Откажется ли Лукашенко от бренда диктатуры?

  • 12 марта 2019, 12:38
  • 1292
  • 0


Бессменный президент Беларуси анонсировал конституционную реформу. Чего ожидать?

Во время марафонского пиар-шоу «Большой разговор с президентом» Александр Лукашенко почти пообещал новую Конституцию. Причем обрисовал прогрессивные изменения. Это некий перелом в его сознании или просто пыль в глаза, чтобы публику не так угнетал фатализм?

Насколько реальна в ближайшие годы конституционная реформа? Действительно ли президент, который правит авторитарными методами почти четверть века, готов поделиться властью с другими ветвями, изменить избирательную систему, наконец — уступить кресло преемнику?

Грядет последний срок?

«Сегодня я склонен к тому, что новую Конституцию нам придется принимать. Нам придется усиливать другие ветви власти, исполнительную, законодательную. Может, что-то, но после серьезного анализа, надо будет предпринять по избирательной системе. Вводить или не вводить пропорциональную систему или остановиться на мажоритарной», — пояснил Лукашенко в «Большом разговоре» 1 марта.

Более того, он заявил: «Обещаю, на тот свет меня из президентского кресла не понесут».

Обозреватели заговорили, что, вот, первый президент, видимо, всерьез задумался о транзите власти. О том, чтобы следующий руководитель Беларуси не получил такие же термоядерные полномочия. Что нужна система сдержек и противовесов, иначе перегрызутся за власть и пустят прахом страну.

В частности, предположение, что Лукашенко склоняется к уходу с поста в 2025 году, высказал академический директор BISS Петр Рудковский. Бывший депутат Верховного Совета Олег Трусов, который участвовал в «Большом разговоре», постфактум на телеканале «Белсат» также допустил, что предстоящую каденцию Лукашенко может определить для себя как последнюю.

Архитектор системы демонтирует свое детище?

Да, сам Лукашенко признавал, что полномочия у него царские. Понятно, что эта система несовременна, консервативна. Для развития стране ХХІ века нужен политический класс. В белорусской ситуации, при соседстве с империей, он особенно нужен еще и для защиты независимости.

Это все очень даже понятно теоретически. Но! Практически четверть века в этом направлении не делалось ничегошеньки.

Напротив, Лукашенко, озабоченный бетонированием личной власти, последовательно усиливал свои полномочия, доводил их до монархического абсолюта. Политическое поле зачищалось, оппозицию методично перемалывали. Окружение комплектовалось серыми исполнителями, призванными лишь оттенять харизму вождя.

«...Диктатура — это уже наш бренд», — гордо обрисовала построенную первым президентом систему его пресс-секретарь Наталья Эйсмонт. И вы всерьез думаете, что архитектор этого белорусского порядка начнет своими руками разрушать любовно выстроенную конструкцию, создавать реальных политических персонажей, а тем более — взращивать сильную системную оппозицию?

Это вопиюще противоречит властолюбивой натуре Лукашенко, его философии ручного управления, в конце концов — инстинкту самосохранения.

Выстраивать же сугубую бутафорию, как в России, например, где Дума формально многопартийная, — дорого и не имеет особого смысла. Лишняя забота и трата казенных денег.

Ведь «Единая Россия» очень непопулярна, нуждается в искусственных подпорках. Вряд ли белорусские функционеры, у которых с харизмой и креативом убогонько, блеснут на поприще партии власти. Ну, и зачем тогда это пятое колесо в телеге?

В плане психологии и руководящего стиля президента показательна его дискуссия тогда же, 1 марта, с либеральным экономистом Ярославом Романчуком.

«В Беларуси так, что ты кусок земли без президента не получишь», — отметил Лукашенко. И пояснил, что когда-то пробовал экспериментировать, передал это право областным начальникам, но «на местах разбой начался. Кому надо, кому не надо, разобраться не можем. Вот так и со всей собственностью».

В сухом остатке: волю давать нельзя даже вертикали. А если глава государства не доверяет своим же назначенцам, то тем более не готов доверять политикам и народу.

Что могут вынести на референдум?

При этом Лукашенко не первый год говорит о политической реформе, апгрейде Конституции. На эту же тему время от времени высказывается председатель Центризбиркома Лидия Ермошина, и впечатление такое, что это не сугубо ее фантазии, а отголоски неких разговоров на самом верху.

Но разговоры о новациях у нас могут тянуться, как жвачка, десятилетиями. В этом плане показательна судьба идеи превратить официозное объединение «Белая Русь» в партию власти. Проекту уже много лет, но всякий раз в решающий момент Лукашенко одергивал размечтавшихся функционеров, говорил «нет».

То же может получиться и с конституционной реформой. Пока ее контуры весьма размыты. Видно, что глава государства колеблется, взвешивает. И как бы он не пошел в иную сторону, чем кое-кто ожидает.

Потому что с годами, да при стагнирующей экономике, удерживать власть все сложнее. Есть соблазн взять ее еще поплотнее.

Как вариант: на гипотетический пока референдум вынесут чисто косметические изменения в Основном законе (нужно, например, убирать упоминание о ликвидированных хозяйственных судах), чтобы в этой обертке приличнее выглядел главный вопрос — о семилетнем сроке президентского правления.

Посмотрим, что скажет (если вообще скажет) Лукашенко на тему конституционной реформы в апреле, когда ожидается выступление с ежегодным посланием народу и Национальному собранию.

«Ужаснется и подумает: да ну, никуда я не пойду»

Пока же известно, что президент поручил подумать над изменением Основного закона Конституционному суду. Но зампред КС Наталья Карпович высказалась 11 марта перед журналистами крайне расплывчато: «Мы внимательно изучаем возможные направления каких-то преобразований в этой части». Похоже, в КС пока не получили четкого концептуального задания.

Вероятность изменения Конституции в ближайшие годы есть, «но не сто процентов», заявил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Он напомнил: еще в 2012 году в интервью китайским СМИ Лукашенко заявил о намерении модернизировать политическую систему, однако до сих пор ничего такого не произошло.

Собеседник допускает, что официальный лидер действительно думает об изменении Конституции и передаче власти. Но вполне вероятно, что «когда в 2022-2023 году он встанет перед необходимостью уходить, то ужаснется и подумает: да ну, никуда я не пойду», говорит аналитик.

Во-первых, нынешнего президента может напрягать отсутствие гарантий личной безопасности, риск оказаться под судебным преследованием. Во-вторых, будет страшить мысль, как в принципе жить без власти, к которой за долгие годы он так привык, считает Карбалевич.

Действительно, стал уже баяном анекдот про то, как Лукашенко руководит по телефону: «Хорошая, плохая, плохая, плохая, хорошая...» — и, положив трубку, восклицает: «Во народ, без батьки даже картошку перебрать не могут!» А тут — целой страной рулить кому-то надо доверить. Нет, не укладывается в голове!

Окей, но кто тогда тянет президента за язык, спросите вы. Во-первых, вероятно, Запад. И нужно показать ему, что здесь не совсем уж глухо как в танке. К тому же обещания прогресса после выборов могут сделать Запад терпимее к сурово-убогому сценарию проведения очередной президентской кампании.

Во-вторых, эти посулы рассчитаны и на политизированную часть белорусского общества, пребывающую во фрустрации. Мол, потерпите, касатики, лед тронется. Может быть. Когда-нибудь.

Трудная минута будет всегда

Показательно, как Лукашенко объяснил 1 марта, почему он, хоть и «наелся этого президентства», снова пойдет на выборы: «...Чтобы вы меня не обвинили в трусости, что я в трудную минуту свалил, сбежал».

Но впереди с большой вероятностью — сплошная череда трудных времен. Экономическая модель забуксовала. Ресурса серьезно поднять благосостояние электората у властей нет. Поэтому и рейтинг действующего президента вряд ли будет высоким. И в этих условиях давать кому-то дополнительные полномочия, создавать рамку для конкурентной политики? Ищите дурака.

Второй момент: Москва хочет посадить на голодный паек. Сам Лукашенко в «Большом разговоре» спрогнозировал, что по цене на газ с 2020 года грядет «еще одна баталия, аналогично налоговому маневру».

Кремль также продолжит попытки продавить «продвинутую» интеграцию, что усиливает риски для суверенитета.

Таким образом, отношения с Россией тоже не будут способствовать либерализации. Ведь дай больше воли — начнется политическая турбулентность, чертова пятая колонна станет раскачивать лодку. А внутренняя дестабилизация — удобный для Москвы повод вмешаться. Да и замутить эту самую дестабилизацию могут по московскому сценарию.

В общем, вполне вероятно, что ощущение трудной минуты, когда нельзя «свалить», будет у Лукашенко перманентным.

Плюс хроническое недоверие к окружению, каким бы лояльным оно ни выглядело. Да, физиономии угодливые, но усиль полномочия этих персонажей — они же тебя, чего доброго, и уберут. Нет уж, лучше без экспериментов.

То есть референдум по изменению Конституции не исключен. Но те, кто ожидает вольных веяний, этой самой, прости господи, демократизации, — ага, держите карман шире.

Подпишись на Я.Н

Александр Класковский, naviny.by
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Места: Беларусь (2415)

Метки: Политика (15361)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...