Последний час гитлеровской Германии глазами немцев

  • 08 May 2020, 17:59
  • 5234
  • 0
Берлин, май 1945 года


О последних сражениях Второй мировой мы знаем много — в основном, из мемуаров военачальников. А что делала, думала, чего боялась и ожидала другая сторона, то есть немцы?

Тысячи дневников, писем, мемуаров, официальных документов, архивных материалов, других свидетельств времени изучил известный немецкий историк Фолькер Ульрих (Volker Ullrich), чтобы составить возможно полную картину того, что происходило в Германии в последние дни Второй мировой войны. В своей новой книге «Восемь дней в мае» он пишет о последних сражениях — и о судьбе военнопленных, о «маршах смерти» узников концлагерей — и о волне самоубийств немцев, о том, как встречали солдат антигитлеровской коалиции — и о попытках главарей «третьего рейха» заключить сепаратный мир, о том, как жили люди в развалинах — и о массовых изнасилованиях в Берлине...

Почему Красной Армии сопротивлялись яростнее?

Немецкий писатель Эрих Кестнер (Erich Kästner) записал в самом начале мая в своем дневнике: «Люди на улицах — как лунатики, растерянные и потерянные. Урок истории прервался. Перерыв между „больше нет“ и „еще нет“ пугает и сбивает с толку». Об этих днях между «больше нет» и «еще нет», о том, что происходило в Германии между самоубийством Гитлера 30 апреля и капитуляцией «третьего рейха» 8 мая, о пресловутом «часе ноль», то есть последнем часе режима, и рассказывает книга Фолькера Ульриха.

Растерянность немцев, как он пишет, объяснялась не только страхом перед победителями и тем, что люди совершенно не представляли, что будет дальше, но и тем, что стремительный процесс развала режима происходил не одновременно по всей Германии. Если на западе солдаты более или менее охотно сдавались американцам и англичанам, то на Восточном фронте, где положение было столь же безнадежно, вермахт, тем не менее, продолжал оказывать яростное сопротивление наступающим частям Красной Армии. И если Гамбург сдали уже 3 мая, то в Бреслау (сегодняшнем Вроцлаве) бои продолжались до 6 мая.

Последний резерв. Снимок сделан 20 апреля 1945 года, за 10 дней до самоубийства Гитлера

Страх перед Красной Армией был сильнее. Понятно, почему. Во-первых, на немцев оказала огромное влияние многолетняя антибольшевистская пропаганда нацистов, которая создавала образ жестокого врага, диких «недочеловеков», а во-вторых, как подчеркивает Фолькер Ульрих, к тому времени уже многие немцы знали о том, как велась война на уничтожение на территории СССР, и о преступлениях, которые там совершались. Они боялись мести победителей.

Как гроссадмирал затянул войну

Всем этим объясняются и попытки заключить сепаратный мир с западными союзниками. В книге «Восемь дней в мае» подробно описаны настойчивые попытки преемника Гитлера, гроссадмирала Дёница (Karl Dönitz), резиденция которого находилась на севере Германии, в городе Фленсбурге, договориться с американцами и британцами. Дёниц хотел вывести в британскую и американскую зону оккупации как можно больше солдат и гражданских лиц, которым угрожала «месть Советов», — ну, заодно и внести раскол в ряды антигитлеровской коалиции.

Но все попытки заключить сепаратный мир были решительно отвергнуты западными союзниками. Более того: гроссадмирала позже обвинили в том, что именно он тем самым затянул войну еще на неделю, хотя мог бы капитулировать сразу после самоубийства «фюрера». За это Дёницу дали на Нюрнбергском процессе 10 лет, которые он отсидел, что называется, от звонка до звонка.

В бункере Гитлера

Книга Фолькера Ульриха начинается с описания ирреальной, фантасмагорической ситуации в бункере Гитлера, где все делали вид, что продолжают верить в победу. Но после того, как утром 30 апреля пришло известие о том, что 12-й армии генерала Вальтера Венка (Walter Wenck) не удалось прорваться в осажденный Берлин и она остановлена под Потсдамом, последние иллюзии исчезли даже у «фюрера». Тогда он и принял окончательное решение о самоубийстве.

30 апреля начался штурм рейхстага. Собранные вместе остатки частей вермахта и СС замуровали все окна и двери, оставив только узкие бойницы, заминировали подходы к зданию. Ров с водой еще больше усложнял задачу. Только с наступлением темноты красноармейцам удалось ворваться в здание рейхстага, и именно тогда на его крыше впервые водрузили красное полотнище на сорванной со стены полуметровой трубе, засунутой в корону бронзовой скульптуры.

Концлагерь Дахау — опытная лаборатория «рейха»

В это же самое время в пятистах километрах к югу от Берлина один из узников концлагеря Дахау, который накануне освободили американцы, записал: «По дорожкам между бараками ходят множество заключенных. Именно ходят — свободно, твердо, а не тащатся, шаркая, как еще вчера».

Концлагерь Дахау после освобождения. 30 апреля 1945 года

Концлагерь Дахау, созданный нацистами уже в марте 1933 года, спустя всего полтора месяца, как они пришли к власти, стал своеобразной опытной лабораторией режима. Здесь эсэсовцы испытывали различные формы подавления и террора, которые потом применялись и в других лагерях. И не случайно ходило по стране крылатое словцо, передаваемое шепотом: «Lieber Gott, mach mich stumm, dass ich nicht nach Dachau kumm!» — «Боже, сделай меня немым, чтоб я в Дахау не попал».

«Третий рейх» уже агонизировал, а в Дахау каждый день прибывали эшелоны с новыми заключенными, эвакуированными из других концлагерей, с территорий, освобожденных союзниками. Из-за чудовищной тесноты, жутких условий жизни и голода в лагере разразилась эпидемия тифа. С декабря 1944 года и до освобождения здесь умерли более 14 тысяч человек. Трупы лежали между бараками, убирать их было некому. Вечером 26 апреля, когда уже была слышна артиллерийская канонада, часть узников построили в колонну и погнали дальше на юг. Охраняли их вооруженные эсэсовцы с собаками.

Расстрел на месте и смертные приговоры

Многие жители немецких деревень, через которые шла эта колонна, с ужасом смотрели на изможденных людей. Большинство впервые стали непосредственными свидетелями преступлений режима. Они пытались передать узникам хлеб и воду, но охрана отгоняла их. Из 10 тысяч участников этого бессмысленного «марша смерти» погибли в дороге от тысячи до полутора тысяч человек: точное число неизвестно. Только в ночь на 2-е мая, во время ночевки в лесу, эсэсовцы разбежались.

Попытались скрыться и охранники, оставшиеся в Дахау, но это удалось немногим. Большинство попало в руки американцев. До того, как войти на территорию лагеря, солдаты 45-го пехотного полка под командованием подполковника Феликса Спаркса наткнулись на стоявший на запасных путях эшелон, в котором оказались трупы двух тысяч заключенных, отправленных в Дахау из Бухенвальда. Запертые в товарных вагонах и брошенные на произвол судьбы, люди умерли от голода и жажды.

Многие американские солдаты плакали, другие впали в ярость. Часть захваченных эсэсовцев тут же, на месте, расстреляли, и только решительное вмешательство Спаркса спасло от немедленной расправы остальных. Их судили уже после окончания войны. 268 надзирателей и охранников СС из Дахау были повешены по приговору военного трибунала.

Подпишись на Я.Н

Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday



Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое