Страсти вокруг ЭКО. Костел против медиков

  • 27 февраля 2019, 14:32
  • 2574
  • 0


Инициатива белорусских властей сделать первую процедуру ЭКО бесплатной вызвала агрессивную реакцию костела. Почему это опасно для общества, разбирались Naviny.by.

Министерство труда — «за»

На недавней коллегии Министерства здравоохранения вновь был поднят вопрос о необходимости предоставить гражданам, не имеющим возможность самостоятельно зачать ребенка, проводить процедуру экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) за счет государства.

Вскоре перспективы такого решения обсуждались и на совещании у президента по вопросам демографии.

«Сегодня есть проблема с рождением детей, обусловленная именно бесплодием. Обсуждался один из вопросов предоставления одной из попыток ЭКО бесплатно, то есть за счет средств государства. Как министерство — „за“. Это позволит получить дополнительно от полутора до двух тысяч детей в Республике Беларусь», — сказала в эфире телеканала СТВ после совещания министр труда и социальной защиты Беларуси Ирина Костевич.

Этой инициативе уже несколько лет. Еще в 2017 году РНПЦ «Мать и дитя» обратился к Минздраву с предложениями внести некоторые изменения в закон «О репродуктивных технологиях». Тогда РНПЦ предлагал ввести квотирование ЭКО.

Так как при ЭКО женщине далеко не всегда получается забеременеть с первого раза, предлагалось несколько циклов процедуры оплачивать из бюджета. И только выбрав квоту, бездетная пара должна была бы уже самостоятельно оплачивать ЭКО.

Теперь, как видим, речь идет об оплате первой попытки.

Костел: «ЭКО открывает широкие возможности для суррогатного материнства и торговли детьми»

И это вызвало бурную негативную реакцию у некоторой части общества. Против выступил Римско-католический костел в Беларуси. Митрополит Минско-Могилевский архиепископ Тадеуш Кондрусевич опубликовал открытое письмо к председателю Палаты представителей Владимиру Андрейченко и министру здравоохранения Валерию Малашко.

Напомним, через письма к руководству страны Католическая церковь действовала, когда выступала против ряда положений разработанной в Беларуси концепции законопроекта по противодействию домашнему насилию. Президент остановил разработку закона.

Так что позиция костела — это не просто реплика в дискуссии, она может иметь вполне практическое воплощение в жизнь.

Относительно ЭКО Тадеуш Кондрусевич на официальном сайте костела в Беларуси пишет, что есть ряд исследований, свидетельствующих о том, как тяжело матери и отцу наладить нормальные отношения с ребенком, зачатым «в пробирке».

По словам католического иерарха, процедура ЭКО невозможна без уничтожения эмбрионов, ведь ежегодно в Беларуси проводится более трех тысяч полных законченных циклов вспомогательных репродуктивных технологий, но рождается в результате этих процедур около тысячи детей.

«Соответственно как минимум две трети зачатых детей погибает», — подчеркнул архиепископ.

Он уверен, что есть данные о слабом здоровье, а иногда инвалидности детей, зачатых «таким неестественным образом», а лечение женщин и детей «ложится на плечи налогоплательщиков».

Кроме того, вовлечение коммерческих структур и финансирование их из средств бюджета, по мнению главы католического епископата, приведет к «еще большей коррупции и непрозрачности в сфере медицины».

Кондрусевич настаивает, что «ЭКО открывает широкие возможности для суррогатного материнства и торговли детьми», что часто бесплодие возникает по причине предыдущих абортов, использования гормональной контрацепции и спиралей.

Православная церковь: за ЭКО только в традиционных семьях

Православная церковь не против ЭКО как такового, в том числе и бесплатного, если речь идет о традиционной семье и при соблюдении оговорок, изложенных в Основах социальной концепции РПЦ, отметил в комментарии для Naviny.by председатель синодального информационного отдела Белорусской православной церкви протоиерей Сергий Лепин.

В данном документе говорится, что «к допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений».

А вот суррогатное материнство, с православной точки зрения, «противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе». Манипуляции, связанные с донорством половых клеток, считает церковь, подрывают основы семейных взаимосвязей.

«Суррогатное материнство — абсолютно недопустимая ситуация, — уточнил Сергий Лепин. — Нельзя исходить из того, что право на материнство должно быть обеспечено любым способом. Нет, это не так, точно так же, как право на богатство и счастье. У нас суррогатное материнство разрешено законом, но есть страны, где запрещено».

Таким образом, православная церковь допускает применение ЭКО, если при этом не используется суррогатное материнство, донорство биологического материала и редукция (искусственное уменьшение количества эмбрионов).

Врач: можно договориться до того, что и рак лечить не надо

«Если отказываться от достижений науки, можно договориться до того, что не надо пересаживать органы, лечить рак. Если следовать логике представителей религиозных конфессий, медицина — запретное занятие от бога. Однако если бог дал болезнь, то он дал и знание, как ее лечить. Наконец, у нас светское государство», — говорит репродуктолог Елена Панкратова.

Она работает в сфере вспомогательных репродуктивных технологий 12 лет и помогла нескольким тысячам женщин стать мамами с применением ЭКО сначала в РНПЦ «Мать и дитя», теперь в медицинском центре «ЛОДЭ».

Елена Панкратова поддерживает связь со многими своими пациентками, у которых в результате ЭКО родились дети. Многие семьи приходят за вторым и даже третьим ребенком:

«Навряд ли родители приходили бы за вторым, третьим ребенком на ЭКО, если бы с первым было очень сложно наладить отношения. Наши дети долгожданные, они родителям не в тягость, а в радость».

Утверждение же, что ЭКО невозможно без уничтожения эмбрионов, не соответствует действительности, говорит врач: «Пока женщина и ее муж не напишут заявление об утилизации эмбрионов, их сохраняют. Опыты над эмбрионами мы не проводим, это запрещено законом. Что касается редукции, она делается крайне редко и в основном по медицинским показаниям. Большинство — 70% — беременностей в результате ЭКО одноплодные».

То, что в результате ЭКО ежегодно рождается тысяча детей, а проводится три тысячи процедур, связано не с гибелью эмбрионов, а с тем, что далеко не каждое ЭКО заканчивается беременностью и не каждая беременность заканчивается родами:

«Как и при любой беременности, случается всякое — внематочная беременность, выкидыш. Поэтому неправильно говорить, что эта разница формируется в результате уничтожения эмбрионов или гибели детей».

Также нельзя утверждать, как говорит Кондрусевич, что дети, рожденные в результате ЭКО, обладают слабым здоровьем, что среди них велика доля инвалидов:

«При ЭКО, как правило, используются клетки родителей, отличие от обычного зачатия — иное место оплодотворения. Не ЭКО, а здоровье родителей в числе прочих факторов определяет здоровье ребенка».

Однозначно заявлять о том, что причиной бесплодия становится использование женщинами гормональной контрацепции также не справедливо, так как около половины случаев бесплодия в Беларуси связаны с проблемами здоровья мужчин.

Что касается суррогатного материнства, то в Беларуси оно используется, когда женщина по медицинским показаниям не может родить ребенка. Такие случаи единичны, но бывают — например, у женщины в родах умирает ребенок, а она лишается матки.

«Нельзя ставить знак равенства между ЭКО и суррогатным материнством, случаи суррогатного материнства в Беларуси единичны. Однако оно узаконено в нашей стране. В целом в сфере репродуктивных технологий мы работаем строго согласно законодательству Беларуси», — подчеркнула репродуктолог.

Елена Панкратова поддерживает инициативу о предоставление женщинам возможности сделать первое ЭКО за средства бюджета:

«Потребности в ЭКО в настоящее время гораздо выше, чем возможности женщин сделать эту процедуру. К сожалению, часто к нам приходят возрастные пары, у которых не осталось времени для наступления беременности. А молодежь, у которой есть показания для ЭКО, не имеет финансовой возможности. При этом у молодых людей больше вероятность забеременеть с первой попытки ЭКО, чем у возрастных. И если государство их поддержит, это будет очень хорошо».

При этом специалист отметила важность того, чтобы бюджетная поддержка «распространялась не только на государственные клиники».

«Во-первых, потому, что это для них будет слишком большая нагрузка. Во-вторых, у пациента должен быть выбор врача вне зависимости от того, в каком месте он работает, — государственном или частном медцентре», — считает Елена Панкратова.

Мира и Ян — любимые дети, которые появились в результате ЭКО

Елена Панкратова делала процедуру ЭКО телеведущей, журналисту Катерине Пытлевой — маме двойняшек, которым недавно исполнилось два года. Мира и Ян — любимые дети, говорит Екатерина, ничем не отличаются от сверстников.


Изначально у Катерины была тройня, но один ребенок умер в утробе в семь месяцев, и ей пришлось доходить беременность с мертвым ребенком внутри. Когда Катерина рассказала о произошедшем, то столкнулась с агрессией некоторых людей, которые называли себя воцерковленными. Они напрямую писали, что смерть ребенка — наказание за то, что она сделала ЭКО.

«То, что приходится в наше время защищать право женщин становиться матерями посредством ЭКО — это дико, это пережитки прошлого, — сказала Катерина Пытлева в комментарии для Naviny.by. — Агрессию церковников по отношению к ЭКО я могу сравнить с антипрививочной кампанией. Это какое-то мракобесие. Очень грустно, что священники открыто говорят о своем негативном отношении. Если гипотетически предположить, что бог есть, неужели он не был бы счастлив в результате появления новых детей? Если оплодотворение — это чудо, то почему бы церкви не рассматривать ЭКО как чудо, как найденный богом инструмент для того, чтобы женщина могла завести ребенка?»

Успешным для Катерины оказалось только третье ЭКО. И это еще повезло. Катерина говорит, что ей пришлось достаточно много лежать на сохранении, и она встречала в больнице женщин, которые делали и 7, и 11 попыток ЭКО, и у них не получалось.

ЭКО обходится дорого — расходы Катерины на последнюю попытку составили около четырех тысяч долларов, а всего на три попытки ушло около 12 тысяч долларов. После того, как беременность наступает, приходится тратить 600-700 рублей в месяц на гормональную поддержку в течение первых четырех месяцев беременности.

На первые два ЭКО копили сами, еще помогали родители мужа. На последнее удачное ЭКО пришлось брать кредит, за который совсем недавно рассчитались.

«Беларусбанк» дает льготный кредит на ЭКО — до 300 базовых величин сроком до 5 лет, ставка — 50% ставки рефинансирования (сейчас это 5%).

Катерина пыталась воспользоваться таким кредитом, однако не получилось: «В государственной клинике за счет кредита я могла оплатить процедуру подсадки эмбрионов, забор яйцеклеток, то есть саму процедуру, которая стоила около тысячи рублей. Однако лекарства мне пришлось бы покупать самой — на тот момент в РНПЦ „Мать и дитя“ их не было. А огромная стоимость ЭКО формируется из-за высокой цены медикаментов. Таким образом, я не брала льготный кредит, поскольку он не покрыл бы самые существенные расходы, а взяла обычный».

Катерина делала ЭКО в РНПЦ «Мать и дитя», где сталкивалась с женщинами из регионов, для которых накопить на ЭКО нереально, да и кредит гасить тоже: «Они продавали машины, квартиры, покупали меньшие по площади, чтобы разницу потратить на ЭКО. Для очень многих возможность сделать ЭКО за счет средств бюджета будет очень хорошей поддержкой».

При этом, обращает внимание Катерина Пытлева, если государство готово оплатить для бездетной пары процедуру ЭКО, то необходимо говорить и о поддержке «в части расходов на медикаменты».

«Если пара получит бесплатно ЭКО, но не найдет денег на поддержку беременности, есть угроза прерывания. Поэтому важно четко выделить те категории женщин, которым будет оказываться помощь», — считает Пытлева.

Подпишись на Я.Н

Елена Спасюк, Naviny.by
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Люди в материале: Ирина Костевич (38), Сергий Лепин (8), Елена Панкратова (1)

Метки: Общество (33890)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...