Коррупция в Минздраве. «Мы наблюдаем то, что построил Лукашенко»

  • 12 сентября 2018, 19:37
  • 4517
  • 0


Когда, багровея, министр здравоохранения Валерий Малашко заверял президента, что коррупция в Минздраве — это недобросовестность отдельных руководителей, стало понятно, что система не будет меняться. Цель чиновников — отбиться от атаки президента на себя, хотя бы на какое-то время.

«Я сделаю всё для того, чтобы исправить недостатки»

«Александр Григорьевич, я сделаю всё для того, чтобы исправить недостатки и система здравоохранения работала стабильно», — заявил глава Минздрава Валерий Малашко на прошедшем 11 сентября совещании по проблемным вопросам в этой сфере.

Перед этим Александр Лукашенко задал министру вопрос: «Вы мне вот так честно скажите, между нами говоря: вы способны управлять министерством? Если вы не способны, дальше будет хуже».

Претензии в связи с коррупцией в системе здравоохранения Малашко прокомментировал так:

«Это совершенно ненормально. Александр Григорьевич, конечно, оправдываться здесь нечем. Конечно, в первую очередь это недобросовестность отдельных руководителей, и, конечно, трудно объяснить при внешней, так скажем, спокойной обстановке, выполнении своих профессиональных обязанностей вот это поведение отдельных наших руководителей. Но вместе с тем систему мы в целом планируем менять. Прозрачность закупки должна быть изначально. Конечно, это определение цены закупаемого товара, она должна быть изначально, до проведения всех конкурсов. Конечно, мы сегодня должны перейти на типовые технические задания, особенно для учреждений здравоохранения первого и второго уровня».

В интервью телеканалу «Беларусь 1» министр сообщил, что в ведомстве «полностью пересмотрели составы конкурсных комиссий» по закупке медтехники и лекарств: «Понятно, что сегодня мы должны вводить систему и внутренней безопасности. Это не столько милицейские функции, так скажем, сколько в первую очередь опытные экономисты, которые будут контролировать и средневзвешенные цены на ту технику, которая приобретается, лекарственные препараты, контролировать порядок проведения тех или иных процедур».

А первый заместитель министра здравоохранения Дмитрий Пиневич добавил, демонстрируя открытость ведомства: «Любой гражданин может подключиться. В 10 часов в пятницу проходят заседания закупочной комиссии. И видно, какова цена».

Сядут не все?

По делу о коррупции в системе Минздрава возбуждено 95 уголовных дел (такую цифру на совещании назвал Лукашенко). КГБ, который задерживал подозреваемых в крупных взятках, не сообщал в течение какого времени чиновники и руководители клиник химичили в свой карман. Однако не трудно догадаться, что речь идет о продолжительном периоде.

С мая 2006 по декабрь 2016 года министром здравоохранения Беларуси был Василий Жарко. Затем по август 2018 года он занимал должность заместителя премьер-министра, курировал социальную сферу. В июне этого года Жарко сказал журналистам, что не знал о коррупции в Минздраве.

Жарко сняли с должности заместителя премьер-министра по совокупности, так сказать. Президент бросил ему фразу о том, что в системе здравоохранения «коррупционер на коррупционере сидит и коррупционером погоняет». А формальным поводом для увольнения стало невыполнение президентских поручений (по сути, так и осталось непонятно, каких конкретно) в Оршанском районе.

Припомнили Жарко и реконструкцию Гомельской областной детской больницы, результатами которой Лукашенко остался не очень доволен. Реконструкция началась в 2016 году. Летом 2017-го Минздрав объявил сбор средств на строительство. Тогдашний замминистра здравоохранения Игорь Лосицкий объяснял это тем, что параллельно строится несколько больниц, и на все средств не хватает, поэтому для закупки оборудования в детскую больницу попросили помощи у граждан и организаций.

В июле 2018-го Лосицкий был задержан и помещен под стражу по подозрению в коррупции — за благоприятное решение вопросов, входящих в его компетенцию по организации госрегистрации изделий медицинского назначения, а также лояльное отношение при выборе поставщиков медтехники. Суммы взяток, по информации КГБ, варьировались от 2,5 до 10 тысяч долларов.

К слову, когда в начале 2000-х Лосицкий был главным врачом Брестской детской областной больницы, его заместителем в течение нескольких лет являлся Василий Жарко. В феврале 2013-го Жарко взял Лосицкого к себе в заместители.

Два года — с декабря 2014-го по декабрь 2016-го — здравоохранение в правительстве курировала Наталья Кочанова, тогда вице-премьер, а сейчас глава Администрации президента. До Кочановой (с декабря 2010 года по декабрь 2014-го) социальной сферой занимался Анатолий Тозик.

Жарко в итоге сняли с должности, а вот его бывшие кураторы по-прежнему при портфелях и должностях, как будто и не имеют отношения к тому, что явно не один год происходило во входящем в их сферу ответственности здравоохранении.

Будет ли Малашко крайним?

С таким подходом, сказал в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич, раскручивая и раскручивая нить коррупции, можно составить длинный список тех, кто по долгу службы должен был обратить внимание на происходящее, но не сделал этого.

«Те же правоохранительные органы могли давно заинтересоваться проблемой, — сказал Карбалевич. — Например, то, что цены на лекарства в Беларуси выше, чем в соседних странах, о непрозрачности закупок независимая пресса писала много. Однако контролирующие органы игнорировали происходящее. Ну, а теперь ответят те, кого позволит задержать президент. Без его санкции ничего происходить не будет».

Карбалевич не разделяет мнения, что крайним во всей этой истории может оказаться Валерий Малашко:

«Его бы сняли, если бы хотели сделать крайним. И все же мне трудно представить, что министр за более чем полтора года, в течение которого он занимал пост, не видел, что происходит. Он мог вникнуть в ситуацию. И знаете, во всем цивилизованном мире министр в случае подобных скандалов уходит в отставку, не дожидаясь решения сверху».

У нас ситуация иная, достаточно вспомнить, как назначали Малашко. Пост министра здравоохранения оставался вакантным целый месяц — с 29 декабря 2016 года, когда Василий Жарко был повышен до вице-премьера.

15 декабря 2016 года Валерий Малашко был назначен министром труда и соцзащиты, но через полтора месяца — 27 января 2018-го — президент пересадил его в кресло министра здравоохранения.

«В Беларуси, — говорит Карбалевич, — особо не спрашивают согласия у чиновников, когда пересаживают их из кресла в кресло. Думаю, вопрос ставят так, что отказаться невозможно. А потом еще предложат дом в Дроздах, что в белорусских реалиях является взятием на короткий поводок. Я знаю, что некоторые люди даже пытались отказываться от такой милости, но не смогли».

Экономист, руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART Владимир Ковалкин уверен, что руководство Минздрава не могло не быть в курсе сделок, при которых использовались коррупционные схемы.

«Без ведома руководства это невозможно. Руководитель понимает, что отвечает за закупки и контролирует их. Подписывая документацию, он видит динамику цен и знает, когда за что-то платят слишком дорого или наоборот. Руководитель может и должен задать вопрос подчиненным, если есть какие-то сомнения», — сказал Ковалкин в комментарии для Naviny.by.

Эксперт предполагает, что «спустить всех собак на действующего министра Валерия Малашко не получится».

«Прежде всего, потому, что в стране имеет место структурная коррупция, в результате которой при закупках теряется значительный объем средств, до 20% по некоторым оценкам. Любой руководитель просто встраивается в коррупционную схему, становясь продолжателем "славных" традиций», — отметил Ковалкин.

«В Беларуси достаточно контролирующих органов»

И все же, возможно, инициатива министра Малашко по созданию системы внутренней безопасности сделает ситуацию с закупками в Минздраве более прозрачной?

Владимир Ковалкин не уверен в успешности этой инициативы.

«В Беларуси достаточно контролирующих органов. Этим занимается и Комитет госконтроля, у которого есть отдельный Департамент финансовых расследований, и прокуратура. Наконец, КГБ работает в этом направлении. В целом задействовано огромнейшее количество людей, которые получают за счет бюджета зарплату за то, что работают в сфере противодействия коррупции. Не вижу смысла создавать дополнительную структуру. Закручивание гаек в любом случае не даст результата», — подчеркнул эксперт.

Он отметил, что коррупция появляется не потому, что в стране не хватает контролеров, а потому, что «система закупок закрыта, а тендеры подстраиваются под конкретных поставщиков». «К коррупции ведут любые попытки ограничить конкуренцию», — сказал Ковалкин.

Эксперт выразил недоумение инициативой проводить заседания закупочных комиссий с трансляцией в интернет. Владимир Ковалкин уверен — коррупционная схема не такая примитивная, чтобы ее можно было отследить на заседании комиссии. Все переговоры ведутся, когда формируется заказ на поставку по определенным критериям. «Трансляция — это очередное очковтирательство, не более того», — сказал Ковалкин.

Он считает, что как минимум надо проводить электронные аукционы, не допускать закупки из одного источника. Только тогда закупки станут прозрачными, когда вся информация, в том числе платежи в адрес поставщика и документация о поставке техники или лекарственных средств, будет открыто опубликована.

«Эту информацию и конкурент может увидеть, и общественность ознакомиться. И сотрудники КГБ, и КГК могут, не выходя из кабинетов, многое узнать. В такой атмосфере красть сложно», — подчеркнул Ковалкин.

Чиновники во всем мире пытаются извлечь выгоду, монетизировать свои властные полномочия, обратил внимание эксперт. Их сдерживает только прозрачность и подотчетность перед обществом: «Чтобы ускорить создание системы, при которой прозрачность и подотчетность станет белорусской реальностью, надо принимать политическое решение высшим руководством».

«Система, при которой возможна коррупция такого размаха, как в Минздраве, создана за последние десятилетия. Мы наблюдаем то, что построил Лукашенко. И желания менять структуру и подход к госуправлению на уровне президента и его окружения не видно», — сказал Владимир Ковалкин.

Многие развитые страны нашли действенное противоядие коррупции, обратил внимание Валерий Карбалевич: «Это уменьшение роли государства, контроль общества и создание действенных механизмов обратной связи между обществом и государством».

Эксперт не исключает, что реализация предложений Минздрава в рамках белорусской социальной модели что-то и даст, но, по сути, «речь идет о создании еще одного контролирующего органа, эффективность которого сомнительна».

Это не радикальное решение по борьбе с коррупцией, для серьезных изменений надо менять белорусскую социальную модель, сказал Валерий Карбалевич.


Елена Спасюк, Naviny.by
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday
Комментарии правила




Загрузка...

Самое обсуждаемое



Новости партнеров

Загрузка...

Новое в блогах


Самое читаемое



Новости партнеров

Загрузка...