Пятница, 18 июня
  • Погода
  • +21
  • EUR3,0125
  • USD2,5207
  • RUB (100)3,4756

Иск против Лукашенко в Германии: истории пострадавших от насилия

Заявление в Федеральную прокуратуру о преступлениях против человечности, совершенных Лукашенко, подано в ФРГ от имени 10 человек, которые подверглись пыткам в Беларуси. DW поговорила с двумя из них.

Иск против Лукашенко в Германии: истории пострадавших от насилия
Архивное фото

«Я почти не сплю, мне выписывают антидепрессанты и снотворное. Я до сих пор не чувствую кончиков пальцев после пыток… Рассказывать о том, как тебя били, унижали, угрожали засунуть дубинку в анальное отверстие, — это не то, чем хотелось бы делиться. Мне неприятно об этом вспоминать», — говорит Валерий Самолазов с дрожью в голосе.

Как майка «Дисней» стала триггером для пыток

Белорусский IT-специалист, работавший с июля 2020 года в Великобритании, решил провести отпуск в Беларуси, уладить дела с документами, а заодно проголосовать на президентских выборах. Живя в пригороде, где также в тот день не работал интернет, о происходившем в Минске вечером 9 августа Валерий Самолазов узнал от знакомых и сначала не поверил. Но на следующий день, направляясь на встречу с коллегой недалеко от вокзала в центре города, сам подвергся задержанию.

«Я шел по тротуару. Меня окружили, стали задавать вопросы. Я отвечал вежливо, показал им удостоверение. Но моя майка (с черепом. — Ред.) стала триггером. На ней был просто диснеевский символ фильма „Каратель“. Но он их так зацепил. Сказали, что это еще и символ батальона „Азов“. И постоянно напоминали про эту майку перед тем, как бить», — вспоминает Валерий в беседе с DW.

Иск против Лукашенко в Германии: истории пострадавших от насилия

Валерий Самолазов в той самой майке после выхода из СИЗО

Внимание силовиков привлекли и найденные у него британские банковские карты, сим-карта на английском, звонки в Великобританию на телефоне: «Они посчитали, что взяли организатора протеста». Первый удар в грудь Самолазов получил во дворике неподалеку от вокзала, далее, передавая из рук в руки, силовики просили уделить «иностранному шпиону» особое внимание.

«Самое жестокое обращение было в РУВД Заводского района и в автозаке по пути из РУВД в СИЗО в Жодино. Автозак — это пыточная камера на колесах. В автозаке многие люди кричали, плакали, молились, кого-то стошнило. Я сам два раза сознание терял от боли», — рассказывает Валерий. Его руки, сложенные за спиной, передавили широкой стяжкой и, видя, что он молча переносит боль, их выкручивали еще сильнее, сопровождая ударами.

«Надо мной наклонялись и шептали: „Я вижу, ты боли не боишься. Сделаем так, чтобы было больно“. Кровообращение остановилось, через какое-то время я не чувствовал рук по локоть. Становилось невыносимо больно. Тогда я собрался с духом попросить их ослабить стяжки. Сказал, что у меня трое детей и я не смогу их прокормить без рук. Но ко мне подлетели и загнули руки за спиной еще больше к голове. Тогда в первый раз от боли потерял сознание», — продолжает Валерий. После второй просьбы все повторилось.

Когда его привезли в СИЗО города Жодино, ему единственному приказали остаться в автозаке: «Сказали стоять на коленях, потом надо было встать. Я не смог, упал. Меня подняли, поставили к стене и стали бить по голове, по груди, по животу, по ногам. Потом вытолкнули из автозака. Потом стоял на коленях, пока не назвали фамилию. Опять же люди в масках сказали, чтобы мне «уделили особое внимание».

«Нас обвиняли в том, что мы «кукловоды»

Иск против Лукашенко в Германии: истории пострадавших от насилия

Кацпер Синицкий

Кацпер Синицкий был задержан 10 августа в центре Минска в районе улицы Немига. «Я просто шел по улице с своим другом-фоторепортером. Нас забрали бусиком к автозаку, а потом в автозаке перевезли во Фрунзенский РУВД Минска. Там мы подвергались избиениям, наслушались разных оскорблений, связанных с нашей национальностью. Нас обвиняли в том, что мы „кукловоды“, которые приехали руководить протестом и устраивать цветную революцию», — делится журналист-фрилансер из Варшавы. В Минск он приехал, чтобы увидеть все своими глазами и освещать происходящее для польской общественности. Но вместо этого провел чуть более 72 часов во Фрунзенском РУВД и СИЗО в Жодино.

Избивать его начали еще до того, как доставили в РУВД. «Моего друга избивали уже в бусике, он потерял сознание. Меня избивали в автозаке. Но хуже всего было именно в РУВД. Там нас клали лицом в пол с плотно закрепленными руками за спиной, держали в неудобных позах. Мы не могли двигаться, нас неоднократно пугали, говорили, что если будем двигаться, то выбьют все зубы. Также заставляли стоять на коленях лицом в пол. Ноги затекали», — вспоминает Кацпер.

По его словам, того, кто не мог в такой позе выдержать, дополнительно избивали дубинкой: «Нас неоднократно выводили в коридор, там избивали. Мы слышали крики других людей. Была видна кровь. Было психическое давление: сотрудники ходили, размахивая бейсбольной битой, и мы не знали, чего ожидать. Нам не разрешали пить воду, не давали кушать, спать, выйти в туалет. Творился полный беспредел».

Документирование пыток и иск против Лукашенко

Валерий Самолазов и Кацпер Синицкий — среди тех десяти человек, от имени которых немецкие адвокаты обратились в Федеральную прокуратуру Германии, заявив о совершении Александром Лукашенко преступлений против человечности. В связи в протестами после президентских выборов в августе 2020 года в отношении мирных граждан в Беларуси в массовом порядке силовики применяли насилие.

Подавшие заявление в немецкую прокуратуру подверглись при задержании телесным истязаниям и пыткам другого рода, уверены их адвокаты. Но поскольку в самой Беларуси по факту пыток до сих пор не возбуждено ни одного уголовного дела в отношении сотрудников силовых ведомств и ни им, ни Лукашенко не грозят правовые последствия, то адвокаты и потерпевшие заявили, что надеются на независимое расследование в Германии.

Здесь документацией таких случаев занимается белорусская диаспора. Всего информация собрано уже о более сотни подобного рода деяний. «География широкая. Есть случаи и с теми пострадавшими, кто находится в Германии, и теми, кто сейчаc в Беларуси», — поясняет DW представитель диаспоры Антон Малкин. — Мы общаемся с огромным количеством инициатив. Они помогают установить контакт к людьми«.

«Эти преступления без срока давности»

Сегодня у белорусов, подвергшихся пыткам, есть возможность обратиться в одну из белорусских правозащитных организаций, например, в «Весну». Такого рода помощь также оказывают общественная организация «Наш дом», проект «Август 2020», инициатива BYPOL. Валерия Самолазова выпустили из СИЗО в Жодино через 84 часа после задержания. Две последующие недели он провел в больнице с черепно-мозговой трамвой и трамвой рук. Кроме справки из СИЗО и больницы документы, касающиеся его задержания, не обнаружены.

«Не нашли протокол. Моего дела нет ни в РУВД, ни в Жодино. Суда не было», — говорит Валерий. Он подал жалобу на МВД за побои, но в возбуждении уголовного дела отказано «в связи с отсутствием состава преступления». Вернувшись в Лондон, Самолазов обратился к юристам, чтобы в Великобритании возбудить дело в рамках универсальной юрисдикции. Но по законом этой страны такое возможно, только если обвиняемый находится на ее территории.


Поэтому Валерий решил присоединиться к иску, поданному в немецкую прокуратуру. «Я надеюсь, что юридически эти факты будут задокументированы и признаны международным сообществом, и, учитывая, что эти преступления без срока давности, справедливость будет восстановлена», — отмечает Валерий.

Справедливости он добивается не только для себя: «В Беларуси люди боятся высказаться, потому что сразу же придут к ним домой, заберут детей, уволят с работы, закроют в тюрьме. Учитывая, что я нахожусь в относительной безопасности, мне бы хотелось, чтобы преступления против всех моих сограждан были зафиксированы».

Цель — объявить Лукашенко террористом

По словам Антона Малкина, иск в прокуратуру ФРГ является для его инициаторов не самоцелью, а лишь первым этапом на пути признания режима Лукашенко террористической организацией. «Объявление Лукашенко террористом может быть ультимативным инструментом не просто давления на него, а сноса режима, — полагает Малкин.

По его выражению, обвинения в преступлении против человечности и в терроризме Лукашенко не сможет пережить: «Если сейчас у него есть еще какое-то лобби, какой-то бизнес, который он с кем-то ведет, какие-то политические и экономические связи, то уже сейчас (после публикации новости об иске. — Ред.) эта поддержка ослабла. Всем понятно, что он человек временный, а тем, кто с ним сейчас будет вести дела, потом отвечать за это еще очень много лет».

Пострадавший от пыток Кацпер Синицкий также считает правильными шагом попытку добиться признания режима Лукашенко терроритическим.

«Поэтому я тоже в этом участвую и буду давать показания, добиваться справедливости для белорусов и для себя лично», — подчеркивает молодой журналист. Он надеется, что этот иск поможет привлечь дополнительное международное внимание к Беларуси и повлияет на нынешнюю ситуацию с репрессиями в стране. Для Синицкого важно, чтобы белорусы понимали, что если не могут в подобных случаях обратиться в суд на родине, то они могут попытаться это сделать в другой стране.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Александр ЛукашенкоВалерий СамолазовКацпер Синицкий
Поделиться:


Популярное:
«На приеме» у патологоанатома. Гомельский врач рассказал о тайнах профессии, о которой большинство знает лишь понаслышке
10493
«Наша Нива» назвала бизнесменов, в отношении которых Евросоюз введет санкции
10098
В Гомеле продают еще одну квартиру по рекордной цене. За нее хотят 400 тысяч, но не рублей
9569
На Гомельщине после трех недель поисков отца пятерых детей нашли погибшим
9459
Стали известны подробности гибели отца пятерых детей, которого три недели искали на Гомельщине
7680
Тесная, но своя. Топ-5 самых дешевых квартир Гомеля
6827

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: