Нужно ли возвращать памятник Йозефу Понятовскому в Гомель?

6454 просмотров

Внимание!
В данном посте высказано частное мнение автора, которое может не совпадать с мнением редакции.

Недавно в фэйсбуке появилась страница, которая с завидным упорством продвигает идею возвращение в Гомель памятника польскому герою Йозефу Понятовскому. У меня такая идея вызывает некоторое недоумение, если не сказать неприятие.

Для начала немного истории.

Йозеф Понятовский, если верить многомудрой Википедии, — «польский генерал, маршал Франции из рода Понятовских. Племянник последнего короля польского и великого князя литовского Станислава Августа Понятовского». Во времена войны 1812 года, как и многие представители шляхты, да и не только ее, примкнул к войскам Наполеона, надеясь, что сможет освободить Речь Посполитую от Российской империи. Вынесем за скобки обсуждение того, стоило ли так делать. Владычество России на польских, белорусских и литовских землях, сложно назвать мягким и демократичным. Кроме этих событий, польский генерал принимал участие в 1794 году в восстании Тадеуша Костюшко, и после жесткого подавления восстания остался без своего имущества — оно было конфисковано в пользу России.

Напомню при каких условиях памятник оказался в Гомеле.

Конная скульптура работы датского мастера Бертеля Торвальдсена была заказана в 1817 году, а отлита из бронзы только в 1829 году. Но из-за национально-освободительного восстания в Польше она так и не оказалась на постаменте. Российские власти конфисковали памятник и вывезли в Модлин. После этого скульптура была подарена Ивану Федоровичу Паскевичу, который это восстание «усмирял», и вывезена им сначала в Демблин, а потом уже в Гомель.

Для Польши фигура И.Ф. Паскевича достаточно однозначна — жесткий подавитель национального восстания. Кстати, «Варшавским» Паскевич начал именоваться именно после него. Как его любили поляки, легко оценить по тому факту, что под Брестом на него совершали покушение, а в 1844 году собирались убить в Варшаве, попутно вырезав войска оккупантов.

Солдаты кайзеровской Германии возле памятника Понятовскому в оккупированном Гомеле

Вернемся же к Гомелю.

Памятник простоял в нашем городе до 1922 года. После заключения Рижского мира, он отправился на свою историческую родину в Варшаву. В 1944 поляки снова восстали, только оккупанты теперь были немцами. С памятником обошлись жестче — конфисковывать и дарить не стали, а просто взорвали. Сейчас в Варшаве стоит его точная копия, которую после войны подарила Дания.

Теперь, когда спустя почти столетие возникают разговоры о «восстановлении исторической справедливости» у меня просто роятся вопросы на эту тему. Но для начала постулирую несколько тезисов, которые кажутся мне бесспорными.

Абсолютно очевидно, что Йозеф Понятовский к Гомелю имеет минимальное отношение и никогда здесь не был. Памятник здесь оказался, как военный трофей российского полководца, которому тогда принадлежал Гомель. Пямятник Советская власть вернула полякам.

Демонтаж памятника в 1922г.

Если Понятовский не имеет отношение к Гомелю, то зачем его памятник гомельчанам? Зачем здесь напоминание о жестком подавлении национально-освободительного движения, которое охватывало не только Польшу, но и Беларусь? В качестве аргумента, мне в твиттере привели, что памятник послужит напоминанием о неоднозначности войны 1812 года для Беларуси. Сомневаюсь. Скорее он будет именно трофеем Ивана Паскевича и восприниматься будет именно так. Аргумент о том, что памятник был связан с Гомелем и поэтому его копию нужно вернуть, тоже не выдерживает никакой критики. Скульптура Понятовского простояла в Гомеле менее ста лет. По точно такой же логике, все гомельские истуканы Ильича и гипсовых пионерок нужно срочно записывать в исторические ценности. Единственная ценность, которую мог бы представлять памятник — художественная, на мой взгляд. Но только ради этого отливать бронзовую статую — неоправданная трата из бюджета.

Памятник в оккупированной Варшаве в 1939 г.

Напомню, что в Гомеле до сих пор не установлен памятник Станиславу Шабуневскому. Человеку, которому город обязан своим «лицом». Власти обещают скромный бюст архитектору, но «абяцанка-цацанка», пока Шабуневский увековечен только в граффити на Могилевской—Кирова. Вообще тема, кому стоило бы установить памятник в Гомеле достаточно обширная, надеюсь, что смогу вернуться к ней. А исторических персонажей достаточно: легендарный предводитель радимичей Радим, князь Игорь, которому принадлежал Гомель, а сам он стал героем «Слово о полку Игоревом», великий князь Ольгерд, который присоединил наш город к ВКЛ. Если брать ближе к современности, то Гомель это родина для Драгунского, того самого, который написал «Денискины рассказы» и Давида Выгодского, которому посвящал стихи Мандельштам, а сам он перевел на русский язык «Голема» Густава Майринка. Специально не обойду вниманием и уроженку Гомеля Полуту Бодунову, которая стояла у истоков БНР — первой белорусской государственности, пусть и короткой и не всеми признанной.

Современный вид памятника в Варшаве

Комментарии правила