Допрос в суде перед насильником. Как травмируют детей-жертв

  • 20 November 2019, 17:46
  • 3522
  • 0


В Беларуси следствие и суд бывают безжалостны к детям, ставшим жертвами сексуальных преступлений, и эту практику надо менять. Таков основной вывод экспертов, принявших участие в дискуссии по поводу 30-летия принятия Конвенции ООН о правах ребенка.

Когда наказывают жертву

Проблемы, касающиеся правовых действий государственных органов — следствия и суда — в отношении несовершеннолетних жертв преступлений против половой неприкосновенности, есть везде, идеальных в этом отношении стран не существует. Но это не значит, что в Беларуси должно быть так, как происходит теперь, отметил руководитель международного общественного объединения «Понимание» Андрей Маханько.

Случается, что ребенка, ставшего жертвой сексуального насильника, допрашивают и десять раз. Это происходит и на этапе предварительного следствия, и в суде:

«Необязательно, что все десять раз — это допросы. С ребенком могут разговаривать о произошедшем, уточнять детали, когда, например, открываются новые факты, когда необходимы уточнения. И всякий раз происходит вторичное травмирование жертвы».

По данным «Понимания», в среднем с момента выявления преступления до приговора проходит от шести месяцев до года. И всё это время ребенок вынужден пересказывать и таким образом вновь переживать свою трагедию.

Андрей Маханько привел пример — летом этого года в Слуцке был вынесен обновительный приговор по ст. 167 ч. 3 (насильственные действия сексуального характера) человеку, который, согласно судебному постановлению, в течение нескольких лет насиловал малолетнюю девочку — дочь своей сожительницы. На момент суда девочке было 14 лет.

«С одной стороны ст. 66 УПК (меры по обеспечению безопасности) прописывает систему мер по защите жертв. С другой, есть примеры, когда дети страдают дважды — во время совершения преступления, и во время следствия и суда. Например, в закрытом суде Слуцкого района 14-летнюю девочку допрашивали в присутствии подсудимого, его адвоката, а также других участников процесса. Ребенок шел в зал суда по коридору, в котором сидела группа поддержки подсудимого», — рассказал Маханько.

Он считает подобную практику недопустимой. В таких ситуациях дети травмируются повторно, отметил полковник милиции в запасе, член правления «Понимание» Андрей Солодовников.

Он отметил, что в Беларуси есть и противоположные примеры, когда детей — жертв сексуальных преступлений вообще не вызывают в суд или когда их допрос в суде проводится максимально корректно.

Например, когда в суде Пуховичского района малолетняя девочка, ставшая жертвой сексуального насилия, давала показания, из зала были удалены подсудимый и его адвокат, а из коридора — группа поддержки подсудимого.

«В существующих условиях реально принять щадящие меры к ребенку, жертве преступления, в суде во всяком случае, — сказал Солодовников. — Белорусские судьи проходят обучение на курсах повышения квалификации, у них должны быть навыки ведения подобных процессов».

Идеальная ситуация — это единственный видеоопрос ребенка-жертвы


Идеальная ситуация — это единственный опрос пострадавшего ребенка подготовленным психологом в специальной комнате для опросов с применением видеозаписи. Далее эта запись используется на всех этапах следствия и судебного разбирательства.

Внести это в закон и таким образом сделать обязательным пытаются давно — еще в 2015 году группа экспертов направила в парламент соответствующие предложения. Однако пока решение, как именно проводить опрос, все равно принимает следователь.

Возможности для гуманизации процесса есть — в стране при участии МОО «Понимание» созданы 23 комнаты для опроса детей-жертв насилия и свидетелей преступлений. Первая такая комната появилась еще в 2009 году.

«В том числе благодаря работе дружественных детям комнат опроса, с 2009 по 2019 годы выявляемость сексуальных преступлений против детей выросла в шесть раз. Через комнаты опроса за это время прошло более 2700 детей, что позволило раскрыть более пяти тысяч преступлений», — рассказал Андрей Маханько.

Именно специальная комната, в которой находятся только ребенок и психолог, позволяет организовать допрос жертвы однократно. Связь с другими заинтересованными осуществляется через окно-зеркало и по беспроводной связи. Беседу записывают и могут впоследствии использовать в процессе следствия и в суде.

Комнаты «Понимания» и «усталость металла»

Правда, говорит Андрей Солодовников, время идет, и созданные десять лет назад комнаты столкнулись с «усталостью металла», в результате сейчас «функционирует около 20 комнат». Где-то барахлит, а где-то вовсе не работает оборудование. В некоторых комнатах проблемы со специалистами.

МОО «Понимание» не в состоянии в одиночку развивать проект по созданию комнат дружественного к детям опроса, так как организация не имеет постоянного источника финансирования, у них нет социального заказа, нет офиса, а эксперты работают как волонтеры.

Между тем, по данным МВД, количество детей, ставших жертвами преступлений против половой неприкосновенности, растет — в 2018 году их было 600, за десять месяцев текущего года — уже 609.

«Пугаться больших цифр не стоит, — считает Андрей Солодовников. — Существует высокая латентность этих преступлений, мы не знаем, сколько преступлений совершалось десять лет назад и теперь. Рост выявляемости свидетельствует о том, что люди поверили правоохранительной системе и стали обращаться».

Как отметил Андрей Маханько, «Понимание» и в дальнейшем будет лоббировать введение в законодательство нормы, которая определит один видеодопрос ребенка-жертвы как достаточный для суда.

Также «Понимание» планирует добиваться введения в законодательство нормы, которая будет гарантировать жертве в возрасте до 18 лет предоставление бесплатного государственного адвоката.

Кроме того, совместно с Академией последипломного образования продолжится проект по обучение следователей СК основам возрастной психологии.

Подпишись на Я.Н

Елена Спасюк, naviny.by
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое