Политолог: Лукашенко подталкивают к введению чрезвычайного положения

  • 26 June 2020, 18:41
  • 8031
  • 0
Фото: Сергей Гриц / АР



Лукашенко «законсервировался» в прошлой эпохе и в условиях политического кризиса реагирует на новые вызовы старыми методами.

Лукашенко со всей силой своей популистской риторики обрушился на «жуткие фейки» о долларовом счете одного из своих сыновей в Швейцарии, в которых заподозрил прежде всего «бабичевские» структуры и «незыгари» из России.

Кроме того, он обвинил политических оппонентов в нечестной игре: «Они что, нас толкают на нечестность такую, как они себя ведут? Ясно, что там за ними кукловоды стоят. Они и с одной, и с другой стороны. И в Польше живут, и из России подкидывают.

Мы об этом с президентом Путиным поговорим в ближайшее время при встрече, но эта ситуация очень сложная. Применяются самые современные фальшивые технологии, идет вмешательство из-за рубежа в наши выборы, внутренние дела», — заявил Лукашенко.

Что стоит за очередной порцией обвинений в адрес политических партнеров и оппонентов? Комментирует ситуацию для «Белорусского партизана» политический обозреватель Павлюк Быковский.

— Александр Лукашенко высказывался о фейках и о внешнем влиянии на белорусские выборы, на политическую ситуацию, пытаясь убедить весь мир в конспирологической версии: не бывает такого, чтобы люди шутили по своей инициативе и высказывали свою личную политическую позицию.

По его версии, обязательно существует какой-то внешний центр, который то ли отдает приказы, то ли нанимает это делать. Но в реальной жизни многие решения мы принимаем самостоятельно, а не потому, что нам кто-то приказывает это делать.

Но такое не укладывается в голове у раньше народного президента, которого прежде многие очень любили, особенно в начале правления Александра Лукашенко.

А сейчас, когда его популярность падает (по косвенным свидетельствам, потому что нормальной социологии, которая рассказывала бы об электоральных рейтингах, у нас просто нет), ему очень трудно поверить, что над ним стали шутить или негативно высказываться в его адрес люди по своей инициативе.

Впрочем, еще в первые годы правления Лукашенко возникла любопытная закономерность. Тогда еще Александр Федута руководил управлением общественно-политической информации администрации президента, и редакции имели возможность обсуждать эти вопросы напрямую.

Еще тогда стало известно, что глава государства шуток не понимает, шуток не любит, и как Александр Федута ни пытался его убедить, что шутки могут быть полезны политическому лидеру, эффекта достичь не удалось.

Поэтому часто издания и журналисты, которые шутили, попадали под репрессии; это происходило не всегда, не везде, но в конечном итоге те проекты, которые рисовали шаржи на Лукашенко, сейчас уже не издаются или, по крайней мере, изменили редакционную политику.

В сегодняшней ситуации, когда Лукашенко оказался в центре политического кризиса (а выборы в том формате, в котором проходят сейчас, — это проявление кризиса, есть сигналы, свидетельствующие о некотором брожении в элитах), он реагирует тем способом, каким уже привык реагировать на подобные негативные вещи.

Он пытается убедить людей, что на самом деле все не так и не нужно верить проплаченным извне крикунам.

Но на самом деле политический кризис возник по внутренним причинам; я не вижу никаких оснований считать, что кризис спровоцирован именно внешними факторами, если не считать внешним фактором коронавирусную инфекцию: она распространена по всему миру и оказала свое влияние на развитие белорусской ситуации.

Когда появились альтернативные претенденты в президенты, которых значительная часть общества восприняла как кандидатов надежды, за которых стоит голосовать, и общественный подъем, который мы видим невооруженным глазом и на акциях Сергея Тихановского, который находится в следственном изоляторе, и мгновенное быстрое собирание 10 тысяч человек в инициативную группу Виктора Бабарико, который опять-таки находится в следственном изоляторе.

Все показывает, что президент пытается не допустить реальной угрозы его власти.

С другой стороны, на прошлой неделе Лукашенко сказал, что его подталкивают к силовому сценарию — мол, не дождетесь. Он имел в виду не то, что один-два потенциальных кандидата могут попасть за решетку, а то, что его подталкивают к введению военного положения, как в свое время в Польше (это моя версия).

Лукашенко удерживается, несмотря на все искушение придворных, навязываемое ему, прекратить всю публичную политику, всю формально существующую демократическую процедуру, которая у нас есть.

Мы на самом деле еще не переросли из гибридного авторитарного режима, который сегодня существует в Республике Беларусь, в чисто авторитарный режим, где нет даже разговоров о правах человека.

В этой ситуации определенное представление в голове Лукашенко, что нужно соблюдать хотя бы такого рода приличия, мне кажется, играет позитивную роль.

Но если ситуация будет накаляться и дальше, что мы наблюдали буквально неделю-две назад, если темпы протестных настроений не снизятся (сейчас произошла передышка перед регистрацией кандидатов в президенты и прямые поводы для протеста дает разве что «Минскводоканал»), то искушение может оказаться слишком велико.

Еще одна важная вещь, о которой говорил вчера Лукашенко, — размещение в социальных сетях и мессенджерах фотографий флешмоба, на которых сотрудники силовых структур якобы показывают свои удостоверения, форму, но якобы анонимно, и при этом демонстрируют, что они с народом, а не с Лукашенко, у которого электоральный рейтинг 3%.

Я не уверен, что этот флешмоб существует в реальности (эти публикации могут быть как настоящими, так и фейковыми — доказательств нет никаких), но Александр Лукашенко уверенно называет их фейковыми и пытается убедить в этом своих слушателей и, наверное, самого себя: поверить, что сотрудники силовых структур уже изменили своему господину и перешли на сторону его оппонентов, он не хочет.

— Случайно ли Лукашенко обрушился на «бабичевские» структуры и «незыгари» из России уже на следующий день после визита в Москву?

— Белорусский руководитель пытается показать, что за всеми кризисами стоят иностранные центры, и в данном случае пальцем указывает на Россию. Но с Кремлем ругаться не с руки, поэтому нужно избрать в качестве противника не Кремль, а олигарха, чиновника, у которого есть личная неприязнь к Александру Лукашенко.

Если брать телеграм-канал «Незыгарь», то это давний раздражитель белорусских властей и лично Лукашенко, там появлялось много неприятных сообщений, значительная часть из которых была фейковая. На мой взгляд, все-таки главе государства не стоит черпать информацию из таких телеграм-каналов, как «Незыгарь», поскольку там очевидно невозможно отделить настоящую информацию от фейковой.

Мне кажется, что чиновники, которые с пресс-обзором кладут на стол президенту распечатки из «Незыгаря», делают ему дурную услугу, поскольку такие источники могут провоцировать президента на гнев, на высказывание негативных вещей в адрес политических партнеров.

В то же время большее значение имеет информация в официальных аккаунтах средств массовой информации, а тем более в эфире Первого канала, Россия 24 и прочих. В СМИ довольно сдержанно описывается происходящее в Беларуси.

Я веду мониторинг российских медиа по белорусско-российским отношениям, могу сказать, что за исключением специфических проектов Регнум и Украина.ру, которые пристально следят за недостатками белорусского режима, остальные российские медиа болеют за российских политиков, но в целом не ведут уничтожительной войны против Александра Лукашенко.

И не похоже на ситуацию, когда появлялись крестные батьки и тому подобное. Но кто знает, как ситуация будет развиваться далее.

— К высказываниям Лукашенко можно было бы относиться снисходительно, если бы воинственную риторику в тот же день не подхватил министр внутренних дел Караев.

— Когда чиновники слышат такого рода высказывания, то должны на них реагировать. А когда, среди всего прочего, вопрос задает руководитель пропрезидентской организации «Белая Русь», то тут есть возможность ответить либо профессионально (мы защищаем общественный порядок и не занимаемся политикой), либо показать свою лояльность. На мой взгляд, Караев показал скорее лояльность, чем профессионализм.

— В унисон и Шпаковский, и Дзермант назвали проблему с грязной водой в Минске «диверсией», причем последний предложил ввести режим ЧП и отменять президентские выборы. Реальный сценарий?

— Мне представляется, что если из-за инфекции COVID-19 в Беларуси не объявляли ни чрезвычайного положения, не вводили иных ограничений, то из-за грязной воды, скорее всего, не должны этого делать.

Весь мир принимал ограничительные меры во время пандемии и переносил выборы, сейчас, когда кампания уже в полном разгаре, отмена выборов будет явно воспринята как слабость Александра Лукашенко.

Понимаю, что в политике важнее не сохранение репутации, а удержание власти, но мне кажется, что Лукашенко-политик пытается сохранять лицо и вещи, которые идут прямо вразрез с его мировоззрением, с тем, во что он верит, не принимает.

Это не значит, что он не готов играть в грязные политические игры, но до сих пор, как мне кажется, старался играть в них так, чтобы аудитория, электорат воспринимал его действия как правильные и справедливые.

Не важно, насколько они законные, важно, чтобы воспринимались как справедливые. В такой ситуации, кажется, невозможно введение чрезвычайного положения.

Но кто знает, возможно, люди, высказавшие подобное мнение, знают больше?

Подпишись на наш телеграм-канал

Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday



Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое