Лукашенко огласил, что нам должна Германия. России счет уже предъявлен

  • 12 декабря 2018, 11:00
  • 5136
  • 0


Ну, кто там смеется над лозунгом белорусской многовекторности? Вот вам она в действии. Несколько дней назад Александр Лукашенко укорял Владимира Путина, что газ нам Россия продает на худших условиях, чем немцам, против которых вместе воевали. 

А вот сегодня белорусский президент пожурил уже Германию, которая отгораживается-де экономическими барьерами.

«Вы забор выстроили и даже к забору никого не подпускаете. Хуже, чем у Трампа с Мексикой, стена выстроена, только она незримая, экономическая. Поэтому мы хотели бы наконец-то снять эти заборы», — образно выразился белорусский руководитель 11 декабря на встрече с послом ФРГ Петером Деттмаром. Минск хочет получать от немцев инвестиции и технологии, пояснил президент.

«Если Европейский союз так привержен рыночной экономике, чего тогда ограждаться?» — добавил Лукашенко для пущей убедительности.

Остался, однако, за кадром вопрос, насколько привержено рынку белорусское руководство. А ведь для танго нужны двое.

Какие же заборы поставил ЕС?

Но давайте сначала разберемся, какие же заборы имеет в виду белорусская сторона.

Речь идет об условиях входа на рынок Евросоюза, в том числе и ради большей диверсификации торговли, уменьшения зависимости от российского рынка, пояснил в комментарии для Naviny.by координатор программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог» Денис Мельянцов.

По его словам, со стороны ЕС имеются в этом плане большие ограничения. Что особенно видно на примере сельхозпродукции. «Эта сфера относится к компетенции Брюсселя, который регулирует, квотирует и дотирует», по сути практикуя протекционизм для своих производителей.

В частности, отметил собеседник, белорусским экспортерам надлежит иметь сертификаты ЕС. Чтобы их получить, нужно, чтобы соответствовали определенным требованиям не только сама продукция (а для ее проверки следует за свои деньги создавать лаборатории), но и оборудование, и условия выпаса скота, и прочее.

Вдобавок на экспорт такой продукции вводятся квоты, а драконовские тарифы могут сделать цену неконкурентной. «Беларусь хотела бы больше разрешений для своих фирм, увеличения квот, снижения каких-то импортных пошлин. В общем, чтобы ЕС снимал сложности бюрократического характера, упрощал возможности доступа на свой рынок для Беларуси», — пояснил Мельянцов.

Минский аналитик-международник Андрей Федоров в комментарии для Naviny.by заметил: вполне логично, что Брюссель заботится о качестве товаров, которые попадают на его рынок, о здоровье граждан стран ЕС. «Подобные барьеры стоят перед всеми, кто хочет торговать с ЕС», — подчеркнул собеседник.

Белорусской стороне следовало бы не столько уповать на снижение планки, сколько делать ставку на реформы, привлечение современных технологий, чтобы повысить конкурентоспособность отечественной продукции, считает Федоров.

Хотите, чтобы танки Путина стояли на Буге?

Между тем Лукашенко жестко критиковал Европу за негибкость, надуманные претензии и в своем выступлении на открытии встречи Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности 31 октября в Минске.

Тогда, в частности, было заявлено, что европейским элитам и бизнесу следует обратить более пристальное внимание на интенсификацию всех составляющих сотрудничества с нашей страной.

«Интенсивное кредитно-инвестиционное сотрудничество, содействие дальнейшей модернизации нашего промышленного и аграрного комплексов — вот то, что нам нужно для укрепления суверенитета и независимости, а не просто разговоры на эту тему», — пояснил Лукашенко.

Он выказал обиду: «Нам говорят, что Европа заинтересована в суверенитете Беларуси, ее независимости. При этом отдельные наши западные партнеры в восторге от позиции Минска по Абхазии, [Южной] Осетии, по Крыму, Донбассу. Однако как только доходит до конкретных вопросов взаимодействия, то у нас, оказывается, есть проблемы с правами человека».

Этот пассаж — квинтэссенция геополитического торга. В целом посыл Минска такой: мол, скажите спасибо, что отлавливаем нелегалов, обеспечиваем транзит, как-то лавируем в украинском вопросе, пока не разместили у себя российские базы. Ведь может быть и хуже. Неужели хотите, чтобы танки да «Искандеры» Путина появились где-нибудь у польской границы? Не хотите? Тогда меньше стенайте о нарушениях прав человека, а больше вкладывайте денег в наш хрустальный сосуд.

Почему слабо капают денежки

Но Европа и так уже прикрыла один глаз на отсутствие демократии и недостаточное уважение к прочим ценностям Старого Света. Банк ЕС стал давать Минску ощутимые деньги и обещает еще больше.

Да, можно упрекать Брюссель за какие-то бюрократические заморочки, но главные барьеры между Беларусью и Европой — из другой оперы.

Во-первых, ЕС все-таки не может закрыть оба глаза на специфику режима. А он во внутренней политике не ослабляет гайки хотя бы символически, напротив — поджимает: ужесточение законодательства, в том числе относительно интернета, дело РЭП, «дело БелТА»...

Во-вторых, Брюссель именно в силу рыночного характера тамошней экономики не может приказать европейскому бизнесу больше инвестировать в Беларусь или давать ей передовые технологии из филантропических соображений. А с инвестиционным климатом у нас по-прежнему неважно, и это не исправишь за день или за год, даже если здешнее руководство напрочь избавится от тяги к раскулачиванию (что само по себе трудно вообразить).

В-третьих, если говорить о перспективах экспорта в ЕС, то по большому счету вопрос упирается в конкурентоспособность белорусской экономики. Смотрите, нефтепродукты, товар ликвидный, и так идут в Европу со свистом, никого уламывать не надо, никто барьеров не ставит. А вот с более продвинутым, высокотехнологичным товаром пока негусто.

И здесь не снимешь проблему только новым оборудованием. Пример — провальная модернизация ряда отраслей белорусской промышленности. Лукашенко де-факто признает провал, но, кажется, не видит истинных причин, списывает все на нерадивых исполнителей. Закавыка же в том, что у нас пытаются сотворить чудо номенклатурными мозгами на казенных предприятиях.

Даже осторожный премьер Сергей Румас заявил недавно: «Я сторонник того, чтобы инвестиционные проекты реализовывали бизнесмены, а не чиновники». Но с приватизацией у нас туго. И барьером здесь выступает специфика политического режима.

Разве кто-то так уж тянет в загнивающий рай?

Еще из разряда дежавю. На встрече с послом ФРГ Лукашенко призвал, чтобы «Германия, хотя немцы это понимают, никогда не ставила нас перед выбором».

Это любимое ритуальное заклинание белорусского руководства: мол, не заставляйте выбирать между Востоком и Западом. Причем тираду всякий раз адресуют представителям ЕС или США. Хотя если кто-то и ревнует Минск, требует верности, то это Москва.

А вот в западный загнивающий рай, кажется, никто особо Лукашенко и не тянет. Тамошние партнеры хорошо представляют себе специфику белорусской ситуации в целом и политического режима в частности. Показательна оговорка белорусского президента, что «немцы это понимают».

Зачем же раз за разом крутить заезженную пластинку?

Скорее всего, это месседж и Западу, чтобы «сбить планку ожиданий: мол, никто тут ничего особо радикального проводить не будет», и «российскому союзнику, которого надо успокоить», считает Мельянцов.

В чем промашка белорусского Акелы

Между тем перепалкой на саммите ЕАЭС 6 декабря в Петербурге Лукашенко наверняка зацепил Путина за живое. Некоторые аналитики полагают, что белорусский Акела промахнулся. Путин, мол, не терпит публичных накатов, принципиально не уступает давлению, так что теперь черта с два даст скидку на газ.

Однако для Лукашенко это не первый опыт задиристой тактики в отношении Кремля. И российское руководство, поморщившись, не раз уступало. Хоть минский союзник и норовист, но и таким надо дорожить.

Белорусская пропаганда, кстати, с восторгом подала этот наскок на Путина, понавыдергивав из соцсетей высказываний исключительно в духе «молодец, Батька!» (хотя в целом сети оценивают власть больше ругательно).

Как видим, такую же наступательную тактику Лукашенко практикует и на западном фронте. И тоже играет на геополитических интересах, а часто и на фобиях.

Казалось бы, и впрямь — высший пилотаж, можно поаплодировать. Ну а как еще выживать небольшой стране, зажатой между монстрами, кроме как лавировать, набивать себе цену и одновременно жестко торговаться с партнерами на противоположных векторах?

Но закавыка в том, что, как ни маневрируй, чудес не будет, если внутри страны все законсервировано. Белорусский Акела промахивается в главном. Нежеланием трансформировать систему (как-нибудь выкрутимся) он тормозит развитие страны, а без этого Беларусь обречена оставаться слабой, бедной и чрезмерно зависимой.

Подпишись на Я.Н

Александр Класковский, Naviny.by
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Люди в материале: Денис Мельянцов (86)

Метки: Политика (15077)

Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое





Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров



Новости партнеров

Загрузка...