Мир техники 01/12 - 31/11:
ТРИВИЖН 11/12 - 24/12:

Почему регионы не перестанут протестовать

  • 13 апреля 2017, 12:36
  • 2400
  • 3



Воскресный митинг в Бобруйске выглядел как конец весны регионов. Протестующих было хорошо если сто человек, и среди них прежде всего политактив. Хотя еще месяц назад в Бобруйске в неразрешенном митинге участвовало в десять раз больше людей. Значит ли это, что массовые протесты пошли на спад и больше в регионы не вернутся?

Угасание акций нетунеядцев пошло по традиционным белорусским лекалам: репрессии остудили запал людей, которые в принципе уже выплеснули свои эмоции и вскоре могут уехать на дачи и забыть на какое-то время о декрете № 3 и низких зарплатах.

Но если чему-то региональные протесты и научили, так это тому, что белорусские политические лекала изменились. Люди не выходят протестовать по традиционному оппозиционному календарю, да и протестуют не столько против авторитаризма, сколько против социального унижения. Оказалось, что и организация митинга куда проще, чем можно было представить: объяви акцию и люди сами про нее начнут говорить (если им это важно). И самое главное, оказалось, что люди не только в Минске, но и в регионах готовы протестовать — несколько месяцев назад в это никто не верил.

Злость и бедность все еще здесь

Хоть сегодняшняя волна протестов кажется сбитой, все причины, которые вывели людей на площади, не потеряли актуальность.

Уровень жизни как падал, так и продолжит падать. При том, что зарплаты в регионах и были куда ниже, чем в Минске, так теперь за МКАДом доходы еще и уменьшаются быстрее, чем в столице.

И уровень жизни будет падать не только вслед за зарплатами и ростом безработицы, но и благодаря желанию властей перекладывать кризис на плечи людей. Декрет № 3 — это и есть этот принцип, доведенный до абсурда. Именно это желание властей и чувство социальной несправедливости вывели людей на улицы.

И даже если декрет о тунеядцах отменят, сам принцип — увеличивать финансовую нагрузку на людей — будет жить. Согласно планам правительства, к концу 2018 года жилищно-коммунальные услуги должны на 100% оплачиваться населением (в конце 2016 года белорусы оплачивали около 60%). Новые «жировки» этой зимой по многим ударят так, что может не большинству людей, но некоторым захочется протестовать.

Власти больше не в состоянии не только изменить реальность, но хотя бы запаковать ее в красивую упаковку: выступления местных чиновников больше злят людей, чем успокаивают. Когда депутат Палаты представителей Игорь Марзалюк захотел выступить на акции в Могилеве, то участники протеста его просто освистали. Система госСМИ явно забарахлила. Миллионы людей увидели те же акции нетунеядцев через интернет быстрее, чем государственные каналы и газеты успели подготовить свою версию событий.

Два аргумента власти

Несмотря на то, что причин протестовать у белорусов не убавится, у власти есть два весомых аргумента, почему митинги в регионах не возобновятся.

Во-первых, акции не приносят того эффекта, на который можно было бы рассчитывать — даже несчастный декрет № 3 все еще жив. Эмоции участников протеста выплескиваются без видимых результатов, что обескураживает любой протест.

Но это не значит, что эти эмоции отмирают навсегда — чувства социальной несправедливости и фрустрации накапливаются. Жизнь на $100−200 (столько приходится в месяц у 2/3 белорусов) как была тяжелой, так и остается. И если в вашем городе был митинг в феврале, это не значит, что вы не пойдете на подобный митинг через полгода-год.

Во-вторых, у властей всегда есть козырь в виде репрессий, не раз доказавший свою эффективность. Но и авторитарная власть не может долго жить только «закручиванием гаек», поскольку отношения с Западом все равно надо как-то поддерживать, а с МВФ никто связей до сих пор не отрубал.

Да и по большому счету многие новые участники протестов, как пенсионеры, — это те, кому репрессии не страшны. Еще неизвестно, чего они боятся больше — жить на белорусскую пенсию или выйти на площадь.

Марш нетунеядцев в Пинске. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Даже если власти не зайдут на очередной круг ослабления репрессий, то под конец этого года начнется кампания в местные советы. И наверняка демократические активисты поставят своей целью вернуть ту волну протестов, которая сделала оппозицию нужной для людей.

Да и репрессии — не всегда лучший выбор для авторитарного режима. Есть десятки научных статей, которые доказывают, что иногда попытки подавить протесты только укрепляют их. Самый близкий пример — это Виктор Янукович, который имел все шансы досидеть свой президентский срок, если бы в одну ночь украинские власти не решили побить десяток студентов.

Даже сейчас оппозиция что-то выиграла от репрессий. Нет социологических исследований, чтобы замерить сегодняшний ее рейтинг, но наверное впервые за долгое время оппозиционные политики перестали быть борцами за демократию против Лукашенко, а стали борцами за социальное благополучие людей. По крайней мере, в глазах недовольных.

И у этих людей, как и у оппозиции, в принципе не осталось других инструментов докричаться до власти, кроме протеста — встречи в горисполкомах для многих людей выглядят скорее унижением, чем диалогом. Достаточно время от времени читать «Одноклассники», чтобы прочувствовать, насколько эти люди обозлены. Вопрос только в том, когда виртуальный протест вновь перерастет в реальный.


Рыгор Астапеня, TUT.BY
СТО 16/12 - 17/12:
Мы создали канал в Телеграме для того, чтобы быстро рассказывать вам новости → https://t.me/gomeltoday

Метки: Политика (13383)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KSK 15/12 - 17/12:

Самое читаемое