Ближайшая соратница Лукашенко — его пресс-секретарь Наталья Эйсмонт. Ее называют человеком, который помог президенту потерять связь с реальностью

  • 27 August 2020, 16:47
  • 19156
  • 0


Наталья Эйсмонт — ведущая новостей на государственном телеканале — за шесть лет с момента своего назначения пресс-секретарем Александра Лукашенко превратилась в одного из его ближайших соратников. Многие оппоненты Лукашенко (и его бывшие сторонники) считают, что именно она во многом ответственна за «оторванность президента от реальности». Спецкор «Медузы» Максим Солопов проследил главные этапы карьеры ближайшей сподвижницы Александра Лукашенко — с момента назначения до начала самых массовых протестов в истории страны.

«За диктатурой мы видим абсолютно нормальную, спокойную жизнь»

Ставшие знаменитыми кадры, на которых Александр Лукашенко ходит по центру Минска с автоматом в руках, а его при этом сопровождает сын Николай в экипировке спецназа, впервые были опубликованы в телеграм-канале «Пул первого». Этот ресурс стал одним из основных источников информации для мировых СМИ о том, что думает и делает Лукашенко во время колоссального политического кризиса в Беларуси. Контентом телеграм-канала занимается личный пресс-секретарь Лукашенко — 36-летняя Наталья Эйсмонт, в этом убеждены все белорусские журналисты, с которыми говорила «Медуза».

В том же видеоролике появляется и сама Эйсмонт: она сидит вместе со своим начальником и его сыном в пустом кабинете для совещаний во Дворце независимости — президентской резиденции для мероприятий.

«Диктатура — это уже наш бренд», — так Эйсмонт сформулировала свой подход к имиджу президента еще в 2019 году, во время единственного своего большого интервью в качестве чиновника, которое она дала белорусскому государственному телеканалу ОНТ.

Во время той беседы Эйсмонт, кажется, вполне искренне рассуждала о преимуществах авторитаризма: «Сегодня, в 2019 году, слово "диктатура" уже порой — не знаю, согласитесь вы со мной или нет, — приобретает какой-то позитивный оттенок. Мы видим, что происходит вокруг. Мы видим хаос, порой беспорядок. И знаете, я, может, сейчас какую-то парадоксальную вещь скажу или неожиданную, но иногда мне кажется, не сегодня так завтра в мире может возникнуть запрос на диктатуру. Потому что за диктатурой в нашем сегодняшнем понимании мы видим в первую очередь порядок, дисциплину и абсолютно нормальную, спокойную жизнь».

Самого Лукашенко имидж диктатора не пугает. На эту тему он иронизировал в ходе встречи с госсекретарем США Майком Помпео в феврале 2020 года («У нас диктатура отличается тем, что все отдыхают в субботу и воскресенье, а президент работает») — и во время масштабной аварии на минском водопроводе в июне («Диктатура — это плохо, а когда за ночь решили тяжелейшую проблему, диктатура — хорошо).

В том же интервью Эйсмонт подчеркнула, что, будучи сотрудником администрации президента, обязана «думать в одной тональности с президентом» — но при этом быть осторожной, зная, что «каждое мое слово и даже, наверное, иногда каждый мой взгляд рассматриваются под микроскопом».

Передатчик воли президента

Как уверяла сама Эйсмонт, Лукашенко «очень негативно относится к пиару как к явлению, как к чему-то искусственному». «У меня в этом смысле нет никакой необходимости придумывать что-то, потому что у президента жизнь построена так, что никакого пиара не надо, — объясняла помощница президента. — Мало кто может представить, какое количество идей исходит именно от руководителя».

Чем публичнее руководитель, тем спокойнее работа пресс-секретаря — так сформулировала Эйсмонт важный принцип своей работы. По ее мнению, Лукашенко «всегда по всем вопросам абсолютно точно расставляет акценты, забивает гвозди», и нет никакой необходимости «чего-то дообъяснять, президент справляется с этим прекрасно сам».

«Лукашенко действительно не нуждается в пресс-секретаре в классическом понимании этого слова и во многом самостоятельно формирует свой медийный образ», — соглашается в разговоре с «Медузой» белорусский политический обозреватель Артем Шрайбман. Белорусский президент любит подчеркивать не только свою открытость, но и осведомленность о деталях работы окружающих его журналистов и даже об их личной жизни. В документальном фильме «Президентский пул», снятом корреспондентами белорусского государственного Агентства телевизионных новостей (АТН) о своих коллегах, немало примеров, когда Лукашенко поздравляет кого-то из них со свадьбой или рождением детей прямо во время публичных мероприятий.

Более того, президент Беларуси много лет обходился без личного пресс-секретаря. Предшественница Эйсмонт Наталья Петкевич покинула эту должность еще в 2003 году, став сначала просто заместителем руководителя администрации президента, а затем и первым замом, курирующим в том числе «государственную идеологию» и медиа. Следующие 11 лет должности «пресс-секретарь президента Беларуси» просто не существовало. В администрации главы государства всегда функционировала пресс-служба со своими руководителями, но в их задачи входили скорее технические и организационные вопросы. Президент мог видеться с ними лично всего два-три раза за год, объясняет собеседник «Медузы», знакомый с работой пресс-службы Лукашенко.

Потребность в личном пресс-секретаре снова возникла в 2014 году, когда Петкевич окончательно ушла с госслужбы. Она нашла работу в бизнес-структурах и вышла замуж за официального представителя Беларуси в ООН, что позволило ей появляться в Нью-Йорке, несмотря на персональные санкции со стороны США.

«Ему нужен был человек, который станет ретранслировать его пожелания для СМИ. Своего рода передатчик воли президента, — говорит тот же источник "Медузы". — Петкевич частично была таким человеком, хотя и занималась многими другими вопросами, вплоть до строительства Дворца независимости. Были начальники пресс-службы, сугубо мужчины. Они менялись, но никто из них не имел непосредственного и постоянного допуска к президенту, а нужна была ежедневная координация. Причем изначально нужна была женщина, потому что мужчинам он не очень доверяет».

Свадьба с милиционером 

Выбор Лукашенко неожиданно для всех пал на телеведущую вечерней новостной программы, которую знают в Беларуси под псевдонимом Наталья Кирсанова; подробности ее карьеры известны из белорусской светской хроники. Наталья родилась в Минске, окончила Белорусскую государственную академию искусств по специальности «актриса драматического театра и кино». Работала в минском Театре музкомедии.

В 2006 году она пришла стажером на государственный телеканал в передачу «Деловые новости», где познакомилась с будущим мужем Иваном Эйсмонтом. Бывший капитан гродненской милиции пришел на телевидение чуть раньше: на кастинг ведущих его пригласила сестра — спортивный тележурналист Анна Эйсмонт. Отец Эйсмонтов работал водителем в колхозе в деревне возле самой границы с Польшей. Родители рассказывали журналистам, что Иван с детства любил читать газеты, из которых вырезал заметки о спорте, особенно про футболиста Диего Марадону. Учебу в академии МВД и службу в милиции Эйсмонт называл «школой жизни». Чтобы в титрах между рубриками одинаковые фамилии брата и сестры не сменяли друг друга, Иван взял псевдоним Михайлов. Наталья под псевдонимом Кирсанова скоро стала вести белорусскоязычную передачу «Навіны рэгіена» («Новости региона») о жизни Минска. Чтобы свободно заговорить на белорусском, ей пришлось брать специальные уроки.

В 2010 году Иван Эйсмонт сделал предложение своей коллеге. Очень скромное по меркам российского шоу-бизнеса торжество вел переодетый в милиционера ведущий. Мужчина зачитал «протокол» о том, как Эйсмонта «принудили к сожительству с целью улучшения жилищно-бытовых условий», и приказал супругам обменяться кольцами.

«Всегда стучу перед тем, как зайти к мужу. Он же теперь мой шеф!» — цитировала «Комсомольская правда» Наталью Эйсмонт в 2014 году, незадолго до ее назначения пресс-секретарем. Муж телеведущей к этому времени уже стал заместителем директора Агентства теленовостей и получил из рук Лукашенко медаль Франциска Скорины. Супруги начали вести новую программу «Главный эфир» — еженедельную информационно-аналитическую передачу, выходящую на госканалах «Беларусь 1» и «Беларусь 24».

При этом локомотивом совместной карьеры Эйсмонтов уже тогда была Наталья, а не Иван, считают опрошенные «Медузой» коллеги обоих. Однако даже знакомые с Натальей Эйсмонт затруднились назвать точную причину, почему именно она заняла должность, столь близкую к президенту.

Один из них предположил, что возможным объяснением является дружба Эйсмонт с молодой сотрудницей протокола и помощницей Лукашенко Дарьей Шманай. Победительница белорусских конкурсов красоты, Шманай была впервые замечена в окружении президента в начале 2014 года, по правую руку от Петкевич. Позже Шманай стала известна как сотрудница президентского протокола, вокруг которой ходили слухи о близких отношениях с Александром Лукашенко. Эйсмонт, став пресс-секретарем, начала появляться на дружеских селфи со Шманай.

В интервью Эйсмонт уверяла, что назначение для нее стало неожиданностью, а груз ответственности даже испугал ее. «Бояться нет времени, иди и работай», — напутствовал нового пресс-секретаря Лукашенко.

Иван Эйсмонт после назначения жены на ответственный пост сначала возглавил Агентство телевизионных новостей (входит в государственную Белтелерадиокомпанию), затем стал заместителем председателя Белтелерадиокомпании, а позже — ее руководителем.

«Вас любят, все хорошо»

В руках Эйсмонт, помимо координации государственных медиа и публичного образа президента, оказалась также подготовка дайджестов СМИ и тезисов выступлений для главы государства. Последние делаются во взаимодействии с пулом экспертов и также проходят фильтр в администрации президента, уверяла пресс-секретарь Лукашенко в интервью. При этом, по ее словам, в конечном счете всю риторику определяет сам Лукашенко. «Для нас важно хотя бы приблизиться к этому стилю», — говорила Эйсмонт.

С момента своего назначения Эйсмонт постоянно находится рядом с главой государства, присутствует на важнейших совещаниях, занимается вместе с ним различными видами спорта и собирает в неформальной обстановке урожай. «Если бы пять лет назад мне, когда я еще работала на телевидении и сидела в соседней студии, кто-нибудь сказал, что на сегодняшний день я буду уметь колоть дрова, косить траву, бегать на лыжах и на роликах, я бы, мягко говоря, не то чтобы не поверила этому человеку, но заподозрила бы его в том, что он писатель-фантаст», — замечала она сама по этому поводу.

«Сначала [Наталья Эйсмонт] была робкой или делала вид, но довольно быстро освоилась и стала буквально частью президентской семьи, — рассказывает собеседник, знакомый с ближайшим окружением Лукашенко. — Все ее приказы беспрекословно выполнялись руководителями СМИ, министрами, да в общем любыми чиновниками. Никто не рисковал спросить, ее это поручение или Лукашенко. Все приказы выполнялись как его собственные. За это ее и не любят многие руководители».

По словам знакомого с работой пресс-секретаря собеседника, главную задачу Эйсмонт видела в том, чтобы глава государства был в хорошем настроении. «Для него создавалась иллюзия: люди вас любят, все хорошо. Плевать на реальность. Конечно, ему еще докладывали о ситуации руководители спецслужб, ОАЦ, но в сравнении с ежедневным влиянием Эйсмонт все это выходило на второй план, — уверяет собеседник "Медузы". — Эйсмонт и ее тезка [председатель верхней палаты белорусского парламента] Наталья Кочанова оторвали Лукашенко от реальности, а он и сам особо не сопротивлялся. Лишь изредка его политическая чуйка заставляла делать правильные шаги, но в основном он все время шел в другую сторону от своего народа».

По мнению знакомого с работой Эйсмонт источника, пресс-секретарь могла предотвратить распространение через пул государственных СМИ высказываний Лукашенко, которые «отбирали адекватных сторонников». Например, после рассуждений о погибших от коронавируса (см. ниже) пользователи соцсетей запустили флешмоб о том, как их мог бы обозвать президент в случае смерти.

Кроме того, пресс-секретарь может влиять на Лукашенко с помощью отбора материалов, попадающих в обзор того, что о нем пишут, считает Шрайбман: «Судя по рассказам различных приближенных к власти людей, Наталья Эйсмонт действительно имеет серьезное влияние на формирование информационной картины президента».

Кочанова и Эйсмонт вместе со своей подругой — главой службы протокола Дарьей Шманай — сформировали вокруг президента «safe space», говорит «Медузе» источник, близкий к координационному совету белорусской оппозиции. «Уже не молодой, уставший от рутинных проблем человек, убежденный в своей политической гениальности и правильности всех собственных решений, все дальше отрывался от реальности. Более того, это еще и транслировалось вовне, — говорит собеседник "Медузы". — Образ дедушки, собирающего арбузы в окружении молоденьких красавиц, все больше контрастировал с реальностью. Весь этот султанизм быстро разрушил утопические надежды на просвещенный авторитаризм с процветающей IT-индустрией, инвестициями и многовекторной независимой внешней политикой».

Окончательным провалом, по мнению источника «Медузы», стала «циничная искренность» Лукашенко, которая особенно обнажилась во время коронавируса — в частности, постоянные заявления о том, что умирающие люди сами виноваты, что они «жирные» или «старые». «Нынешний образ человека на вертолете с автоматом — это уже апофеоз», — заключает собеседник издания.

Подпишись на наш телеграм-канал

Максим Солопов, Meduza
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое