Где Максим Мархалюк? Сначала была надежда на то, что его удастся спасти, потом — хотя бы найти… Вспоминает руководитель «Ангела»

  • 09 января 2019, 12:28
  • 14916
  • 0


Многие помнят историю поисков Максима Мархалюка. Тогда разыскивать мальчика приехали четыре тысячи белорусов. Это была самая масштабная поисково-спасательная операция на территории Беларуси, России и Украины.

Но далеко не все в курсе, что работу тысяч человек организовывала небольшая команда поисково-спасательного отряда «Ангел». И для них разница между этой операцией и всеми остальными лишь в одном — в количестве тех, кто отозвался на призыв о помощи. «Если бы так откликались на других пропавших людей, мы бы спасали больше жизней», — говорит руководитель отряда «Ангел» Сергей Ковган.

— Мне кажется, некорректно поднимать эту тему. Что это даст? Будет только больно тем, кто к этому имеет отношение. Максима не нашли. Завершающего этапа нет. Новостей тоже нет.

Говорить было нелегко. Сергей Ковган — руководитель поисково-спасательного отряда «Ангел» — ни разу не видел Максима Мархалюка. Но он — один из тех, кому больно и кто «имеет к этому отношение».

Фото: Александр Васюкович, Имена

Почти полтора года назад он поднял всю страну на поиски мальчика. Такой масштабной поисково-спасательной операции еще не было ни в Беларуси, ни в России, ни в Украине. Искать Максима приехало около четырех с половиной тысяч человек. В один из выходных дней в поиске одновременно участвовало более двух тысяч волонтеров.

Максима не нашли. И новостей пока нет. Но мы все же решили эту тему поднять. Чтобы напомнить, как большие дела делаются руками маленьких людей. И как быстро мы откликаемся на крик о помощи, если этого хотим.

А призывы о помощи публикуются на странице «Ангела» регулярно. Люди продолжают пропадать, а «Ангел» продолжает их искать. С помощью все тех же неравнодушных людей.

Этап первый. Раскачка 

На начальном этапе мероприятия по поиску Максима мало отличались от сотен других, которые уже проводил поисково-спасательный отряд «Ангел».

Жители деревни Новый двор позвонили и сообщили о пропаже мальчика. Сергей Ковган связался с милицией и поисковым отрядом ЦентрСпас, который территориально находился ближе к этой деревне, узнал подробности. На тот момент Максима безуспешно искали уже два дня. В милиции сказали, что помощь пока не нужна — хватает собственного ресурса. Но Сергей задал один простой вопрос.

— Ребенок найден?

— Нет.

— Значит, ресурса не хватает.

Нельзя было терять ни минуты. Сергей собрал команду из восьми самых опытных и подготовленных специалистов. Откликнулись все, несмотря на то, что был будний день и каждый из них был занят на основной работе. Загрузили все необходимое оборудование и приехали на место.

Фото: people.onliner.by

Оказалось, что первый шаг был сделан абсолютно правильно. Людей, готовых искать Максима, в деревне было много. Они активно помогали милиции в поисках. Но не хватало координаторов — тех, кто понимал, что делать, чтобы поиски проходили быстро и эффективно. Ими и стали приехавшие волонтеры «Ангела».

Чаще всего пропавшие в подобных ситуациях люди находятся почти сразу, и до больших масштабов поиски разрастись не успевают. Ожидалось, что так будет и на этот раз.

 Поднимать много тысяч людей, прочесывать каждый метр леса на том этапе было нелогично и неправильно. Эффективнее и быстрее было обследовать те участки, где вероятнее всего мог находиться Максим.

Алгоритм поиска в таких случаях стандартный и единственно правильный. Место, где был обнаружен велосипед Максима, стало отправной точкой. В первую очередь обследовали ближний к нему периметр, затем площадь постепенно расширялась. Опрашивали свидетелей, восстанавливали хронологию событий, просчитывали возможную скорость и направления движения мальчика.

Фото: people.onliner.by

Поисковики «Ангела» понимали, что основные шаги в поиске Максима уже сделаны: ближайшие тропинки и известные Максиму поляны были изучены сотрудниками милиции. А потому стали сразу двигаться дальше и изучать другие версии, которые имели право на жизнь.

Отрабатывали версию того, что Максим заблудился. Предполагалось, что Максим жив и в состоянии отозваться на крики. Потому работали на отклик: небольшими группами на расстоянии друг от друга перемещались по лесу и звали ребенка, потом затихали и ждали отклик; ничего не слышали — шли дальше.

Исследовали километры дорог, чтобы проверить версию ДТП. Проверялись любые зацепки: следы от колес при резком торможении; стекло.

Отрабатывались версии и о встрече с диким зверем; и о том, что мальчик сбежал из дома, был похищен и многие другие.

Параллельно с лесом волонтеры обследовали ближайшие деревни. В зону особого внимания попадали канализационные люки, колодцы, заброшенные дома, которых было много в соседних деревнях. Территория, на которой находилась свалка, была изучена с особой тщательностью и не один раз.


 Могло произойти все, что угодно. Куда-то мог залезть ради интереса, где-то что-то привалило, придавило. Все эти варианты попадали под отработку. Свалку перерыли в том числе на случай криминальной версии.

Метр за метром закрывалось все. Не осталось бы ни одного дома, где не побывала бы милиция и волонтеры.

Благодаря «Ангелу» работа кипела и днем, и ночью. Для поисково-спасательного отряда поиски в темное время суток — скорее правило, чем исключение. Люди обычно обращаются за помощью ближе к ночи, когда уже сами отчаялись искать своих близких. А потому у «Ангела» есть все необходимое оборудование: специальные фонари, прожекторы, аккумуляторы, компасы, тепловизор.

 Было много вопросов, на которые не было ответа. Родители ребенка начали искать почти сразу, и он уже не отзывался. Милиция быстро приехала. С ним что-то случилось, или он так далеко ушел, или он не хотел отзываться — все это не давало покоя.

Шли четвертые сутки с момента пропажи Максима. За это время поисковики и милиция исследовали множество мест, где мог быть Максим. К некоторым возвращались по несколько раз. Результата не было.

Сергей Ковган стал понимать, что если мальчика не удастся найти в ближайшее время, придется действовать иначе. Еще чуть-чуть и Максим вряд ли смог бы откликнуться. Нужно будет прочесать абсолютно всю территорию, метр за метром, чтобы его найти.

 И только в этом случае нам нужно будет много — очень много людей. Милиция, МЧС столько обеспечить не могли. Нужны были обычные граждане. Большинство из них в будние дни заняты. Единственный шанс — сделать решающий рывок в выходные.

20 сентября на стене ПСО «Ангел» в социальной сети vk появился призыв участвовать в масштабных поисках, которые состоятся 23–24 сентября. Его подхватили многие СМИ.

Часть вторая. Подготовка к общему сбору 

Сергей Ковган говорит, что только спустя время осознал всю степень ответственности, которую взял на себя тогда.

 Не скрою, в тот момент звучал вопрос — что мы будем делать, если не потянем. Какой смысл было звать людей, если не сможем их организовать. Но цель была ясна — найти Максима, дать ему этот шанс. А это был единственный путь. Поэтому нужно было потянуть.

Готовиться к выходным стали заранее. На помощь пришли все, с кем когда-либо работал Сергей. «Ангел» существует с 2012 года, за это время Сергей Ковган подготовил множество специалистов как в Минске, так и в регионах.

Многие из них по разным причинам уже несколько лет не участвовали в поисках. Но в те дни они приехали. Многие из них полностью выпали из жизни на все время поисков: оставили работу, несмотря на недовольство начальства; жили в палатках; ночевали в машинах и были на ногах столько, насколько хватало сил.


В Минске администратор Юлия обрабатывала шквал звонков, отслеживала комментарии в социальных сетях, помогала людям объединиться для поездки в Новый двор.

А Сергей занимался, пожалуй, всем: начиная от комплектации групп для поиска, который не останавливался ни на минуту, и заканчивая организацией питания для тех, кто не ест мяса.

Последние приготовления к приезду людей были завершены глубокой ночью. Штаб, куда должны были съехаться люди стоял, школьный стадион был расчищен под стоянку, полевые кухни, которые предоставили военные, стояли в ожидании, еда лежала в отдельных палатках; привезены жилеты, батарейки, найдено дополнительное специальное навигационное оборудование.

В три утра Сергей ушел спать, а в семь уже был на ногах: вышел на улицу встречать людей. Судя по той активности, которая была в социальных сетях и СМИ, их ожидалось или много, или очень много. Но сколько приедет точно — не знал никто.

На стоянке, которую отвели для прибывающих волонтеров, стояло четыре машины. Никто не ехал. Сергей растерянно смотрел на эти четыре машины с немым вопросом: «И это все?» Уже смирился и стал прикидывать, куда лучше отправить прибывших людей.

А потом узнал, что ГАИ направляло машины за три километра от штаба, чтобы избежать затор. А волонтер, который должен был за этим следить, не стал с ними спорить. Проскочили четыре машины.

Фото: официальная группа ПСО «Ангел» в vk.com

 Вот таких мелочей было масса и каждую из них решать нужно было самому.

В конце концов машины вернули к штабу. Их было много. Люди прибывали и прибывали.

Часть третья. Общий сбор 

К тому времени всю работу координировали сотрудники МЧС. Был организован штаб, куда стекалась вся информация и откуда координаторы получали новые задания. Благодаря технической оснащенности «Ангела», удалось делать это с максимальной точностью.

У каждого старшего группы был навигатор, который позволял ориентироваться в лесу и записывать передвижение поисковой группы. Потом все эти записи отдавались техническому специалисту, который сводил воедино информацию, переводил ее на общие карты и передавал в штаб. Это позволяло с абсолютной точностью определить границы, где поисковые мероприятия были прекращены, чтобы на следующий день их продолжить.

Ночью работали вертолеты МЧС, и наиболее подготовленные специалисты «Ангела»; водолазы исследовали болота, квадроциклисты прочесывали дороги. Тепловизоры обследовали территорию: один из них принадлежал МЧС, второй — отряду «Ангел».

Волонтеры постоянно прибывали. В субботу — 23 сентября — их собралось больше 2 тысяч. Их работу организовывал «Ангел». С таким масштабом Сергей не сталкивался никогда. Его коллеги из поисково-спасательных отрядов в России и Украине — тоже.

Возникла лавина организационных вопросов: каждому из них нужно было объяснить, где нужно зарегистирироваться, позаботится о его питании и ночлеге.

Сергей говорит, что без помощи своей команды не справился бы. Каждый из его помощников нес ответственность за свой участок. Один занимался обеспечением и приготовлением еды, другой — комплектацией групп, третий — списками, четвертый — определением людей на ночлег, пятый — консультацией людей. Главным координатором по лесному поиску была девушка Кристина. Она отвечала за координацию работы тысяч прибывших людей.

Фото: официальная группа ПСО «Ангел» в vk.com

— Наши люди работали на износ. Такой стресс был получен.

Все участники команды Сергея были волонтёрами.

Но одной из самых важных и самых сложных задач было обеспечение безопасности людей.

— В первую очередь нужно было сохранить жизнь и здоровье тех, кто приехал на поиски. Было недопустимо, чтобы по нашей вине случилась какая-то беда или трагедия. А это была бы наша вина: это мы собрали людей.

Каждого прибывшего нужно было зарегистрировать, обеспечить жилетом, проконтролировать его одежду и обувь, определить в группу, исходя из его навыков, умений, физической формы, поставить задачу, объяснить условия ее выполнения. Это требовало времени. Силы и нервы забирали те, кто приходил пьяным.

Многие волонтеры злились, торопили, приходилось объяснять или просто не обращать внимания — безопасность важнее.

Старшие группы следили за состоянием людей, давать им возможность отдохнуть, следили за тем, чтобы никто из группы не потерялся. Задача была непростая, потому что в идеале у каждого старшего группы должно было быть 5-6 человек. У них же были сотни людей.

В состав одной группы входили и волонтеры, и сотрудники МЧС и милиция. Это упрощало работу: если что-то будет обнаружено в лесу, специалисты сразу приступали к изучению.

Снова прорабатывались и перепроверялись все возможные версии. Ни одна из них не подтвердилась.

 С меня все пытаются вытянуть — а как вы думаете? А я никак не думаю. У нас нет подтверждения ни одной из версий. Похитили, убили, инопланетяне украли. Не знаю. Мы его не нашли. Я знаю, что мы все сделали правильно. И в 90% случаев мы находим людей. Ошибка здесь минимальна. Но я бы не стал ее исключать. На 100% нельзя быть ни в чем уверенным.

Через несколько дней стало понятно, что двигаться дальше некуда. Вся возможная территория была исследована. Придумывать себе задания и искать по второму и третьему кругу было бесполезно.

— Мне было так жалко мальчика, и людей жалко. Всех было жалко. Сначала была надежда на то, что его удастся спасти, потом — хотя бы найти. А когда уже все проверили — ну как так. Столько сделано, а результата нет.

Что изменилось с тех пор 

Во время мероприятий по поиску Максима про «Ангел» говорили много. Количество участников в их группе vk сильно выросло — до 120 тысяч. Поисковики стали теснее работать со СМИ — некоторые ориентировки попадают на сайты за считанные минуты. Но и число обращений за помощью стало больше. А волонтеров больше не стало.

— Если уж совсем честно — те поиски Максима отличались от других только масштабом. Порядок действий с нашей стороны был стандартным. Мы одинаково для всех даем информацию про пропавших через наши ресурсы что про Максима, что про дедушку в лесу. Никаких других мер мы не принимали тогда. Люди читали и решали — ехать на поиски или нет. Тогда решили ехать. Если бы так откликались на других пропавших людей, мы бы спасали больше жизней.

Как помочь 

Государственного финансирования у «Ангела» нет. Отряд работает благодаря помощи простых людей и ему нужна постоянная поддержка.

За прошлый год «Ангел» нашел 40 человек, среди них 26 было найдено живыми, 14 погибли. На поиски одного человека могли выезжать несколько раз, каждые поиски требуют материальных затрат. Средства нужны на топливо, специальное оборудование, которое ускоряет и облегчает поиск, его ремонт и обслуживание, на аренду офиса. На зарплату сотрудников, которые не только выезжают на поиски, но и работают полный рабочий день: руководителя отряда, бухгалтера, инженера-техника, двух администраторов, которые принимают звонки от родственников потерявшихся людей, распространяют ориентировки. А еще в этом году отряд хочет укрепить материально-техническую базу региональных представительств отряда.

Чтобы поддержать «Ангел», достаточно нажать кнопку «Помочь». Вы можете выбрать разовый платеж или ежемесячную подписку. Сумму определяете сами, потом она автоматически списывается с вашей карточки. Подписка помогает проекту уверенно стоять на ногах и расширяться, чтобы мы чаще слышали хорошие новости о найденных людях.

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен.

Подпишись на Я.Н

Лариса Малахова, Имена
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday

Люди в материале: Максим Мархалюк (21), Сергей Ковган (4)

Метки: Общество (35052)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...