Каким бывает «первый раз» в белорусской политике? Восемь историй

  • 14 апреля 2019, 13:55
  • 1164
  • 0


В стране, где политика уже много лет стабильнее всего остального, невольно задаешься вопросом, что заставляет людей туда идти. Восемь белорусских политиков разных взглядов и эпох по просьбе TUT.BY рассказали, как они начали свою политическую карьеру и что подтолкнуло их к этому выбору.

Станислав Шушкевич

Кем был, когда пришел в политику: заведующий кафедрой ядерной физики БГУ, профессор.

Кем побывал: председатель Верховного совета Беларуси, первый глава государства.

Кто сейчас: пенсионер.


— На первом этапе меня в политику привел Чернобыль, потому что мне надоело слушать те безобразия, которые вещали партийные руководители. Мне пришлось кое-где очень резко о них высказаться. После этого все заглохло.

А потом была пауза. В 1989 году мои коллеги пошутили. Меня много раз выдвигали кандидатом в народные депутаты СССР от коллектива БГУ. Я каждый раз снимал свою кандидатуру. А здесь я как-то легкомысленно вечером пообещал не снять. На тайном голосовании было 450 голосов за меня, 70 — за проректора Петряева и 50 — за неизвестного мне тогда Зенона Позняка, который не был сотрудником университета.

Меня избрали народным депутатом СССР вопреки желанию райкома, горкома и обкома [партии]. Когда они начали поливать меня грязью, я пошел против них с трибуны Съезда народных депутатов СССР. Я стал узнаваемым во всем Союзе, не говоря уже о Беларуси. Потом я понял, что главное — быть здесь, и в белорусский Верховный совет [в 1990 году] я сам избирался.

Дмитрий Дашкевич

Кем был, когда пришел в политику: грузчик.

Кем побывал: лидер «Молодого фронта», политзаключенный.

Кто сейчас: активист «Молодого фронта», предприниматель.


— Мяне прывяла ў дэмакратычны рух адзіная справа — разадранне бел-чырвона-белага сцяга на Адміністрацыі Лукашэнкі ў 1995 годзе. Калі праводзіўся гэты рэферэндум [пра новыя дзяржаўныя сімвалы], мне было 13 гадоў. Я памятаю свае падлеткавыя слёзы, не мог зразумець, як гэта, народ сам адмовіўся ад свайго сцяга. Я тады натуральна не ведаў пра збіццё дэпутатаў у парламенце, калі фактычна адбыўся дзяржаўны пераварот.

Потым, калі была такая магчымасць, на выбарах 2001 года, перад прэзідэнцкай кампаніяй, працаваў на прыватным заводзе ў Зялёным Лузе, кажу свайму сябру: усё, трэба ў апазіцыю. Ён мне кажа: «Сейчас я тебя заведу в оппозицию». Мы селі на трамвай і прыехалі на Варвашэні, 8, — там тады быў офіс БНФ і «Маладога фронту» — і я далучыўся да «Маладога фронту».

Павел Севярынец выдаў мне нейкую асадку, там было напісана «БПСМ» — гэта тады БРСМ ствараўся. Маўляў, асадка, здабытая ў баі. І я ёй запоўніў анкету на далучэнне да «Маладога фронту». Тады была вельмі магутная агітацыйная кампанія. Сотні маладзёнаў, фактычна дзеці яшчэ, распаўсюджвалі агітацыю, усе слупы былі залепленыя. Першае маё затрыманне — у тым жа Зялёным Лузе, пасля працы клеіў нейкія налепкі на слупы і быў затрыманы бдзіцельным атрадам «прадстаўнікоў закона».

Анна Канопацкая

Кем была, когда пришла в политику: студентка юрфака БГУ.

Кем побывала: юрист, директор ООО «Гринрей», глава минского отделения ОГП.

Кто сейчас: депутат Палаты представителей.


— У меня странный путь. В 1995 году меня на учредительный съезд ОГП привел отец (первый белорусский долларовый миллионер Анатолий Труханович. — Прим. TUT.BY). Я была студенткой юрфака, тогда как раз проходили первые изменения в Конституцию, мне это было интересно. Мы могли спорить с преподавателями, отстаивать свою точку зрения. Мы со студентами-политологами пытались сделать какую-то «суполачку» при юрфаке, но как-то это развития не получило.

А более основательно я вернулась к участию в политической жизни после того, как я, поработав в бизнесе, поняла, что необходимо менять всю систему. В 2012 году я пошла на парламентские выборы. Там был бойкот (ОГП снимала своих кандидатов перед выборами. — Прим. TUT.BY), по-моему, даже мое выступление сперва пустили на телевидение. В 2014-м была моя вторая кампания — местные выборы, нас тогда всех дружно на Комаровке повязали. А третья кампания — уже в 2016-м, парламентские выборы.

Николай Улахович

Кем был, когда пришел в политику: учащийся Минского архитектурно-строительного техникума.

Кем побывал: кандидат в президенты, Верховный атаман «Белорусского казачества».

Кто сейчас: депутат Палаты представителей, лидер Белорусской патриотической партии.


— Я вообще в политику пришел в 1970 году. Я поступил в военно-политическое училище, был в Минске секретарем горкома партии и секретарем комитета ВЛКСМ Минского архитектурно-строительного техникума. Потом я занимал достаточно высокие партийные должности, на последней у меня в подчинении было 17,5 тыс. человек — представьте, это две дивизии (смеется).

В 1990-е меня в политику привело предательство со стороны руководства КПСС — Горбачева и Ельцина. Я вынужден был уйти из Вооруженных сил и вернуться на родину. Мне предлагали разные должности в России, но я ушел. В Москве я сразу стал лицом, которое склонно к белорусизации. К БНФ меня отнести нельзя, но Москва была недовольна. Тогда мне и легло на душу слово «патриот» — потому, что это общее понятие, патриотами могут быть члены всех партий.

Все началось с выдвижения Александра Григорьевича Лукашенко в 1994 году. В его поддержку было создано Белорусское патриотическое движение. Генерал-майор Анатолий Баранкевич был его главой, а меня позвал заместителем. Он сам из Могилевской области, был очень близок с главой государства. Мы вошли в штаб Александра Григорьевича. Мы там представляли Союз офицеров запаса, который сделал ставку не на Кебича и Шушкевича, а на Лукашенко.

А когда, как я говорю, наши пришли к власти, мы с Анатолием Игнатьевичем [Баранкевичем] решили создать БПП. Мысль была в том, чтобы это была партия власти. К сожалению, жизнь расставила все иначе. Я и сейчас придерживаюсь мнения, что должна быть партия власти. Пусть их будет несколько, но одна должна быть главенствующая.

Николай Козлов

Кем был, когда пришел в политику: подполковник милиции, старший оперуполномоченный по особо важным делам.

Кем побывал: замглавы ОГП.

Кто сейчас: и.о. лидера ОГП.


 Политика сама ко мне пришла. Я никогда не скрывал своего критичного отношения к власти, к Лукашенко и к тому, что он делает. И это не мешало мне служить, я никогда не участвовал ни в каких разгонах.

В 2008 году меня поставили охранять [избирательный] участок. Вечером с субботы на воскресенье члены комиссии начали вбрасывать бюллетени. Я пытался их остановить, я пытался уговорить их этого не делать. Мне мое начальство приказало отдать ключи от комнаты председателю комиссии.

На следующее утро я сообщил об этом в СМИ. Потом меня вызывали на беседу к тогдашнему начальнику ГУВД [Леониду] Фармагею, там были люди из Администрации президента и БТ стояло на стреме. Уговаривали дать интервью, что это все вранье. После этого через несколько месяцев я уволился из милиции, до этого еще за мной было постоянное скрытое наблюдение. Видимо, у нас считается, что просто так милиционер [вести себя] так не может — он либо завербован, либо еще что-то.

Волей судьбы одним из кандидатов на тех выборах, где был вброс, был Анатолий Лебедько (тогда лидер ОГП. — Прим. TUT.BY). Он пригласил меня на пресс-конференцию, потому что было много скептически настроенных людей. Я пришел и рассказал в деталях, как было дело. Некоторое время я был вне партии, потому что считал, что это моя личная война. А уже в 2012 году меня пригласили и приняли в партию.

Олег Гайдукевич

Кем был, когда пришел в политику: подполковник милиции, начальник Фрунзенского РУВД.

Кем побывал: первый зампред ЛДП, глава штаба кандидата в президенты Сергея Гайдукевича.

Кто сейчас: претендент в президенты от ЛДП на следующих выборах.


— Мой приход в политику был неизбежным, я жил в этом. Мой отец занялся политикой, когда я еще учился в школе, еще в 1989 году. У нас на кухне кого я только не видел из политиков тех лет — и депутаты Верховного совета, лидеры партий, оппозиции БНФ. Я приходил со школы и все это слышал, оно откладывалось у меня в голове. Приходя на уроки истории, я постоянно спорил с учителем, мне нравилось спорить.

Но сразу я в политику не пошел, пошел в МВД. Как любой ребенок известного родителя, я хотел доказать, что могу что-то сделать сам. И я пошел туда, где от моего отца никак ничего не зависело, он не мог за меня раскрывать преступления.

Когда я доказал сам себе, что могу, произошло то, что должно было произойти — в 2012 году я пришел в политику. Мне исполнилось 35 лет, я понял, что я созрел заниматься тем, что мне нравится. Как только я пришел в политику, я сразу окунулся и в хозяйственную жизнь партии, ездил по регионам, знакомился с лидерами партии, общался с журналистами, вел своих людей в команду — молодых, моего возраста. Потому что поколение, которое росло при Советском союзе, уже не совсем понимает, чем живем мы.

Андрей Дмитриев

Кем был, когда пришел в политику: старшеклассник.

Кем побывал: глава штабов кандидатов в президенты Владимира Некляева и Татьяны Короткевич.

Кто сейчас: один из лидеров «Говори правду».


 Политикой я начал интересоваться в классе десятом. Это был 1996 год, референдум. Меня очень возмущало, что тогда началось наступление на демократию. Кажется, я пришел [в офис БНФ] на Варвашени, там участвовал в каких-то «культурніцкіх сходах», распространял какие-то листовки, газеты по подъездам. Помню, Северинец как-то зажигательно выступал, он был одним из руководителей молодежной структуры БНФ. Но эти формальности меня мало интересовали, я просто хотел участвовать в политической структуре, был уверен, что «неўзабаве рэжым падзе».

Потом были альтернативные выборы Гончара в 1999 году (смещенный с должности главы ЦИК Виктор Гончар с соратниками пробовали провести альтернативные выборы в 1999 году, когда истек бы президентский срок Лукашенко, если бы не референдум 1996 года — TUT.BY). Я ходил и собирал подписи за Михаила Чигиря, организовывал какие-то команды из своих друзей, верил, что сейчас все изменится. Потом был шок в связи с пропавшими политиками. Затем был какой-то перерыв, я ушел в армию. А по возвращении вступил в ОГП в 2001 году.

Григорий Костусев

Кем был, когда пришел в политику: директор совхоза.

Кем побывал: кандидат в президенты, лидер партии БНФ.

Кто сейчас: лидер партии БНФ.


— Я быў актывістам яшчэ і ў камсамольскія часы. Але к найбольш актыўнай дзейнасці падштурхнулі часы перабудовы. Я доўга не ўступаў у партыю, але ў часы перабудовы партыйныя структуры мяне пераканалі. Я быў галоўны інжынер, далейшага росту ўжо не было. У мяне было разуменне, што трэба нешта мяняць, я ўспрымаў перабудову станоўча. З’яўленне БНФ таксама мяне падштурхнула. Тады не было мяжы — сябар ці прыхільнік БНФ, гэта была не партыя, а грамадскае аб’яднанне.

У 1989 годзе былі выбары ў Вярхоўны савет Саюза, калі я падтрымаў Аляксандра Лукашэнку ў якасці кандыдата. Тады я ўслых заявіў аб сваёй пазіцыі, і першы сакратар райкома сказаў мне, што я няправільна разумею лінію партыі. Мы з Лукашэнка працавалі ў суседніх раёнах: ён — у Шклоўскім, я — у Бялыніцкім. На той час я бачыў, што ён адважыўся пайсці супраць лініі партыі і вылучыцца насуперак Кебічу.

Потым я ў Шклове ствараў партыйную арганізацыю БНФ, калі аб’яднанне вырашыла зарэгістраваць партыю.

Подпишись на Я.Н

Артем Шрайбман, TUT.BY
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Метки: Политика (15224)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...