижения ограничены инвалидной коляской, всюду пришлось ходить моей маме. Я просыпался и засыпал с одной и той же мыслью. Был по-хорошему помешан на результате, и он не заставил себя ждать. Говорят же, если чего-то искренне хочешь, сама Вселенная начинает помогать.

Не прошло и месяца, как я смог обзавестись индийскими аналогами американских препаратов с действующими веществами «софосбувир» и «даклатасвир». Это стало возможно благодаря участию неравнодушных людей. Не раскрываю имя благотворителя, поскольку он пожелал остаться неизвестным. Скажу лишь, что со мной связался человек из Москвы. Безвозмездно мне передали два препарата, которые нужно принимать одновременно. Главное преимущество лекарств в том, что они прямого действия. Убивают сам вирус и не имеют тяжёлых последствий для пациента, как интерфероны.

На тот момент цена лечебного курса составляла 3 тысячи долларов. Согласитесь, это не 90 тысяч, которые стоит оригинал.

О безымянной доброте

Долго раздумывать не пришлось. Я начал принимать лекарства – раз в день в одно и то же время. Уже через две недели анализ-ПЦР на наличие вируса гепатита С в крови оказался отрицательным. Всё время, пока шла терапия, внимательно следил за своим состоянием и не заметил побочных эффектов. Максимум, что почувствовал, – сонливость, небольшую усталость. В редких случаях изменение, которое даже трудно назвать побочным эффектом, – хороший аппетит.

Курс лечения длился с ноября 2015-го по март 2016-го. Собранные на благотворительном счёте деньги – около 15 миллионов рублей (до деноминации) – истратил на дорогостоящие анализы. Их было нужно сдавать каждые две недели.

К моей радости, контрольные анализы были неизменно отрицательными. Биохимия – тоже великолепна. Таких отличных показателей не было за все 17 лет жизни с гепатитом С. Последний анализ, полученный спустя полгода после окончания лечения, однозначно свидетельствует – вирус уничтожен. Для меня это не просто победа над болезнью. Это изменило всю мою жизнь!

Хочу поблагодарить за помощь маму и сестру, тех, кто пожелал остаться неизвестным. Спасибо всем тем, кого не знаю, но кто внёс свой вклад в победу, перечислив средства на благотворительный счёт или оказав любую поддержку. Вам моя безмерная благодарность, вы лучшие!

Я глубоко убеждён, что истинное добро должно совершаться от чистого сердца и в тишине.

Теперь вы знаете мою историю.

Тем, кто болеет гепатитом С, хочу сказать: лечиться необходимо. Вирус не ждёт, и последствия для организма могут быть необратимыми. Если я могу быть чем-то вам полезен, звоните по телефонам: 8-044 709-38-66 (velcom) и 8-033 650-43-84 (MTC).

Ольга Астапенко, фото - Анна Пащенко, Гомельские ведомости

Люди в материале: Андрей Антоненко (1)

Места: Гомель (19253)

Метки: Здоровье (478)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KSK 22 05 - 30 06:

Самое читаемое