Москва хочет привязать к себе Беларусь навсегда

  • 13 мая 2019, 17:32
  • 3342
  • 0


Лукашенко и сам не ахти какой европеец, но и любой новый руководитель страны будет обречен оглядываться на когти русского медведя...

Итак, в Брюссель на саммит «Восточного партнерства» от Беларуси полетел министр Владимир Макей. Глава государства довольствовался тем, что отметил сегодня европейскую тему на родине теплым прощанием с германским послом.

13 мая на встрече с дипломатом по случаю окончания его миссии в Беларуси Александр Лукашенко, высказав комплименты лично Петеру Деттмару («вы очень приличный человек» и пр.), также подчеркнул, что «у нас потеплели отношения в целом с Европейским союзом».

Это правда. Брюссель снял санкции с белорусского руководства и вообще подобрел к нему после Крыма. Бывшего «последнего диктатора Европы» стали приглашать в столицы Старого Света. Но теперь он сам не летит.

То рвался, то не хочет

Вот ведь какой парадокс. Когда-то белорусский президент, которого недруги обидно называли изгоем, рвался в Европу любым способом. Хотя бы на лыжах покататься в Австрии, как это было в 2002-м под санкциями. В том же году разразился скандал, когда Лукашенко хотел попасть на саммит Совета Евроатлантического партнерства в Праге, а чехи не пустили.

Что же мы видим теперь, когда Европа стала сама распахивать двери? Президент не полетел на саммит «Восточного партнерства» в Брюссель в ноябре 2017-го. Отказался от возможности побывать в Париже в ноябре 2018-го на торжествах по поводу столетия окончания Первой мировой войны. В последний момент отменил поездку на Мюнхенскую конференцию по безопасности в феврале нынешнего года.

И это еще не все. По неофициальным данным, именно Минск медлит с визитом главы государства в Латвию. Пока не ясны сроки его визита в Австрию, хотя туда тоже давно зовут. Аналитики сомневаются, что Лукашенко выберется в этом году в Польшу на мероприятия по поводу 80-летия начала Второй мировой и в Литву, где намечается перезахоронение останков Кастуся Калиновского.

Почему Лукашенко не полетел из Сочи в Мюнхен?

При этом показателен отказ от Мюнхена. Лукашенко был тогда в Сочи на трудных переговорах с Владимиром Путиным. Формально успевал с корабля на бал, но дал отбой. Комментаторы решили: не захотел дразнить российского визави.

В этой трактовке есть, пожалуй, немалая доля истины, однако, скорее всего, сработал комплекс причин. Нынешнюю холодность Лукашенко по отношению к Европе во многом можно объяснить тем, что он не получил от нее той отдачи, на которую рассчитывал. А ведь шел на риск, в частности, по украинскому вопросу (сохранил балансирование, не признал аннексию Крыма и пр.).

Косвенно об этом высказался 13 мая в Брюсселе глава белорусской дипломатии Макей: «Придет время — приедет и президент. Пока мы не можем говорить о том, что мы достигли высокого уровня развития наших отношений с ЕС, сохраняются какие-то ограничения».

Вряд ли Лукашенко так уж напрягают символические остатки санкций ЕС. Да, тормозится заключение нескольких важных соглашений. Но и это когда-то перемелется.

Однако сегодня белорусскому руководителю, пожалуй, ясно, что большого движения по западному вектору не будет в принципе. По двум причинам. Во-первых, Лукашенко не готов ломать выстроенную им систему личной власти, включая жесткий контроль над экономикой. Во-вторых, уйти на Запад все равно не даст Москва.

Как поссорились Минск с Вильнюсом

Про торможение же соглашений с ЕС стоит сказать отдельно. Сегодня Макей не слишком уверенно заявил: «Мы намерены наконец-то добиться того, чтобы мы подписали приоритеты партнерства, по которым, к сожалению, пока не по нашей вине процесс приостановлен. Надеюсь, что до конца года мы продвинемся и в плане подписания соглашений по упрощению визового режима и реадмиссии. Мы намерены говорить о том, что нам нужно работать много над тем, чтобы заключить основное соглашение о сотрудничестве и партнерстве с ЕС».

Но здесь белорусскому начальству следует пенять прежде всего на свою гениальную идею построить АЭС в 50 км от Вильнюса, что дико поссорило политиков в двух наших странах.

Кто бы ни победил сейчас на президентских выборах в Литве, новый лидер будет занимать жесточайшую, говоря словечком Лукашенко, позицию в вопросе АЭС под Островцом. Хотя бы потому, что еще в 2017 году Сейм признал ее угрозой национальной безопасности.

Литва намерена блокировать поставки электроэнергии с БелАЭС в Евросоюз. Белорусскому же правительству пока, похоже, не вполне ясно, как с толком использовать уйму дополнительного электричества в стране.

Между тем выяснилось, что российский кредит на АЭС мало того что увеличивает внешний долг в принципе, так еще и дан отнюдь не на братских условиях. Эта тема в числе прочих стала предметом полемики белорусской стороны с уже бывшим послом России Михаилом Бабичем.

Лукашенко хотел бы, чтобы Москва снизила процент по кредиту и растянула срок выплаты. Но Москва, похоже, на широкие жесты в этом вопросе (как и во множестве других чувствительных для Минска финансово-экономических вопросов) вовсе даже не настроена.

Удобный якорь для Москвы

Короче, с АЭС Беларусь, что называется, попала. Во всех смыслах. Для Москвы этот проект стал замечательным якорем (одним из многих!), удерживающим белорусского партнера. Во-первых, финансовая петля. Во-вторых, гарантированно плохие отношения Минска с Вильнюсом, который, в свою очередь, будет ставить палки в колеса отношениям Минска с ЕС.

Когда аналитики предполагают, что Лукашенко вряд ли поедет на перезахоронение останков Калиновского (его российские власти казнили в Вильнюсе в 1864 году), то имеют в виду не только в целом плохой фон нынешних отношений Беларуси с Литвой.

Есть еще два момента. Во-первых, статус предполагаемой поездки не самый высокий. Во-вторых, Калиновский призывал бороться за независимость от Москвы, руководил на наших землях восстанием против царизма.

В самой Беларуси провластные историки усиленно стараются десакрализовать этого исторического деятеля, который считался национальным героем даже в советское время, а восстание трактуют как польское.

В любом случае Калиновский был пассионарным врагом Российской империи, и ехать в Вильнюс на мероприятие в честь такой фигуры означает априори раздражать Москву. Равно как и лететь на 80-летие Второй мировой (помните пакт Молотова — Риббентропа?) в Польшу, куда тамошний президент пригласил Лукашенко, но не пригласил Путина.

Ради чего Кремль так выкручивает руки?

Сейчас много спекуляций на тему, что Путин стал выкручивать Лукашенко руки ради того, чтобы решить для себя «проблему 2024». Но Путину куда легче решить проблему дальнейшего нахождения у власти менее экзотичным и трудоемким путем — просто изменить конституцию.

Вероятнее, что Москва решает более долговременную стратегическую задачу в отношении Беларуси. Речь о том, чтобы закрепить ее в сфере влияния на десятилетия, в идеале — навсегда. И чтобы эти «скрепы» не треснули при транзите власти как в Беларуси, так и в России. Ведь оба нынешних вождя, хоть и продолжают показывать электорату хоккейную удаль, не вечны.

Положим, Лукашенко и сам не ахти какой европеец. Но любой руководитель Беларуси после Лукашенко будет обречен с опаской оглядываться на когти российского медведя.

Настоящая европейская перспектива Беларуси, как это ни печально для сторонников европейского выбора, станет возможной лишь в случае серьезной демократизации России или ее коллапса. Пока оба эти варианта маловероятны.

Подпишись на Я.Н

Александр Класковский, Naviny.by
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday

Метки: Политика (15573)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...