Керамин 28-30 04:

Белорусы хотят, чтобы их оставили в покое. Однако эта идея нравится не всем...

  • 10 января 2017, 12:02
  • 6169
  • 6




Если проанализировать социологические данные, то становится очевидно: с тех пор, как в 1991 году жители тогда еще советской Беларуси, проголосовали на референдуме за сохранение СССР, в национальном самосознании многое изменилось.

Как ни крути, а сегодня независимость — одна из главных ценностей. А количество сторонников присоединения к чему бы то ни было, существенно уступает количеству тех, кто — за полную автономию. Тенденцию можно даже назвать склонностью к изоляционизму.

Весьма показательными являются даже не сиюминутные цифры поддержки того или иного внешнеполитического курса, а долгосрочные тренды. Их устойчивость явно говорит о том, что нация все больше входит во вкус самостоятельной жизни, а комплексы «младшего брата» — все больше остаются в прошлом.

Если присмотреться к результатам опросов Независимого института социально-экономических и политических исследований за последние 15 лет, то картина становится более, чем очевидной.

Так, еще в 2001 году (относительно недавно и уже через 10 лет после обретения независимости), более половины наших граждан выступали за полное объединение с Россией (приблизительно в то же время Путин изрек свою, ставшей знаменитой, фразу о «вхождении в РФ шестью областями»). Случись тогда референдум с таким вопросом, отказ от независимости поддержали бы 57% белорусов, имеющих право голоса.

Однако уже в 2008 году доля граждан с такими взглядами оказалась меньше, чем тех, кто — против. За вступление в Россию тогда высказывалось 36% белорусов, за самостоятельность — 38%.

Еще более кардинально ситуация изменилась в 2015 году, когда за объединение с восточной соседкой высказалось 26% белорусов, против — 49%.

Параллельно, стабильной остается отношение к ЕС. Начиная с 2007 года, с небольшими изменениями, показатель остается в районе 30% — «за» и 49% — «против». Аналитики склонны объяснять наличие такого стабильного и твердого «ядра» сторонников евроинтеграции уровнем наличием у этих людей определенной идейно-ценностной платформы, которая делает их более устойчивыми к воздействию пропаганды и навязываемых СМИ стереотипов.

Тем не менее, приведенные данные прямо говорят о том, что сегодня более половины населения не поддерживают ни вступление в ЕС, ни более плотную (до объединения) интеграцию в РФ. Что впечатляет — это динамика во временном масштабе. Проще говоря: чем дальше мы отходим по времени от момента распада СССР, тем меньше в стране сторонников отказа от независимости.

Этот изоляционизм, очевидно, стоит на двух «китах». С одной стороны, количество сторонников Европы не может увеличиться из-за постоянного давления со стороны СМИ — как российских, так и государственных белорусских, которые уже десятки лет преподносят Европу и европейские ценности исключительно в негативном ключе.

С другой стороны, количество приверженцев вхождения в Россию, бывшее изначально подавляющим, обречено на медленное, но верное падение. Кроме самого сильного и объективного фактора (уход советских поколений, мучимых ностальгией по огромной стране), на это еще работает и здравый смысл большинства. Представление о том, что «в России нормально живет одна Москва» распространено чрезвычайно, и, надо сказать, что взято оно не из телевизора, а из собственного опыта.

Вот и задумываются белорусы все больше и больше о том, что на сегодняшний день оптимальный для них выбор — жизнь в собственном доме.

Однако то, что кажется сегодня очевидным жителям Беларуси, отнюдь не является истиной для определенных кругов в соседних странах.

Нашумевшее дело с арестом авторов российского информагентства «Регнум» было весьма симптоматичным. Речь здесь даже не о том, надо было их арестовывать, или не надо было, являются они политическими заключенными, или нет. Речь о том, что «Регнум», будучи весьма популярным российским СМИ и являясь выразителем интересов и чаяний отнюдь не малочисленных кругов в России, просто-напросто отказывал (и продолжает!) белорусам в праве на самостоятельное существование. На жизнь, так сказать, «своим умом».

Уже после трех задержаний находившихся в Беларуси авторов, сам главный редактор издания, этнический белорус, проживающий ныне в Москве, опубликовал статью, в которой решительно возмущался тем, что он называет «мягкой белорусизацией». В понимании Ю. Баранчика, даже робкие, крохотные и непоследовательные шаги, которые предпринимаются в нашей стране для возвращения к собственной истории, культуре и традициям, являются чем-то из ряда вон выходящим.

В редакционной статье от 2-го января этот автор, в частности, возмущается следующими фактами.

Крайне негативным сигналом он находит попадание в белорусский парламент «целых» двух независимых «депутатов», одна из которых — представитель общества по защите белорусского языка.

Потревожило Ю. Баранчика и то, что у нас в стране в последний год началась массовая продажа сувенирной продукции с национальной символикой.

Ужасным кажется публицисту факт распространения белорусского языка в рекламной продукции, на бигбордах. Еще тревожнее — использование национальными спортивным командами орнамента «вышиванки», который автор называет «ранее по сути запрещенной символикой», забывая при этом, что такой орнамент украшал даже флаг БССР!

Ну и апофеозом агрессивного отрицания самой Беларуси как факта является, на наш взгляд, обеспокоенность тем, что в некоторых (!) школах Беларуси (!) вводятся отдельные дни белорусского языка (!).

То есть, по буквам: то, что в суверенном и независимом государстве есть политики, защищающие исторический язык титульной нации; то, что здесь издается сувенирная продукция с национальной символикой; то, что в школах (только некоторых!) ввели лишь по одному дню роднай мовы (по одному, в некоторых школах!) агрессивным пропагандистам кажется недопустимым, и трактуется едва ли не как скатывание в фашизм.

Наверное, в свете вышеприведенных социологических трендов, излишне говорить о том, насколько такой взгляд на вещи некорректен применительно к сегодняшней Беларуси, ибо идет вразрез с мнением подавляющего большинства (напомним, за вступление в Россию, а, значит, за потерю государственности, сейчас выступает не более, чем 26% населения).

Проблема же кроется в том, что белорусское информационное пространство сегодня никак не защищено от агрессивной пропаганды, откуда бы она не исходила. И, с большой долей вероятности можно предполагать, что активизация авторов и СМИ, подобных Ю. Баранчику и агентству «Регнум», произошла в последние годы именно потому, что белорусы все больше ощущают свою независимость и все меньше оглядываются на Россию.

В этом контексте местным властям стоило бы хорошо задуматься. Можно пересажать хоть всех нелояльных к белорусскому государству авторов, находящихся здесь, но это не остановит тех, кто пишет из-за рубежа.

Полностью изолироваться от внешнего мира в условиях информационной глобализации также не представляется возможным.

Единственное спасение умов в этой ситуации — развитая сеть национальных и независимых СМИ, способных пропаганде противостоять. Однако именно с этим в сегодняшней Беларуси наблюдаются большие проблемы. После десятилетий репрессий местная независимая журналистика не выглядит субъектом, способным, в случае реальной угрозы, полноценно противостоять информационной агрессии.

Это тот самый случай, когда реальная демократизация и либерализация внутренней политики должны привести к укреплению нашей страны и ее независимости в целом.



Александр Евстратов, gomel.today

Метки: Политика (12687)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


Самое читаемое