Над Беседью волаты перебрасывались молотом

6404 просмотров

В конце этого июля меня занесло в прекрасное однодневной путешествие по Ветковскому району — мы с товарищем были гидами для фотографа из Германии. Одним из пунктов нашего маршрута была деревенька Чемерня, что разместилась в живописнейших местах на берегу реки Беседь недалеко от Святиловичей.

Вид со святилища на Беседь



Современная деревня известна с девятнадцатого века, но люди здесь жили очень давно — в нескольких сотнях метров от поселения, на старом погосте, находилось древней языческое святилище. Рядом располагался громадный некрополис, в котором исследователь Евдоким Романов насчитал более 200 курганов. Сейчас из них остались всего несколько насыпей — распашка и «черные археологи» понемногу уничтожают историческое наследие региона.

Курган



Место, где находилось святилище, местные жители называют Каменной, Чертовой или Сериковой горой. Как пишет известный исследователь гомельских древностей археолог Олег Анатольевич Макушников, гора возвышается над рекой на 15 метров, а почти круглая по форме площадка достигает в диаметре 20 метров. Со стороны берега сакральный топос святилища был отделен земляным подковообразным валом, за которым был небольшой ров.

Святилище

По местному преданию, которое археолог услышал здесь в начале восьмидесятых во время археологической разведки, на горе раньше жил великан-волат. Он бросал с горы каменные молоты, которые долетали отсюда до соседних Больших Немков. Олег Макушников предполагает, что святилище было посвящено богу-громовнику Перуну, а само место оставалось святилищем не ранее чем до 12 века.

На месте святилища теперь сельское кладбище


Считается, что это очень архаичная форма надгробного креста

 
Профессор лингвистики А.Ф. Рогалев дополняет этот местный миф. По его сведениям, волата с Каменной горы звали Сериком (отсюда, вероятно, и ещё одно название — Серикова гора) и перебрасывал он свой молот в Большие Немки не просто так, а на соседнюю Ченчикову гору, где жил волат Ченчик, который перебрасывал его обратно. Кстати, в Больших Немках археологи тоже выявили городище и курганный могильник в урочище Курганье.



Оказалось, что у этого локального мифа есть масса вариантов. Исследователь Ю. Смирнов в своей статье «Первожители с единственным топором», опубликованной в Балто-славянских исследованиях в 1997 году, приводит интересные факты. Впервые этот мифологический сюжет был записан в 1856 году недалеко от Онежского озера. Похожая легенда записана у остяков — так раньше называли хантов, кетов, селькупов и югов, а это довольно далеко от нашей Чемерни. Этот миф известен на Иртыше и на Оби. Правда, исследователь считает, что этот миф здесь не был изначально — его сюда занесли русские и обрусевшие финно-угорские народы, перенося известные им легендарные мотивы на новые места. Этот сказочный сюжет записан на Рязанщине и под Нижним Новгородом, на Псковщине и под Пинском, под Львовом, в южной Польше в бассейне Верхнего Дунайца, в Северной Моравии, в Болгарии.

Дорога к кладбищу



Можно было бы предположить, что это исключительно славянский миф, который славянские народы разнесли при расселении, но такой же мифический сюжет не единожды записан в неславянской Литве. Процитирую работу Смирнова:
«Там (в Литве) в общей сложности собрано 20 текстов разных форм. Они найдены среди всех основных групп литовцев (жемайтов, дзуков, аукштайтов) вперемешку, но в доброй половине всех районов Литвы: чаще записывалось по одному варианту в районе, изредка по два и однажды по три варианта. При этом тексты имеют местную окраску, чем — при одновременном бытовании у всех групп литовцев — подчеркивается их исконная укорененность. Целенаправленный их поиск, насколько известно, не проводился, тем не менее литовские собиратели преуспели лучше своих славянских собратьев.

Среди литовских форм внимание привлекают, разумеется, близкие славянским. У литовцев отмечены тексты, в которых великаны перебрасывают топор с горы на гор: взаимное подтверждение литовских и славянских форм с этим мотивом свидетельствуют об их очень давнем бытовании».


Смирнов предполагает, что этот миф о волатах с одним топором можно отнести ко временам балто-славянской общности. Я же в свою очередь предполагаю, что этот миф у нас задержался именно со времён балтов. Широко известен факт, что на территории Посожья в древности жили балтские народы, которые сменились или растворились после расселения славян. Исследователи даже выделяют языки, на которых говорили местные балты, в Днепро-Окский язык. А ряд учёных ставит под сомнение даже славянское происхождение радимичей, считая их ославяненным балтским народом.

Комментарии правила
Вход для авторов

Самое обсуждаемое

Новое в блогах