Сумерка 14.08 - 17.08:

Эксперт: «60% электротехнических приборов, которыми мы пользуемся, опасны для жизни»

  • 09 августа 2017, 12:38
  • 3238
  • 1



Страны Евразийского экономического союза превратились в территорию для устаревших технологий и стали рынком сбыта самой низкопробной продукции.

«Назрела острая необходимость перезагрузки в области технического регулирования ЕАЭС», — говорит директор OAO «Испытания и сертификация бытовой и промышленной продукции «БЕЛЛИС» Юрий Пашик.

Опасно для жизни!

Недавно Госстандарт привел просто шокирующие данные: свыше 60 процентов электротехнической продукции, которая совершенно легально продается в белорусских магазинах, опасна для жизни. Речь идет о том, чем пользуемся все мы почти каждый день: удлинители, подзарядные устройства, фены, лампочки, миксеры и прочее.

При этом практически вся некачественная продукция имеет документы, подтверждающие ее безопасность, — сертификаты и декларации о соответствии, выданные органами по сертификации Российской Федерации.

Стоит заметить, что скандал с российскими сертификатами — далеко не первый.

Тема технического регулирования — одна из ключевых основ как Таможенного, так и Евразийского союза, — объясняет Юрий Пашик. — Но это вопрос довольно специфический, сложный, требующий полного погружения. Для того чтобы понимать, как те или иные решения в области техрегулирования влияют на жизнь каждого из нас, нужны не только хорошие знания, но и практический опыт.

Например, мы знаем нашумевшую историю с главой Россельхознадзора Сергеем Данквертом и поставкой белорусских продуктов питания в Россию. Маленький пустячок: почему у нас этих проблем не было до единой системы технического регулирования? Мы спокойно поставляли туда свою продукцию. Тогда наши продукты были лучше? Или сегодня наши продукты хуже, чем российские? Нет. Все дело в технических требованиях.

Второй пример — Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат, завод сульфатной беленой целлюлозы, который должны были запустить еще два года назад. Как я уже говорил, Госстандарт принял жесткое решение, что кабельная продукция, которую на предприятие поставляла китайская компания «Самсе», никуда не годится. Кабель огнеопасный, сделан из плохих материалов. А это химический комбинат, который, по сути дела, находится в городской черте, — сами понимаете, случиться может всякое...

— Белорусские специалисты еще на начальном этапе строительства говорили, что кабель плохой. Почему к их мнению не прислушались?

— Прислушались. Госстандарт запретил монтаж этой продукции. Однако высшее руководство компании «Самсе» неоднократно заявляло, что кабели суперинновационные и соответствуют стандартам КНР, международным стандартам, их качество дважды подтверждалось сертификатами российских аккредитованных организаций и, соответственно, инженеры Республики Беларусь не обладают надлежащими компетенцией и знаниями. В результате оказалось, что вся кабельная продукция не соответствует международным требованиям, требованиям КНР, а сертификаты в России выданы через посредников, без проведения необходимых испытаний и процедур. Принимая во внимание, что комбинат имеет повышенный уровень технологической опасности, потребовалось время для выяснения всех деталей, а тем временем, невзирая на запрет Госстандарта, компания «Самсе» продолжала монтаж кабеля, а это почти 1000 километров!

Как мне известно, каких-то серьезных мер в России к тем, кто выдавал сертификаты, аккредитовывал эти организации, а также выступал в качестве уполномоченного заявителя, так и не принято. Хотя, по моему мнению, это имеет все признаки криминальной, международной многомиллионной аферы.

В итоге Республика Беларусь уже потеряла сотни миллионов долларов...

Вместе с тем у меня вызывает искреннее уважение позиция некоторых высокопоставленных чиновников Беларуси, которые до настоящего времени твердо требуют замены кабеля. Я уверен: если бы я жил и работал в России, от меня сегодня осталась бы космическая пыль...

Еще один факт, который у нормального человека должен вызывать дрожь в коленях. В этом году беспрецедентно эффективно сработал Госстандарт в области надзора за качеством электротехнической продукции на рынке Республики Беларусь. Свыше 60 процентов — это не просто дорогостоящий хлам, а критически опасная для человека продукция. В большинстве все завозится через российские коммерческие структуры с сертификатами российских аккредитованных организаций. В итоге цена для белорусских потребителей значительно выше, чем в европейских странах за аналогичный, но качественный продукт.

Самое удивительное, что за это в итоге мы платим валютой.

Для любой страны такое количество некачественной электротехнической продукции на рынке — катастрофа. Это не только финансовые потери, но и отсутствие всякой перспективы для малого и среднего бизнеса, полная зависимость страны от мурзатых импортных поставок...

На мой взгляд, все это — результаты многолетней работы по созданию так называемой единой системы технического регулирования. Это полный провал.

Квота в ЕЭК на техническое регулирование была отдана Беларуси не просто так. Наша национальная система, конечно, имела какие-то недостатки, но по сравнению с партнерами по ЕАЭС мы были далеко впереди всех.

Сегодня группа технических экспертов работает над аналитическим документом «Оценка регулятивного воздействия договора ЕАЭС, а также технических нормативно-правовых актов ЕЭК в области технического регулирования». И я надеюсь, что это будет весьма увлекательное чтиво, где будет представлен глубокий профессиональный анализ всего того, что происходит в этой сфере и куда мы приплыли.

Таможня дает добро?

— Юрий Александрович, пару месяцев назад был большой скандал с российской таможней, отказывавшейся в режиме электронного декларирования принимать к оформлению грузы, сертификаты на которые выданы не в Российской Федерации, а в других странах ЕАЭС...

— На голубом глазу они говорили: нет, мы все признаем. Но как только видели нероссийский сертификат, требовали еще целый пакет дополнительных документов: протокол испытаний, документы, уставы предприятий-заявителей, копии платежных документов между фирмой-заявителем и органом по сертификации и прочее. Как может таможенник прочитать протокол испытаний и разобраться в нем? Чтобы понять, о чем там написано, нужно иметь высшее техническое образование и еще как минимум пять лет работать по профилю! Я уже не говорю о том, что такие документы имеют конфиденциальный характер.

Вообще, все это напоминает ситуацию, когда вы возвращаетесь после работы домой, а вас не пускают в подъезд сантехник, электрик и уполномоченный ЖЭСа. Они говорят: предоставьте справки из поликлиники, анализы, кардиограмму, УЗИ внутренних органов, потому что эпидемия гриппа. Вы изумлены, не понимаете, что происходит. И тут вам показывают ларек за углом, где за триста рублей вам сделают все справки, с которыми пропустят в собственный дом...

— Может, у россиян все-таки имелись веские основания требовать дополнительный пакет документов? Например, были случаи, когда белорусские сертификаты признавались недействительными?

— Все произошло как гром среди ясного неба! Более того, скандалы были связаны именно с российскими сертификатами...

— Сейчас эта ситуация урегулирована?

— Формально да, поскольку это был самый крутой внутренний скандал. Приняли решение на уровне вице-премьеров, что не должно быть никакой дискриминации и все сертификаты, выданные в других странах ЕАЭС, россияне должны признавать. Но... Это ничего не поменяло.

— В смысле?

— Российская таможня заняла удивительную позицию: мы признаем, но выборочно проверяем сертификаты. И их выборка почему-то всегда попадает на Беларусь! А заявителям при этом дают понять: вон там за углом выписывают российские сертификаты, купите, и мы вас без проблем пропустим. Будете жаловаться, что мы не принимаем белорусские, — больше к нам не приходите, объезжайте стороной.

Первое время, бесспорно, все были в шоке. Отдельные представители иностранных компаний даже инициировали судебные разбирательства по данному вопросу. В конце концов отрапортовали, что проблем нет, а в реальности все как было, так и осталось!

У нас есть письма руководителей Федеральной таможенной службы, которые датированы одним и тем же днем, подготовленные одним и тем же исполнителем, но подписаны руководителями российской таможни различного уровня. И один документ утверждает одно, а другой — строго противоположное!

— Знаю, что белорусские органы по сертификации упрекают в том, что они выдают документы напрямую производителям, минуя всяких посредников...

— Это еще один яркий пример деформации сознания и профессиональной чести чиновников.

Я вспоминаю обсуждение текста договора ЕАЭС, это было в Москве. Я обратил внимание авторов, что раздел договора «Техническое регулирование» исполнен недопустимо плохо. Неприемлемая терминология, большое количество формулировок с неоднозначным пониманием. Но тем не менее что касается заявителей на сертификацию, то ни в одной стране мира, включая Россию и Республику Беларусь, сегодня не существует запрета быть заявителем иностранной компании-производителя. И на основе моего почти тридцатилетнего опыта работы в этой области я утверждаю: это самая эффективная схема сертификации. Вы понимаете, что такое лишить органы по сертификации права работать с иностранным производителем напрямую?

— Коррупция.

— Я думаю, посерьезнее. Зная особую любовь президента Республики Беларусь к посредникам, я был бы счастлив, если бы он прочитал эту статью...

В тех случаях, когда заявителем является уполномоченный резидент стран ЕАЭС, соответственно, с ним заключается договор, и он проводит оплату в национальной валюте. При том что сертификация проводится в интересах иностранной компании, и получать в таком виде оплату просто запрещено законодательством, если уполномоченный заявитель не является импортером, а таких подавляющее большинство. Таким образом, это изобретение ЕЭК запрещает органам по сертификации вести внешнеэкономическую деятельность и зарабатывать для своей страны валюту. А валюта, поступающая за сертификацию, оседает на счетах уполномоченных заявителей и очень часто в офшорах.

Рай для министров

— В Евразийской экономической комиссии министром технического регулирования с февраля 2012 года является Валерий Корешков. Он возглавлял Госстандарт, хорошо разбирался в теме... Почему он не бьет в колокола?

— Для меня это непростой вопрос, поскольку я знаком с Валерием Николаевичем почти тридцать лет и личные отношения у нас уважительные и доброжелательные. Мне часто приходится участвовать в международных мероприятиях, я всегда с гордостью говорил, что министром ЕАЭС в области техрегулирования является представитель Беларуси. Но вместе с тем, общаясь с российскими коллегами, друзьями, я слышу, что первое время все действительно были в восторге от Корешкова и даже надеялись, что в России будут кардинальные улучшения. А сегодня, если говорить об экспертном сообществе, рейтинг нашего министра ниже нуля.

И есть вероятность, что в ближайшее время будет инициирован скандальчик, чтобы сместить его с должности. Предлогов может быть масса. Например, Беларусь ввела дополнительные требования в области энергоэффективности, а эффективная система техрегулирования ЕАЭС так и не создана, значит, виноват Корешков. А если Беларусь не справилась, то давайте передадим это направление другой стране ЕАЭС, к примеру, России. Мне известна фамилия российского чиновника, относительно которого есть основание предположить, что он не просто так уже отработал походку, подачу руки и поворот головы под статус министра ЕАЭС...

В Москве уже давно поняли, что техническое регулирование — это не только инструмент для развития, но и суперэффективное оружие для разрушения значимых инвестиционных проектов, отраслей промышленности и экономики в целом. В связи с этим важно понимать: когда в Москву отправляют представителя нашей страны, внешне выглядит, будто он представляет интересы Беларуси. Но... Вот вы пошлите жену (или мужа) на Лазурный берег в райские условия на семь лет. Год пройдет, вы все еще будете мужем и женой, но уже чужими друг другу. А через семь лет и подавно! Так происходит со всеми приезжими чиновниками в Москве. Эта технология работает еще со времен древнего Рима и Византии. У них приличные зарплаты, статус министра, дипломатический паспорт, квартира и прочие социальные блага. Там очень хорошие условия, нет такой напряженной плановой работы, нет сумасшедшей ответственности, как в Беларуси. Но через год такой райской жизни они уже заботятся только о своих интересах...

— По-вашему, на какой период нужно командировать белорусских чиновников на работу в том же ЕЭК, чтобы они не теряли связь с родиной и реальностью?

— Три-четыре года максимум — и ротация!

Еще я бы предложил вот что: если, например, Беларусь отвечает за техрегулирование, то этот департамент должен территориально работать в нашей стране.

— Можете сформулировать свои основные претензии к работе ЕЭК в области техрегулирования?

— Система технического регулирования не создана. Существуют лишь технические регламенты, об этом недавно даже министр ЕАЭС по промышленности и агропромышленному комплексу Сергей Сидорский говорил. Нет единой системы стандартизации, аккредитации, сертификации, нет единых правил и процедур. Не создана эффективная организационная структура управления системой.

— А почему всем этим озабочена только наша страна?

— Беларусь пытается сохранить свою промышленность, экспортный потенциал. И здесь система техрегулирования — принципиально важный момент. Промышленность должна ориентироваться на самые высокие международные стандарты.

Еще в 2011 году, принимая техрегламент, мы сделали шикарный план мероприятий для подготовки и введения необходимых регламентов. Ничего не сделано! А наиболее серьезные пункты из этого плана, по которым сегодня есть серьезные проблемы, вообще исключили как ненужные!

Все, что сделано за эти 8 лет в ЕЭК, — созданы условия для появления международной криминальной системы с годовым бюджетом не менее 5 миллиардов долларов.

Думаю, руководство МВД и КГБ могли бы провести совместное эффективное расследование. Причем многие вещи сегодня доступны через интернет. В одном реестре видно, сколько та или иная организация выдает в год сертификатов, какой их годовой баланс. Мы знаем примерную стоимость сертификатов. И вот мы видим компанию с тремя работниками и уставным фондом 200 долларов. И эта компания является уполномоченным заявителем более 80 мировых компаний! Но чиновники ЕАЭС почему-то закрывают на это глаза. А мне хочется спросить: где деньги, Зин?

— Красиво говорите, а главное — смело! Не боитесь возможных последствий?

— Мы сами до недавнего времени не подозревали, что так может быть! Начали разбираться — схватились за голову.

А что касается страха, то я говорю не смело, а правду. А в правде — сила.


Керамин 9-08 - 31-08:

Места: Беларусь (861)

Метки: Экономика (12619)

Комментарии правила

Самое обсуждаемое



Новое в блогах


ksk 16.08:

Самое читаемое