Почему нефть дешевеет, а бензин нет — ответ экспертов

  • 27 April 2020, 13:51
  • 3568
  • 0


Эксперты рассказали Sputnik о причинах нового витка энергетического кризиса и дали прогноз относительно дальнейшей ситуации на рынке после снижения мировой добычи в рамках сделки ОПЕК+.

Рекордное снижение цены на нефть марки WTI спровоцировало падение котировок и других сортов «черного золота», включая Brent и Urals. Эксперты рассказали Sputnik о причинах нового витка энергетического кризиса, дали прогноз относительно дальнейшей ситуации на рынке после снижения мировой добычи в рамках сделки ОПЕК+, и объяснили, почему дешевого бензина на заправках ждать не стоит.

Излишки нефтедобычи

20 апреля цена на фьючерсы нефти марки WTI (West Texas Intermediate) ушла в отрицательную зону и достигала −40,32 доллара за баррель. Но уже 22 апреля июньские фьючерсы WTI торговались в диапазоне 13,72-16,18 доллара за баррель.


Главной причиной падения цен на нефть марки WTI в экспертном сообществе называют высокий уровень загруженности основного американского нефтехранилища в Кушинге, штат Оклахома, общая вместимость которого составляет 76 миллионов тонн.

«Еще две недели назад по официальным данным заполнено было порядка 54% нефтехранилища в Кушинге, — говорит главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов. — За последние 10 дней заполненность резервуара увеличилась до 72%. И каждый день туда заливаются объемы физически произведенной нефти для того, чтобы не было никаких угроз для функционирования энергетического рынка США с физической точки зрения. И, конечно, когда-то эти хранилища будут заполнены».


В США нет регулирования объемов добычи. Добыча падает ежедневно. Но только после определенного периода можно дать оценку, насколько она упала, отмечает ведущий аналитик Фонда энергетической политики Игорь Юшков.

«Ни одного рентабельного проекта по добыче той же сланцевой нефти сейчас нет. И вопрос только в том, как долго каждая отдельная компания продержится. А их в США сотни. Поэтому постепенно будут закрывать. Пока еще — да, есть место в Кушинге. И туда идет вся лишняя нефть от американских нефтедобывающих компаний», — добавил эксперт.

По прогнозам Игоря Юшкова, на 100% нефтехранилище в Кушинге наполнится через два месяца. Какую-то часть нефти способны принять танкеры. Но и здесь есть ограничения.

«Сейчас зафрахтовано огромное количество танкеров, — рассказал Sputnik заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов. — Свободных мощностей становится исчезающе мало, и цена фрахта возросла. Сейчас вы можете зафрахтовать танкер за 400 тысяч долларов в сутки. Неизвестно, кому и когда вы продадите эту нефть, а на фрахт потратите много. Если у вас эти запасы годик побудут на танкере, и каждый день вы будете отстегивать 400 тысяч, а может и больше, потому что цены на фрахт танкеров стали расти».

Оплаченный простой?

Можно ли как-то остановить работу нефтяных компаний в США, чтобы они перестали заполнять резервуар в Кушинге?

«В этой ситуации я бы предположил, что может быть реализовано предложение Министерства энергетики США, которое заключается в том, чтобы платить ряду нефтедобывающих компаний США, сталкивающихся с проблемой сбыта своей нефти на американском рынке, премию за не добытую нефть, — говорит Алексей Громов. — Это не означает, что людям будут платить просто для того, чтобы они остановили вышки. А когда ситуация на рынке нормализуется, те объемы недобытой сегодня нефти, оплаченной американским правительством, будут поставлены, но уже в более поздний период, когда рынок восстановится в счет уже оплаченных объемов. Это очень необычное решение, но, тем не менее, оно имеет право на существование».

Легкая и сверхлегкая нефть WTI не пользуется таким уж большим спросом на внутриамериканском рынке, и не закрывает всех потребностей. Поэтому объем поставок на внутренний рынок США увеличиться не может.

«Доля этой нефти, которую можно поставить на внутренний рынок, начинает снижаться, — говорит Александр Фролов. — Растет потребность в тяжелых сортах, которые нужно импортировать. Ежедневное потребление нефти в США составляло 21 миллион баррелей в сутки. Сейчас 16-18. Собственное производство — 13 миллионов баррелей. Хотелось бы верить, что все они шли на нефтепереработку. Но нет — только 8 миллионов баррелей».

Дело в том, что из нефти марки WTI можно произвести керосин, но не дизельное топливо. Именно поэтому не весь ее объем находит на внутреннем рынке спрос. Вопрос избытка решается складированием.

«В конце марта-начале апреля добыча в США рухнула на 700 тысяч баррелей, — говорит Александр Фролов. — Это колоссальнейшее падение, которое неизвестно еще, чем чревато. Но это падение никого не напрягло. Это совершенно невероятное событие, которое аналитики считали невозможным в принципе. Оно прошло фактически незамеченным».

Выше нуля: почему не обрушились Brent и Urals?

20 апреля июньский контракт на поставку нефти Brent опускался до 25,5 доллара за баррель. 22 апреля цена на этот сорт дошла до 20,3 доллара за баррель. Но все же Brent и Urals не ушли в пике и не пересекли нулевую отметку. Почему?

В силу большей востребованности. Как отмечает Александр Фролов, «тяжелая» нефть нужна в том числе и в задыхающейся от избытка собственного «черного золота» США.

«Легкая и сверхлегкая нефть идет на НПЗ, но не в чистом виде. Ее смешивают с тяжелыми сортами, а также с мазутом. Опять же поэтому поставки мазута из РФ в США в прошлом году выросли, — говорит эксперт. — Нельзя сказать, что снижение Brent, которое мы сегодня видели, тесно связано с падением WTI. Здесь можно найти некие пересечения, но в действительности падение происходит из-за общих проблем. Но WTI упал значительно сильнее, чем североморская нефть».

По мнению Игоря Юшкова, падение цен на сорта Brent и Urals являются следствием биржевой паники.

«Когда начинается паника, трейдеры начинают продавать любые фьючерсы, — говорит эксперт. — И на WTI, и на Brent североморскую, к которой привязана стоимость российской нефти. Поэтому здесь просто начинается игра на бирже, когда все и всё начинают продавать. И поэтому наша нефть начинает тоже падать. А в целом, напрямую нет зависимости от американских хранилищ. Косвенно — да. Ведь есть баланс нефтяного рынка».

Заберите с доплатой?

Как будет происходить физическая отгрузка нефти WTI по майским фьючерсам? Производители действительно будут доплачивать поставщикам?

«Это совершенно биржевая история, — уверен Игорь Юшков. — Фьючерсные контракты с майской отгрузкой действительно ушли в минус. Это был последний день, когда они торговались, и трейдерам надо было обязательно от этих краткосрочных контрактов избавиться. Поэтому они предлагались с доплатой. Пару месяцев назад уже был один такой случай, когда американская компания, добывая битуминозную нефть, вынуждена была заплатить, чтобы ее забрали. Нефть негде было складировать, поэтому требовалось срочно ее вывезти. И этой компании пришлось заплатить покупателям. Но это был единичный случай. В целом, проще будет просто остановить добычу, чем доплачивать».

Эксперт Алексей Громов также уверен, что ни до каких доплат покупателям дело не дойдет.

«Совершенно точно не надо представлять эту ситуацию как то, что производители нефти в США стоят в очереди, чтобы залить свою нефть в хранилище или физически продать свою нефть с доплатой потребителю, — говорит эксперт. — Просто в силу наличия сложных финансовых механизмов на рынке — таких, как фьючерсы, опционы, своповые системы — возникает ситуация, когда вы, занимаясь куплей-продажей фьючерсов, перепродаете купленный ранее майский фьючерс по отрицательной цене и можете так перевложиться в июньский фьючерс, который уже стоит нормальные деньги — порядка 20 долларов цена за бочку».

Подешевеет ли бензин?

Возникает вопрос: если нефть на мировых биржах настолько дешевеет, стоит ли ожидать снижения цен топливо на заправках?

«Цена на нефтепродукты, особенно розничная цена на бензин, в РФ и странах-соседях построена не столько на цене исходного сырья, сколько на обеспечении налоговых поступлений государств, — объясняет Алексей Громов. — Например, в России где-то 75% цены — налоговая составляющая. К тому же и в России, и в странах ближнего зарубежья конечная цена на моторное топливо практически является регулируемой. Никто даже не предполагал, что цена на нефть может резко падать. Поэтому механизмов снижения цен практически нет».

Сегодня мы имеем ситуацию, когда на оптовых базах, куда поставляются произведенные в РФ нефтепродукты, цена на бензин резко снизилась. Но в рознице цена на бензин практически не изменилась. Это вызвано спецификой того регулирования, которое распространено в России. Похожее регулирование, по словам эксперта, существует и в Казахстане, и других постсоветских странах.

«Могу сказать совершенно точно, что в ближайшее время мы не увидим роста цен на бензин в постсоветских странах, — говорит Громов. — На заправках цены остаются на докризисном уровне при падении оптовых цен на бензин. Но это не означает, что розница зарабатывает. Доходность розничных продаж бензина зависит от двух факторов — цены и объема продаж».

«Что мы имеем сегодня? По России спрос на бензин снизился практически на 50% из-за того, что страна ушла на карантин, — констатирует главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов. — То есть, на 50% розница стала меньше. А цены остались прежними. Но доходность резко упала. Поэтому можно сказать, что та ситуация, которую мы сейчас наблюдаем, связана с тем, что никто не хочет какими-то неаккуратными действиями обрушить сложившуюся систему нефтепереработки и розничной продажи моторных топлив».

Таким образом, либерализация розницы, при сокращении физических объемов продаж бензина, по мнению эксперта, приведет к тому, что многие предприятия, независимые АЗС просто обанкротятся.

«Зачем это нужно? Мы отчетливо понимаем, что этот экстремальный кризис — это не системное явление на годы, — говорит Алексей Громов. — Это явление на ближайшие недели и, возможно, месяцы. Поэтому надо этот момент просто пережить. И начиная с лета ситуация на рынках начнет выправляться».

Кого спасет ОПЕК+

Многие возлагают надежды на соглашение ОПЕК+, ставшее итогом переговоров представителей нефтедобывающих стран, прошедших 9-12 апреля. Игроки нефтяного рынка (включая РФ и Саудовскую Аравию) договорились о сокращении нефтедобычи на 9,7 миллиона баррелей в сутки на ближайшие два месяца. К соглашению должны присоединиться и страны вне группы ОПЕК+. Суммарно, по оценкам экспертов и участников отрасли, добыча может сократиться до 15 млн баррелей в сутки.

«Россия будет сокращать добычу в ручном режиме, — говорит Игорь Юшков. — Мы взяли на себя эти обязательства. Но многое зависит и от того, насколько страны, не входящие в ОПЕК+, будут сокращать добычу, потому что она у них нерентабельна. В частности, в США и Канаде. В США это — добыча сланцевой нефти, в Канаде — битуминозных песков. У них там сейчас фактически нет рентабельных проектов, добыча падает. Но вопрос в том, какие темпы падения будут дальше».

Решение ОПЕК+ о сокращении добычи вступает в силу 1 мая. Станет ли такая мера эффективна для рынка?

«Безусловно, любое сокращение добычи в условиях обвального спроса — это плюс для рынка, — говорит Алексей Громов. — Но достаточно ли будет этого, чтобы стабилизировать цены? Нет, недостаточно. Потому что сегодня есть оценки, сделанные нашим институтом, что мировой спрос в апреле упадет на 30 миллионов баррелей. Общий спрос в мире на начало 2020 составлял около 100 миллионов баррелей. Падение составит 30 миллионов. Страны ОПЕК+ с участием других экспортеров нефти сокращают добычу на меньшее количество. Очевидно, таких объемов недостаточно для того, чтобы остановить падение цен. Я не исключаю, что дальнейшее снижение нефтяных цен, особенно марки Brent, не закончится, странам ОПЕК+ снова придется собираться и садиться за стол переговоров и думать, какие дополнительные меры можно предпринять для того, чтобы спасти нефтяной рынок от обрушения».

Подпишись на Я.Н

Присоединяйтесь к сообществу в Viber → Viber/gomeltoday


Комментарии правила





Последние новости



Новое в блогах


Самое читаемое



Самое обсуждаемое