От Цезаря до Скрипаля. Как государства убивали неугодных

  • 05 ноября 2018, 17:05
  • 1911
  • 0
Карл Теодор фон Пилоти. «Убийство Цезаря». 1865. Музей земли Нижняя Саксония. Изображение: Википедия

«Заговорщики обступили его, как бы выражая ему свое почтение. Но вдруг один из них сорвал с него тогу и ударил кинжалом в горло. Затем каждый по очереди вонзил в его тело кинжал — 23 удара, 23 смертельных раны».

Так, согласно историческим документам и, в частности, летописи историка Гая Светония, в стенах Римского сената погиб Юлий Цезарь, устраненный сенаторами за диктаторские замашки.

«Убийство Цезаря считается первым в истории случаем, когда элиты решились на устранение тирана во имя республики. Но ничем хорошим это не закончилось. Республика пала, они (заговорщики) просчитались», — говорит Кэролайн Кеннеди Пайп, профессор факультета международных отношений и международной безопасности Университета Лохборо.

И так, по ее мнению, происходит на протяжении всей истории политических убийств.

С веками и тысячелетиями методы устранения неугодных становились изощреннее, орудия — совершеннее.

Светонию и присниться не могла смерть, которую принял опальный саудовский журналист Джамаль Хашогги. Есть информация, что его пытали, а затем расчленили под звуки музыки.

Политические убийства — это отнюдь не только рассказы из учебников по истории. Они реальны и ужасны.

Но достигают ли они своей цели?

Этот материал основан на программе BBC Radio 4 Analysis. Ее авторы не пытаются дать такому явлению, как политическое убийство, ни моральных, ни правовых оценок.

Их интересует исключительно практический вопрос: насколько этот метод политической борьбы действен, особенно в международной политике? И сколько разновидностей устранения врага существует?

«Основное внимание мы уделяем убийствам, заказчиками которых выступает государство. Это основательно и всесторонне изученный вопрос», — говорит автор программы Analysis Эдвард Стёртон.

Козырь «Моссада» — страх перед смертью 

Отто Скорцени с освобожденным Бенито Муссолини; 12 сентября 1943 года. Фото: Википедия

Любовные игры спецслужб. Египет

Израильский журналист Ронен Бергман посвятил этой проблеме восемь лет, изучая, как и для чего Израиль применял подобную практику. Он взял тысячи интервью и на их основе написал книгу «Восстань и убей первым: тайная история израильских ликвидаций».

«Давид Бен-Гурион (первый премьер-министр Израиля) свято верил в то, что небольшие силы еврейского государства способны одолеть армии семи арабских стран, но он довольно быстро понял, что его молодой стране понадобится что-то еще. Израильские спецслужбы изначально создавались не только с целью добывать секретную информацию, но и проводить специальные операции в тылу врага: устраивать саботажи и точечно убивать. В ходе нашего исследования мы насчитали 2700 таких точечных устранений за все годы существования израильских спецслужб. После Второй мировой войны Израиль пользовался этой практикой чаще любой другой страны на Западе, а возможно, и в мире».

Началось все с того, что безопасности Израиля начали угрожать соседи. Особенно Египет, которым в то время руководил харизматичный лидер националистического толка Гамаль Насер.

«В июле 1962 года на параде в Каире Насер показал ракеты „земля-земля“ и баллистические ракеты дальнего радиуса действия. „Этими ракетами я могу уничтожить любую цель к югу от Бейрута“, — сказал он. Мы все знаем, что находится к югу от Бейрута. „Моссад“ запаниковал. А когда они узнали, что эти ракеты построили ученые-нацисты, работавшие в свое время на Гитлера, началась всеобщая истерия», — рассказывает Бергман.

И политическое убийство приобретает новую грань: убийство в качестве превентивной меры. Но следующий эпизод показывает, как легко можно просчитаться.

Ронен Бергман продолжает: «Спецназ „Моссада“ под руководством Ицхака Шамира, который впоследствии стал премьер-министром Израиля, отправился в Европу для ликвидации немцев. Израильтяне слышали, что ученый по фамилии Пильц находится в плохих отношениях с женой и готовится с ней развестись. Они подделали почтовые марки, печати и отправили в офис ученого конверт якобы от адвоката его супруги — с пометкой „в собственные руки адресата“. Они полагали, что никто, кроме него самого, не вскроет этот конверт. Но они не знали, что у ученого роман с секретаршей. Секретарша, надеявшаяся выйти за него замуж, подумала, что в письме — сообщение о разводе, сочла, что ее это тоже касается, и вскрыла конверт. Взрывом ей оторвало пальцы, ухо, она ослепла и лишилась зубов».

После такого провала в «Моссаде» решили, что подобным методом ракетную программу Египта не остановить, и начали искать двойного агента, который сможет подобраться близко к немецким ученым, работавшим на Насера.

Найти такого человека можно было лишь среди бывших нацистов. После Холокоста прошло меньше двадцати лет, и можно только догадываться, чего стоило евреям вступить в контакт с подобными людьми. Но они пошли на это. Их нового агента звали Отто Скорцени.

Скорцени командовал батальоном СС в Вене. Он сжигал синагоги и убивал евреев, но израильтяне решили, что им важнее использовать его в целях национальной безопасности в настоящем, чем мстить за прошлое.

И «Моссад» начал искать выход на бывшего эсэсовца. В этой истории было все — и секс, и смерть, как и положено в лучших традициях шпионских сюжетов.

«Отто Скорцени был женат на графине Ильзе фон Финкинштейн, племяннице казначея Гитлера. Отто и Ильзе придерживались в браке свободных отношений. И вот однажды на ее горизонте появился мужчина. В досье „Моссада“ о нем говорилось следующее: офицер, с немецкими корнями, высок, харизматичен, имеет влияние на женщин определенного возраста. После бурных совместных ночей она повезла его в Мадрид, чтобы представить своему мужу — Скорцени», — рассказывает журналист.

Вскоре Скорцени был завербован и внедрен в среду ученых, ранее работавших на Третий рейх, а теперь — на президента Египта. Израиль предложил Скорцени то, чего не мог предложить никто другой — гарантию безопасности, и Скорцени довольно быстро согласился.

На основе получаемой от агента информации «Моссад» писал этим людям предостерегающие письма, из которых следовало, что разведка Израиля хорошо осведомлена о прошлом ученых и личной жизни каждого из них. Некоторые добровольно отказались от дальнейшей работы по ракетной программе, и она вскоре развалилась.

Чистая работа. Иран

В данной ситуации ключом к успеху стало не само убийство, а страх перед убийством.

«Израиль признал такую схему успешной и спустя десятилетия снова применил ее — на этот раз в борьбе против ядерной программы Ирана. В 2007 году один из ученых, работавших в иранском проекте, умер при загадочных обстоятельствах. Многие тогда видели в произошедшем руку Израиля», — напоминает ведущий программы Analysis Эдвард Стёртон.

«В их списке было 15 человек, шестерых они вывели из игры. Ученую среду Ирана охватил страх. Регулярно кто-то из коллег и друзей погибал, лишался пальцев, глаз, ног», — рассказывает Ронен Бергман.

Один за другим ученые покидали ядерную программу. Человеческий страх сыграл ту же роль, что и в случае с ракетной программой Насера в 1960-х.

По словам журналиста, в беседе с ним бывший директор ЦРУ Майкл Хайден однажды намекнул, что всем известно, кто стоит за диверсиями в Иране. Однако никто и никогда не смог этого доказать.

Приказано обезглавить. Холодная война 

Патрис Лумумба. Фото: Википедия

Яд в зубной пасте

Еще один способ развалить неугодную систему — лишить ее мозгового центра. Иными словами — убить главу государства.

В период холодной войны классические правила дипломатии были задвинуты в самый дальний угол. О них помнили, но никто их не придерживался.

«В биполярном мире, в условиях противостояния между Советским Союзом и США правила игры сводились к желанию устранить конкурентов. И происходило это не только в верхах, но и на низшем уровне. Например, путем устранения тех, кого считали пешками СССР», — считает Кэролайн Кеннеди Пайп, профессор факультета международных отношений и международной безопасности Университета Лохборо.

Одной из таких пешек считали Патриса Лумумбу, премьер-министра Республики Конго, обретшей независимость в 1960 году. Его история показала, насколько непредсказуемые последствия может иметь устранение лидера.

Когда в Конго началась гражданская война, Лумумба обратился за помощью к Москве. Конфликт в стране был, по сути, гибридной войной между СССР с одной стороны и США, Британией и Бельгией с другой. За это выяснение отношений Патрис Лумумба поплатился жизнью.

«Трудно доказать, кто именно виноват (в смерти Лумумбы). Британия, например, решила, что напрямую иметь отношения к этому не хочет. Мы знаем, что МИ6 вела очень агрессивную кампанию по его дискредитации, что делало убийство весьма вероятным. Но все это опосредованно. Технически он был расстрелян солдатами из числа конголезских повстанцев, которых инструктировали бельгийцы, но МИ6 и ЦРУ все время были на заднем плане», — объясняет профессор Рори Кормак, изучающий в Вашингтоне вопрос, что определяет успех секретных операций.

В то время как Израиль предпочел вообще никак не отвечать на подозрения в убийстве иранских ученых, Британия пошла по другому пути — пути отрицания своей причастности к смерти Лумумбы. Ведь прямых приказов со стороны англичан не было!

Такой подход, по мнению профессора Кормака, таит в себе немалую опасность: чем больше сторона что-либо отрицает, тем меньше у нее контроля за развитием ситуации.

В США, в отличие от Европы, точечные убийства всегда были негласной частью политики национальной безопасности страны.

«Мы же помним, как в 1970-х годах конгрессмены потребовали от ЦРУ объясниться по поводу якобы существовавшей программы ликвидации ряда мировых лидеров, в первую очередь Фиделя Кастро. Даже на примере Лумумбы заметна разница в подходе. Британия занималась пропагандой и дезинформацией в попытке дестабилизировать лагерь его сторонников. А ЦРУ дало своему резиденту Ларри Девлину прямое указание попытаться убить Лумумбу с помощью отравленной зубной пасты», — поясняет Кормак.

Позднее в интервью Би-би-си Девлин описал свою реакцию на тот приказ:

«Прежде всего я спросил, кем санкционировано это убийство. Я не подчиняюсь приказам абы кого, особенно когда речь идет о таком. Для меня это было убийство. Да, я в своей жизни делал не вполне кошерные вещи, но я никогда не убивал людей направо-налево. Во мне нет ничего от агента 007. Я выбросил (пасту) в реку Конго, прямо в стремнину, где, я точно знал, никто не будет ее пробовать».

Убийство Патриса Лумумбы имело очень серьезные и далеко идущие последствия. К власти в стране пришел диктатор Мобуту, политическая нестабильность и насилие охватили Конго и не прекращались долгие десятилетия.

«Моссад» просчитался?

Многие аналитики пришли к выводу, что операции, проводившиеся Западом в развивающихся странах в годы холодной войны, особенно операции с участием США, не помогали, а вредили западным интересам.

«Есть мнение, что даже если какая-то цель успешно устранялась, в долгосрочной перспективе это наносило политический вред и подрывало демократические нормы, американские ценности. За то, что в тот момент истории казалось целесообразным, приходилось платить огромную цену», — считает профессор Рори Кормак.

Израилю в какой-то момент тоже пришлось столкнуться с тем, что устранение лидеров не всегда приносит ожидаемые плоды. С 1980-х годов страна противостоит натиску радикальной шиитской организации «Хезболла». Главные силы исламистов состредоточены в Ливане, их цель — уничтожить государство Израиль.

«В феврале 1992 года Израиль впервые осуществил точечную ликвидацию с помощью дрона. Был убит генеральный секретарь „Хезболлы“ Сайед Аббас аль-Мусави. Операция была проведена блестяще — от сбора информации до претворения плана в жизнь. Но израильтяне не подумали о том, что произойдет на следующий день. Вместо Мусави, у которого был авторитет духовного лица, но не было ни харизмы, ни лидерских качеств, во главе организации встал Хасан Насралла, при котором „Хезболла“ стала во много раз опаснее для Израиля. Невозможно предугадать, как изменится ход истории после убийства того или иного лидера», — рассказывает израильский журналист Ронен Бергман.

Смерть предателям! Россия посылает месседж 

Александр Литвиненко. Фото: Reuters

История одного провала

Меняются методы осуществления политических убийств, но связанные с этим риски сегодня такие же, что и во времена Юлия Цезаря.

Посмотрим на страну с большим стажем в этой области — Россию.

Смерть бывшего сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко, отравленного радиоактивным полонием в Лондоне в 2006 году, должна была стать сигналом для других «перебежавших».

Однако сэр Тони Брентон, бывший в тот период послом Великобритании в Москве, считает, что месседж должен был быть куда тоньше, чем вышло на самом деле.

Брентон с самого начала почти не сомневался, что за убийством Литвиненко стоит Россия:

«Мы знали, что они делают подобные вещи. Незадолго до (событий в Лондоне) они провели похожую операцию где-то в Персидском заливе. Мы знали, что режим Путина — это группа весьма прожженых людей и что главное для них качество — преданность лидеру. А Литвиненко нарушил элементарное правило агента российских спецслужб — он показал свою нелояльность, он отвернулся, он дезертировал в Британию, он опубликовал шокирующий и, скорее всего, правдивый материал о методах этого режима. Он стал очевидной мишенью для них».

«Как вы полагаете, они хотели, чтобы мы узнали, что это сделали именно они, или на каком-то этапе операция пошла не по плану?» — спросил у сэра Брентона журналист Эдвард Стёртон.

«Вещество, которое было применено, смертельное и, главное, очень редкое. Настолько редкое, что специалисты не ищут его в крови. Мы поняли, что операция была спланирована, когда стала ясна их логика: они подмешивают вещество в чай Литвиненко, Литвиненко его выпивает, быстро умирает, медики ищут наиболее вероятные причины смерти и до правды не докапываются. Но это не сработало, потому что Литвиненко сделал всего пару глотков чая, он умирал долго и мучительно, что дало медикам время для поиска все более и более редких веществ, и в конце концов они выявили в крови полоний», — рассказывает сэр Брентон.

«Цель операции была проста: убить Литвиненко и показать всем потенциальным дезертирам и предателям, что рука российского государства дотянется куда угодно», — уверен экс-посол.

У России была непростая задача. С одной стороны, все, кому предназначался этот месседж, должны были понять, кто за ним стоит. Но исполнение должно было быть чистым, не оставлявшим прямых улик. Россия хотела добиться ситуации, которая в юриспруденции называется «правдоподобное отрицание» — поведение, при котором лицо, совершившее действие или отдавшее распоряжение, сохраняет возможность в дальнейшем отрицать свою вовлечённость без большого риска быть уличённым во лжи.

Визит к министру

Кроме того, считает бывший посол Британии в Москве, русские не слишком боялись испортить отношения с Лондоном. Великобритания не так важна для них, как США и Германия.

«Отношения испортились катастрофически. Передо мной все время захлопывались двери, которые раньше были открыты», — вспоминает сэр Брентон.

Один визит к российскому министру ему запомнился особенно.

«Обычно я приезжал к нему в его роскошный офис в Кремле — подлинники картин на стенах, статуи повсюду, предметы искусства на столе и так далее. Но в тот раз нас отвели вниз, в буфет с пластмассовыми столами, покрытыми клеенкой, демонстрируя таким образом, насколько испортились наши отношения».

По мнению дипломата, России не свойственно рефлексировать в подобных случаях: «Они убили предателя, и в их глазах это плюс».

Тони Брентон признает справедливой широкую критику в адрес Британии за то, что она слишком слабо отреагировала на отравление Александра Литвиненко.

«У нас было важное взаимодействие с Россией в других областях. Мы хотели, чтобы британские компании могли продолжать свой бизнес в России. Поэтому мы подумали тогда, что некоторых санкций и высылки нескольких человек будет достаточно. Мы ошиблись. И покушение на Скрипаля 12 лет спустя показало, как сильно мы ошиблись», — говорит Тони Брентон.

Клыки Путина

Сергей Скрипаль. Фото: Reuters

К тому моменту, как Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были отравлены в Солсбери, отношения между Россией и Великобританией скатились до низшей отметки. Особенно их испортили вмешательство России на востоке Украины и аннексия Крыма.

Несмотря на сходство дела Литвиненко с делом Скрипалей, в них есть очень важные различия. Нападение в Солсбери было выполнено так неуклюже, что ни о каком «правдоподобном отрицании» речи идти не могло. Легенда о том, что российские агенты совершили туристическую поездку в Солсбери, не убедила никого. Если подбирать образные сравнения, то заказчики и исполнители вместо того, чтобы воспользоваться оптической снайперской винтовкой, пальнули из старого мушкета.

Тони Брэнтон не исключает, что это могло быть сделано специально. Применение яда сразу дало повод подозревать Москву.

«Покушение на Скрипаля было совершено с такой вопиющей некомпетентностью, как будто двое исполнителей специально расстелили красную дорожку, которая вывела нас на них. Они не беспокоились, что их так быстро вычислят, они были готовы все отрицать, но при этом было ощущение, что они очень довольны собой», — говорит Брентон.

Означает ли это, что на этот раз месседж посылался не только бывшим агентам и потенциальным предателям, а Великобритании в целом?

«Путин очень зол на Британию. Он считает, что мы стремимся унизить его, загнать в угол, уничтожить его режим. Он ищет все возможные способы показать Западу, что у России есть зубы. Они ждут от всего остального мира уважения. Они считают себя сильным игроком и уверены, что мы не оказали им должного уважения. Ситуации с Косово и расширением НАТО убедили их в том, что мы не будем считаться с их интересами, если они не покажут нам, что за неуважение придется платить», — считает экс-посол.

«Путин не станет ввязываться в классическую войну, потому что проиграет. Но он может перевести схватку на экономический фронт. Он всяческими способами будет показывать нам, что Россия опасна. Он решил, что должен все время показывать Западу клыки, и в рамках этой стратегии спустил спецслужбы с поводка. Я думаю, он сказал им примерно так: «Идите и покажите им всем, что Россию надо воспринимать всерьез».

Итак, устранение Литвиненко было демонстрацией силы для своих, отравление Скрипалей — для чужих?

«Да, именно так. Российские спецслужбы считают, что в данный момент находятся в состоянии войны с Западом. Российский замминистра иностранных дел Сергей Рябков недавно сделал заявление, в котором сказал примерно следующее: «Запад злится на нас, но он наш противник, так почему мы должны беспокоиться о мнении противника?»

Международная реакция на нападение в Солсбери была намного жестче, чем в случае с Литвиненко. Британия выслала 23 росийских дипломата уже через 10 дней после того, как Скрипалей обнаружили в парке. А к концу марта этого года страны — союзники Великобритании выслали еще 150 человек. Аналитики считают, что Россия не ожидала такого сокрушительного ответа. Считает ли она такую цену слишком высокой за сиюминутную демонстрацию силы — пока неизвестно.

Опасная паранойя 

Джамаль Хашогги. Фото: Reuters

Подобный «разбор полетов» предстоит провести и властям Саудовской Аравии. Смерть журналиста Джамаля Хашогги в стенах саудовского консульства в Стамбуле уже нанесла Эр-Рияду большой урон, а история еще не окончена.

Мы уже говорили, что долгосрочную выгоду политических убийств просчитать почти невозможно. Сейчас мы уже в состоянии дать оценку последствиям убийства Юлия Цезаря, но с тех пор прошло более двух тысяч лет.

Кэролайн Кеннеди Пайп, профессор факультета международных отношений и международной безопасности Университета Лохборо, считает, что реальные последствия политического убийства становятся видны по меньшей мере через поколение:

«На примере терактов 11 сентября можно сказать, что точечные устранения бывают очень эффективны в короткой перспективе. Террористическую организацию, которая нанесла нам мощный удар, обезглавили, и она на время свернула активные действия. Бен Ладена искали много лет и наконец убили. С политической точки зрения — это успех. Но мы не знаем, как это отразится на следующем поколении людей, разделяющих идеологию „Аль-Каиды“ и питающих ненависть к западным странам, особенно к США».

«Тайные операции, заканчивающиеся убийством, неизбежно становятся достоянием общественности. Это тут же настраивает всех против Запада. Но на самом деле это также может быть и хитрая игра тех, кто как раз стремится выставить Запад в негативном свете. Опасность в том, что складывается атмосфера паранойи, начинается поиск козлов отпущения, взаимные обвинения. А когда что-то идет не так, многие, не задумываясь, начинают тыкать пальцем в Америку. И это очень тормозит демократические процессы на Ближнем Востоке, например, или в Юго-Восточной Азии. Антизападные игроки пытаются сплотить народы вокруг сильных лидеров против демократии, проповедники которой якобы виновны во всех этих убийствах и покушениях», — считает Рори Кормак.

«Красная страница» = «красная черта» 

Из нашего рассказа следует, что чаще всех остальных к политическим убийствам прибегал Израиль. Автор иследования этой темы Ронен Бергман говорит, что это явление стало частью государственной системы — со своим протоколом и законодательной базой. По его словам, каждое новое устранение должен одобрить премьер-министр, подписав документ, известный как «красная страница». Само устранение в документах значится как «отрицательная процедура».

Бергман напоминает, что почти все высокопоставленные министры, принимающие решение о ликвидации, сами когда-то участвовали в подобных операциях. Такова история государства Израиль. Поэтому они на уровне инстинктов готовы одобрить такой метод.

«Израильские спецслужбы — лучшие в мире, они всегда выявляют тактические угрозы, угрозы национальной безопасности. Но политические лидеры сделали из этого неверный вывод, решив, что способность страны эффектно уничтожать врагов на их же территории, — это решение проблемы. Они думают, что могут остановить ход истории, что держат ее за хвост, и необязательно применять дипломатию, садиться с противниками за стол переговоров, чтобы достичь результатов», — говорит Бергман.




Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Метки: Политика (14664)

Комментарии правила




Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...


Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...


Новости партнеров