Бизнес идет во власть, голосование без оппозиции и агитация на фоне пандемии. Чего ждать от «вирусных» выборов-2020?

  • 22 May 2020, 13:47
  • 2437
  • 0



Кампания по выборам президента в этом году обещает быть не совсем обычной. При полной предсказуемости результата, «интригу» в нее может добавить нестандартный состав участников и «коронакризис». Похоже также, что на этот раз и властями, и несогласными будут применяться несколько иные подходы и технологии.

Надежды для кандидатов

Белорусская ЦИК зарегистрировала 15 инициативных групп из более чем полусотни претендентов на президентский пост.

Надо сказать, что для действующей власти эти выборы проходят, наверное, в самых непростых условиях. Сегодня почти нет социальных групп, которые были бы довольны или полностью довольны своей жизнью. Предприниматели требуют улучшения условий для бизнеса, директора заводов — спасения предприятий. Работники недовольны низкими зарплатами, контрактной системой и повышением пенсионного возраста, пенсионеры — пенсиями. Папы и мамы — поборами в школах и платным высшим образованием. А все вместе — ростом цен и тарифов, уплотнением дворов и вырубками деревьев. Список можно продолжить, но сейчас речь не об этом.

Ситуацию в экономике и в настроениях людей усугубила еще и эпидемия Covid-19. Однако ПП НС РБ и ЦИК приняли решение о проведении выборов президента РБ в намеченные сроки, невзирая ни на что. Причем, в сроки максимально сжатые, меньшие, чем они даже могли быть по законодательству. Это создало крайне неудобную ситуацию для оппозиции и тех независимых кандидатов, кто не располагает административным или крупным денежным ресурсом. И ряд кандидатов и партий, такие, как Павел Северинец и Алексей Янукевич, партия БНФ, Белорусская партия левых «Справедливый мир», Белорусская партия «Зеленые» и другие, отказались от участия в изначально неравных выборах, проводимых на фоне пандемии.

На что же рассчитывают те, кто все же решил принять участие в президентской гонке?

Тяжелые технократы

Безусловным «ноу хау» этой кампании и едва ли не главной интригой стало участие таких представителей госаппарата и бизнеса, как Валерий Цепкало и Виктор Бабарико. Зачем бывший замминистра МИД и экс-управляющий «Белгазпромбанка» идут на выборы? Захотели поменять работу? Ведь с 2005 года «тяжеловесы» из таких кругов больше не заявляли о своих президентских амбициях.

Вероятно, прецедент ректора БГУ Александра Козулина и его плачевный результат стал хорошим предупреждением для всех.

И сегодня все экспертное сообщество и просто пользователи Интернета ломают голову над новой заявкой. Наиболее ходовая версия здесь — «спойлеры». По мнению многих, властные политтехнологи разработали «многоходовочку» и первая часть ее заключается в регистрации таких претендентов, которые бы выполняли роль новой «конструктивной оппозиции». Ранее этим занимались отец и сын Гайдукевичи из ЛДПБ, казачий атаман Улахович и прочие. Кстати, инициативная группа Олега Гайдукевича зарегистрирована и на этот раз. Однако времена меняются, а протестные настроения усиливаются. И по «спойлерской версии», создатель ПВТ Цепкало и банкир Бабарико должны оттянуть на себя умеренно-оппозиционных айтишников и предпринимателей различного уровня. С помощью современной риторики про «айти-страну» и «движение стартапов», например.

Впрочем, есть и альтернативные версии. Например, что данные претенденты являются самостоятельными, хоть и весьма умеренными кандидатами. И за ними стоят реальные, но различные фрондирующие круги. И идут они на выборы, чтобы озвучить для действующей власти пожелания крупного бизнеса и «реформаторской» части госаппарата. В геополитическом контексте говорят о потенциальной ориентации бывшего посла в США — на Запад, а управляющего «Белгазпромбанком» — на Восток. Ну и так далее.

Однако как бы то ни было, но заявка уже на начальном этапе прозвучала серьезно. Достаточно сказать, что Бабарико за несколько дней смог собрать через Фейсбук инициативную группу почти в девять тысяч человек. Очевидно, в этом немалая заслуга его сына и начальника штаба Эдуарда и краудфандинговой площадки. Но это еще говорит и о том, что в обществе вызрела определенная заявка на некую «третью силу». Правда, контуры ее, как и сами общественные потребности, пока крайне расплывчаты, переменчивы и не определены.

Беларусь — без оппозиции?

Но зато вполне очевидно, как на этих выборах «умеренные технократы» начинают теснить статусную оппозицию. И причин тут множество.

Конечно, прежде всего это — административное давление. Кандидатов из команды радикального оппозиционера Николая Статкевича (Белорусская социал-демократическая партия «Народная Громада») ЦИК демонстративно не зарегистрировал. Впрочем, а на что можно было рассчитывать, заранее анонсируя этих людей как «кандидатов протеста»? Тоже самое произошло и с блогером Сергеем Тихановским. Но тут ситуация более запутанная, и об этом — чуть позже.

Что касается менее радикальной оппозиции, то в последний день регистрации Лидия Ермошина начала выдавать мандаты всем ее представителям, словно лимит на отказы был исчерпан в предыдущие дни. Теперь сбором подписей за свое выдвижение смогут заниматься Анна Канопацкая, Андрей Дмитриев, Юрий Губаревич, Николай Козлов, Ольга Ковалькова, Владимир Непомнящих, Сергей Черечень и другие. Выдали мандат и белорусскому этно-музыканту Алесю Таболичу. Что касается Канопацкой, достаточно ровно отбывшей свой срок в «палате», и лидера «Говори Правду» Дмитриева, то многие политологи также относят их к «умеренной оппозиции». А вот участники неудачного правоцентристского праймериз Губаревич (Движение «За свободу»), Козлов (ОГП) и Ковалькова (Оргкомитет БХД) изначально заявили, что будут использовать сбор подписей только для проведения своей кампании «Беларусь без диктатуры».

На фоне растущего в обществе недовольства могла бы вырасти и поддержка оппозиции. Но большинство рядовых людей не ассоциирует себя с постоянным участием в политическом процессе, а поэтому их больше волнуют социальные вопросы, ответы на которые они не всегда находят в программах и заявлениях многих оппозиционных политиков.

«Революция блогеров»

Поэтому уже на уличных акциях во время последней парламентской кампании пальму первенства у статусной оппозиции легко перехватили социально-аганжированные блогеры. «Звездами» прошлогоднего предвыборного митинга у гипермаркета «Линия» стали не кандидаты от «старой» оппозиции, а ютуберы Артем Шапаров («Общество Гомель»), Владимир Цыганович (MozgOn) и столь нашумевший ныне Сергей Тихановский. Некоторые наблюдатели даже стали говорить о возможной «революции блогеров». Репетиция такой «революции», очевидно, и должна была состояться в начале мая после задержания Тихановского под Могилевом, после чего поклонники проекта «Страна для жизни» вышли на акции протеста в Могилеве, Гомеле и других городах. Но «революция» не состоялась. Протестующие были остановлены, а многие из них — задержаны милицией. На фоне этих событий Тихановский также заявил о своем желании стать президентом Беларуси. Документы подавала его жена, но в регистрации блогеру было отказано.

После этих событий многие уже исключили «Страну для жизни» из избирательной кампании, тем более, что к первоначальным 15 суткам Тихановскому добавили еще месяц административного ареста. Но далее происходит то, чего ожидали не все. ЦИК регистрирует инициативную группу на имя жены блогера Светланы Тихановской, хотя изначально кандидатом в президенты собирался быть Сергей, а самого блогера внезапно выпускают на свободу.

Теперь он на свободе, и даже номинально может участвовать в президентской кампании, только уже не собственной, а своей жены. Формально блогер находится в подвешенном состоянии, поскольку впереди у него ещё немало отсидок, а вот когда они будут — решать властям.

Почему сложилась такая ситуация и его выпустили именно сейчас, когда избирательная кампания как раз набирает обороты, хотя могли бы держать за решёткой до дня голосования или даже позже. Ведь, как рассказал сам Тихановский, кроме уже вынесенных приговоров на него составлено ещё семь протоколов. Возможно, власть боится его и не хочет делать из него героя? А, может, с учетом того, что традиционные голоса за «бойкот» выборов в оппозиции ослабели, власти нужен тот, кто будет раскалывать недовольный электорат, оттягивая его от поддержки кандидатов? Покажет время.

Социальный градус президентской кампании

Допущены к этой избирательной кампании и электоральные «фрики», и «технические» кандидаты — а как же без них?

Но самое главное — это сложности в сборе необходимых 100 тысяч подписей. Сделать это мало кому удастся. Такой сбор требует немалых по белорусским меркам финансовых и людских ресурсов. Подпись обычно «стоила» от 50 центов до 1 доллара. Плюс «бригадирские» и аренда офисов. Минимальная стоимость такого мероприятия может начинаться от 100 тысяч долларов.

В лучшие времена один сборщик мог собрать от 20 до 40 подписей в день. Какие поправки внесет в это эпидемия коронавируса, когда большинство дверей банально не будет открываться, а к пикетам мало кто станет подходить, пока не известно, но очевидно, что дополнительные сложности будут серьезными. Сборщики в масках — это еще тот пиар. Также бегать по подъездам без выходных желающих найдется немного, а времени на эту работу ЦИК изначально отпустил меньше месяца, поэтому 200 подписей за всю кампанию будет средней цифрой даже для хорошо мотивированного сборщика. Практика же показывает, что до половины из них работает не регулярно, многие вообще могут отказаться от сбора. Плюс все тот же назойливый и опасный вирус. Таким образом, претенденту необходима команда минимум в тысячу-полторы «полевых» сборщиков. Кто располагает такими возможностями из зарегистрированных в претендентов?

Вероятно, деньги найдутся у вышеперечисленных кандидатов от бизнеса и управления. Но люди — как минимум не менее важный фактор. И совсем не факт, что записавшиеся через ФБ проявят себя неутомимыми и находчивыми ходоками от двери к двери. Также стоит учитывать, что эти выборы с их спецификой, как никакие другие, вызывают в обществе массовые настроения аля «не пойду вообще», «не поддерживаю никого». Конечно, кандидаты-«технократы» для сбора подписей могут обратиться к услугам социологических агентств и тому подобных организаций. Остальные претенденты такими возможностями обладать вряд ли будут.

Значит ли это, что в избирательных бюллетенях мы увидим только фамилии Лукашенко, Цепкало, Бабарико и Гайдукевича? Не обязательно. На выборах 2010 года у кандидатов также были проблемы с подписями, но, поговаривают, что в избиркоме прошла старая подписная база. Как говориться, на все воля свыше...

А в целом президентская кампания-2020 также по-своему обещает быть драматичной. Пониженный политический градус будет с лихвой компенсироваться высоким градусом социальным.

Подпишись на наш телеграм-канал

Юрий Глушаков, Сильные новости
Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое