От арестов журналистов до безоговорочной поддержки в ООН: отношения Москвы и Минска все многограннее

  • 13 декабря 2016, 13:29
  • 3048
  • 0



На первый взгляд, отношений между Россией и Беларусью сегодня не поддаются здравому осмыслению. В череде событий последнего времени можно найти весь спектр оттенков — от открытого противостояния до союзнической поддержки. Что же происходит на самом деле и как столь различные проявления смешанных чувств по отношению друг к другу уживаются в двусторонних отношениях?

Понять, чего сегодня больше между Москвой и Минском — противостояния или партнерства — все сложнее.

С одной стороны, никаких конфликтов либо противоречий не наблюдается в политической и военной сферах. Так, Беларусь стала одним из всего тринадцати государств, которые поддержали позицию РФ по Сирии в ООН, проголосовав против резолюции прекращения огня и насилия в отношении гражданских лиц. Девятого декабря, по инициативе Канады, в Генассамблее ООН большинством голосов была принята резолюция, согласно которой все боевые действия в этой ближневосточной стране должны быть остановлены. «Против» выступила совсем небольшая группа стран — всего тринадцать, среди которых Россия и ряд ее союзников либо единомышленников, таких, как Беларусь, Иран, сама Сирия (представители режима Асада). Всего в ООН, напомним, числится более двухсот стран, так что, нетрудно понять: безоговорочно поддерживая позицию Москвы буквально «против всех», Минск ставил на кон свою репутацию.

Никаких проблем, если не считать спорного вопроса размещения российской авиабазы, не наблюдается и в военной сфере. В следующем году на территории нашей страны запланированы крупнейшие международные (Россия и Беларусь) учения формата «Запад». Эксперты и аналитики заговорили о возможности, в связи с появлением у Польши ракет, чья поражающая дальность позволяет «добивать» до Москвы, размещения в Беларуси российских комплексов С-400 и даже, возможно, «Искандеров». По всему видно, что вопросы безопасности стороны, по прежнему, понимают одинаково, главным и единственным потенциальным противником видя НАТО.

Однако же в других сферах, в частности, в экономике и в вопросах культуры, информации и идеологии, в последнее время наблюдается ряд тяжелых противоречий и конфликтов.

В экономических отношениях проблемы тяжелые, но, более менее, понятные. Обедневшая Россия явно стремится сбросить с плеч обузу в виде недееспособной и нереформируемой белорусской модели, сворачивая финансирование. Так, Антикризисный фонд ЕврАЗЭС, которым распоряжаются, в основном, в Москве, не перечислил Минску 300 млн. долларов очередного транша кредита. Правительство РФ продолжает требовать оплаты долга за поставленный в Беларусь природный газ — также, $300 млн. Конфликт вокруг этого вопроса привел к сокращению поставок нефти на белорусские НПЗ на 11% с начала года, что очень негативно сказывается на валютной выручке. Параллельно российская сторона высказывает недовольство качеством белорусских продуктов, что может быть чревато закрытием рынка для целого ряда предприятий. Одним словом, налицо неприкрытое желание прекратить финансирование союзника.

Впрочем, подобные действия мы наблюдаем уже не в первый раз, и, как правило, всегда ранее сторонам удавалось договориться и решить все проблемы полюбовно.

Что действительно стало новостью, так это конфликт в сфере, если можно так выразиться, идеологической, который вспыхнул в угрожающем масштабе после ареста трех авторов российского информационного агентства REGNUM, обвиненных в Беларуси в разжигании межнациональной розни (арестованным грозят тюремные сроки до 12 лет).

Обвиняемые отличились целым рядом тенденциозных статей, суть которых сводилась примерно к следующему. Государство Беларусь — историческое недоразумение (один из авторов, в частности, использовал термин «недогосударство»), поскольку сам белорусский народ — лишь часть народа российского, «испорченная» поляками («польский проект, направленный на дробление России»). Однако в последнее время в Беларуси поднимает голову национализм (который REGNUM именует не иначе как «фашизм»), и белорусский режим ему явно потворствует. Тем самым предавая Россию, становясь на сторону Запада и вбивая гвоздь в крышку гроба триединства славянских народов.

В Минске такие выпады терпеть не стали и задействовали вполне привычные для здешних реалий механизмы — силовые репрессии. В течение десятков лет, именно силовое давление было главным инструментом борьбы действующей власти с инакомыслием, однако едва ли не впервые подобное было применено к пророссийским, а не прозападным журналистам.

Вопрос, тем не менее, встал сам собой: почему действующая в Беларуси власть, при сохранении политической и военной лояльности, решилась на такой шаг, и почему решилась именно сейчас? Ведь, как показано выше, проблемы во взаимоотношениях двух стран, если не считать перепалок в СМИ, на сегодняшний день — чисто экономические, и это вполне можно объяснить обеднением как Москвы, так и Минска: одному нужна поддержка, а второму — самому не хватает. Вот и ссорятся из-за таких сумм, на которые в «тучные годы» и внимания бы не обратили.

Надо заметить, что «обострение» произошло практически сразу после того, как дискуссия о белорусском «фашизме» со страниц маргинальных изданий (а в Беларуси REGNUM, действительно, не пользуется сколько бы то ни было значительной популярностью) выплеснулась в эфир центральных российских телеканалов. Так, на «Первом», в прайм-тайм, недавно прошло ток-шоу, в ходе которого приглашенные гости, ведущий и зрители дружно осуждали изданный не так давно силами гражданского общества учебник по Средневековой истории Европы авторства известного белорусского культурного деятеля Олега Трусова. Поскольку излагаемый там взгляд на формирование средневековых этносов и, впоследствии, наций, ни разу не совпал с официальной российской версией, российские телевизионщики однозначно трактовали издание как проявление национализма («фашизма»). Все это обострило дискуссии на темы, почему белорусская власть допускает «белорусизацию», официальная российская пропаганда все громче заговорила о том, что Минск идет по пути Украины (с, возможно, такими же последствиями).

Информационные войны между Беларусью и Россией случаются не впервой, достаточно вспомнить, хотя бы, показ трехсерийного «Крестного батьки» накануне президентских выборов 2010 года. Однако здесь есть одно существенное отличие.

Ранее практически все информационные вбросы с российской стороны ограничивались выпадами против Лукашенко лично, против его манеры вести дела, против проводимой им политики. Однако никак не касались ни лояльности белорусов к России, ни, собственно говоря, самих белорусов как таковых. Было даже похоже на то, что Москва как бы намекает: белорусы — наши братья, а вот власть могла бы быть и получше...

В данном же случае атака идет совершенно по иному направлению. В фокусе — будто бы имеющая место в белорусском обществе ревизия цивилизационного выбора. Были, мол, «братья», а становятся «фашистами», норовят «уйти на Запад». А Лукашенко, с легкой руки авторов отдельных изданий (таких, как REGNUM) уже и на телевидении начал представляться как предатель союзных отношений: национализму — потворствует, интересы России — не блюдет, на Запад уйти — норовит.

Это кардинально новая ситуация, особенно если вспоминать о том, как развивался конфликт между Россией и Украиной. Критиковать власть отдельно от народа — это одно. Можно сделать упор на том, что, если изменится власть, то все останется, как и прежде: мир, дружба, жвачка. Или же, наоборот: власть может изменить свой курс, и будет тот же самый, счастливый happy end.

Настоящее противостояние Москвы и Киева началось с того, что российское телевидение заговорило о «фашизме» и на киевских улицах, и в правительственных кабинетах.


Общий посыл для широкой публики в таком случае достаточно прозрачен: противник — не недотепистая власть, противник — «фашистское» государство. Желая внести свою лепту в борьбу с «фашистами», из России на Восток Украины потянулись тысячи добровольцев...

Издания, подобные REGNUM, существуют не один год. И, надо сказать, не один год выпускают статьи, которые мало чем отличаются от тех материалов, которые стали поводом для задержания трех публицистов. Однако, что характерно, аресты случились только сейчас. И очень похоже на то, что именно момент перехода этих мыслей из сети Интернет на экраны телевизоров стал для белорусских властей отправной точкой.

Логику проследить не трудно: в Сети можно писать все, что угодно, а вот на российское ТВ, без позволения «сверху», и муха не проскочит. Соответственно, есть основания опасаться, что пропаганда берет курс на превращение Беларуси в эдакое «пугало», как ранее произошло с Киевом. И в этом, при всем желании, хорошего ничего не просматривается — ни для Беларуси в целом, ни для режима Лукашенко вообще.

Характерно, что, сразу после задержаний ряд официальных лиц в Минске выступил с заявлениями о том, что пророссийских авторов арестовали потому, что они «вносили раскол в отношения между двумя странами». И именно за этими словами просматривается очевидная мотивация, зачем Минску понадобилось задерживать публицистов, и почему это понадобилось делать именно сейчас.

На протяжении долгих лет Лукашенко держался у власти, главным образом, за счет того, что был единственным в Беларуси человеком, кого признавала Москва. С ним она вела переговоры, он «решал вопросы» о ценах на энергоносители, договаривался о кредитах, которые потом не возвращались а рефинансировались и т. д. Лукашенко, еще по наблюдениям политолога Суздальцева, выступал внутри Беларуси гарантом выживания только потому, что выступал гарантом дотаций и преференций из Москвы.

Таким образом, Минск построил парадигму союзных отношений с Россией, держащихся исключительно на усилиях и личных качествах А. Лукашенко, который, единственный, может «решать вопросы в Москве».

Если же начавшиеся в российской пропаганде тренды наберут обороты, то российскому обывателю будет представлена совершенна иная картина. В которой белорусы — предатели, а Лукашенко — больше не друг и не соратник, скорее, наоборот — колонну «предателей» возглавляющий. Зачем это может быть нужно — уже другой вопрос. Убедив таким образом россиян в необходимости проведения в отношении Минска иной политики, в Кремле уже могут решать, что делать: просто не давать денег или отправлять «зеленых человечков». Решать, без оглядки на собственное общественное мнение. Главное — убедить, как граждан РФ, так и сторонников «Русского мира» внутри Беларуси, что политика давления со стороны Москвы оправдана «предательством».

В Минске, совершенно логично, увидели в этом угрозу, прежде всего, для существующей власти. Критика лично Лукашенко со стороны авторов REGNUM звучит давно, но никогда не становилась причиной для силовых действий. Когда надо, Лукашенко умеет закрывать глаза и на критику, тем более, ни на кого не влияющую.

В Минске испугались, что постановка вопроса «по-новому» исключает действующего руководителя страны из «прямой линии» проведения Россией здесь своей политики. Грубо говоря, что, если такие пропагандисты смогут донести до общества описанные выше мысли, то сам Лукашенко Москве становится не нужным: Россия будет действовать по своему усмотрению, опираясь в Беларуси уже не на его власть и вертикаль, а на настроения своих сторонников, которые будут подогреваться пропагандой.

Поэтому арест публицистов представители вертикали объясняют не только разжиганием национальной «или иной» розни, но и тем, что они, как бы, пытались «вбить клин в отношения между странами и народами». И сам Лукашенко, и его вертикаль, видят отношения с Россией исключительно в одном формате: через Красный дом и никак иначе.

Если свести воедино все перечисленные тенденции в политических, экономических и культурных отношениях, то общая картина вырисовывается достаточно стройная.

Москва явно демонстрирует недовольство Минском и не считает себя обязанной, на этом фоне, продолжать дотации. Больше того, как минимум, забрасывает пробные пропагандистские шары на предмет продвижения идеи нелояльности к России как со стороны Беларуси, так и со стороны Лукашенко лично. В Кремле явно хотят избавиться, если не от самого белорусского правителя, то, по крайней мере, от зависимости от его персоны в отношениях с нашей страной.

Белорусская власть, напротив, всеми силами старается сохранить общую политическую и информационную рамку, в которой действующий белорусский президент — одна из главных фигур. Поэтому, с одной стороны, образцово поддерживает Москву в ООН и выполняет военные союзнические обязательства, демонстрируя, что местные полисимэйцкеры остаются последовательным партнером. С другой — показательно «бьет по рукам» тем, кто пытается поднять вопрос о несоответствии Лукашенко оказываемому ему Москвой доверию. Фактически, не стесняясь говорить об этом прямо: «Те, кто критикует Лукашенко, вбивают клин между народами и будут арестованы».

В этой ситуации простым белорусам важно понимать одно. В последовательности действий как российского, так и местного руководства, прослеживается один мотив: контроля над белорусским народом.

Москва хочет видеть Беларусь не просто союзником, но — безоговорочной и безголосой площадкой для своих геополитических амбиций. И именно поэтому готова «сплавлять», как белорусов вообще, так и Лукашенко в частности, при малейшем намеке на самостоятельность. Белорусская власть, напротив: хочет сохранить полный контроль над ситуацией ради собственного самосохранения. Чтобы Москве здесь не с кем больше было разговаривать.

Национальные интересы Беларуси в этом противостоянии не являются приоритетом ни для одной из сторон.


Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


KSK 18.07 (9:00) - 31.07:

Самое читаемое