Воскресенье, 20 июня
  • Погода
  • +27
  • EUR2,9964
  • USD2,5153
  • RUB (100)3,485

Окажется ли референдум демократичнее, если Ермошину отправят на пенсию?

Референдум по новой Конституции Беларуси планируется на январь 2022 года. Об этом сообщила БелаПАН председатель Центризбиркома Лидия Ермошина, сообщают Naviny.by. Она также сказала, что не собирается оставаться на своей должности после декабря нынешнего года, когда истекает срок полномочий действующего состава ЦИК.

Окажется ли референдум демократичнее, если Ермошину отправят на пенсию?

Ермошина, возглавляющая эту структуру с 1996 года, имеет, прямо скажем, мрачную репутацию среди демократически настроенной части белорусов. Многие считают, что результаты электоральных кампаний эпохи Лукашенко были сфальсифицированы. В частности, ощущение украденных голосов стало толчком к мощным протестам в августе прошлого года.

Но окажется ли грядущий референдум демократичнее, если Ермошину перед ним отправят на пенсию? И вообще — из-за чего сыр-бор, что власти хотят изменить в конституции?

Концепция конституционной реформы по-прежнему неясна

Александр Лукашенко после начала политического кризиса сделал много противоречивых заявлений о предполагаемой конституционной реформе. То он говорит, например, что такие могучие полномочия, как у него, второму президенту передавать боязно (как бы не наворотил дел), то высказывается за сохранение сильной президентской власти.

Недавно же вождь политического режима, очевидно впечатленный «делом о госперевороте», заявил, что подпишет декрет, по которому в случае если его, Лукашенко, застрелят, этаким коллективным президентом становится Совет безопасности.

Комментаторы сразу подчеркнули, что такое решение будет противоречить нынешней конституции, согласно которой полномочия в подобном случае переходят к премьеру. Статус же и функции Совбеза в нынешнем основном законе и вовсе не прописаны.

Так, может, это отразят в проекте новой конституции? Может, вообще Лукашенко хочет провести транзит власти точь-в-точь как многолетний вождь Казахстана Нурсултан Назарбаев, который назначил преемником своего человека, а сам пересел в кресло главы Совбеза с могущественными полномочиями? Или все же Лукашенко метит стать главой Всебелорусского народного собрания, которое власти, похоже, уже точно решили наделить конституционным статусом?

В общем, все смешалось в доме Облонских. Аналитики множат версии, а вождь режима продолжает темнить. В частности, неясно, станет ли он баллотироваться на предполагаемых досрочных президентских выборах после принятия новой конституции. И будут ли вообще те досрочные выборы? Может, человек, правящий Беларусью с 1996 года, рассчитывает досидеть в теперешнем кресле как минимум до конца нынешней каденции, то есть до 2025 года?

Новый основной закон может оказаться еще суровее

Короче, вопросов море. И вся эта неопределенность идет от того, что в Беларуси создана система, когда все решает один человек, а что у него в голове — остается только гадать. Институты не работают, демократический механизм ротации властных элит отсутствует.

Целостного представления о том, как проводить политическую реформу, ни Лукашенко, ни его ближайшее окружение по-прежнему не имеют, предположил в комментарии для Naviny.by директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич.

По его словам, для главы политического режима сейчас «любое решение есть проблемой» — рискованно как сохранять нынешнюю «централизованную систему», так и ее менять. Вероятно, Лукашенко предпочел бы ничего не менять, но референдум уже анонсирован, создана конституционная комиссия, объявлен срок (1 августа), к которому надо положить проект на стол главе режима. К тому же в плане политической реформы он, видимо, имеет обязательства перед Москвой, отмечает Казакевич.

Эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич делает вывод, что, судя по высказываниям Лукашенко, новая конституция может наделить важными полномочиями «невыборные органы — Всебелорусское собрание, Совет безопасности».

В таком случае, подчеркнул аналитик в комментарии для Naviny.by, новый основной закон окажется «менее демократичным, чем нынешняя конституция», по которой органы власти все же положено избирать (другой вопрос, как проводятся выборы).

Легитимность вождя уже не волнует?

Да, это тоже вопрос принципиальный: в какой манере власти предполагают провести грядущую электоральную кампанию? Или, точнее, две кампании в одном флаконе (Ермошина считает, что референдум организуют параллельно с местными выборами, дедлайн которых — 16 января 2022 года).

Если власти решат смягчить внутриполитическую обстановку, немного выпустить пар, позволив оппонентам режима митинговать, агитировать за своих кандидатов в советы и т.п., то велик риск спровоцировать новый прилив активности масс, утратить контроль над политическим процессом.

Если же провести кампанию в брутальном стиле а-ля 2020 год, то кризис, раскол в обществе усугубится, а новую конституцию изрядная часть белорусов и зарубежья априори не примет. То есть проблема легитимности для нынешнего режима только обострится.


Казакевич предполагает, что с тактикой проведения электоральной кампании власти определятся к осени и станут решать по ситуации. При этом, скорее, «будут продавливать жесткий сценарий, чтобы не допустить серьезного участия оппозиции».

Другое дело, насколько это получится, отмечает политолог. Он подчеркивает, что на руководство режима влияет ряд факторов — от экономической ситуации до внешнего давления. В частности, Москве, которая ведет свою игру в белорусском вопросе, видимо, хочется, «чтобы референдум прошел спокойно, без чрезмерного применения насилия».

Карбалевич же считает, что для Лукашенко здесь никакой дилеммы нет. «Он будет проводить кампанию по беспределу, постарается добиться абсолютно стерильного варианта. Оппозиционных партий после перерегистрации может не остаться. Боюсь, что оппонентам режима вообще не дадут участвовать в местных выборах. Просто не зарегистрируют их инициативные группы», — спрогнозировал собеседник Naviny.by.

Он считает, что на проблему легитимности Лукашенко уже махнул рукой: «Главное — чтобы народ на улицу не выходил. А о чем люди будут говорить на кухнях, это его сейчас мало интересует».

Это тупик, хорошего выхода нет

Понятно, что если власти решат проводить референдум и местные выборы в стиле кампании 2020 года, с жестоким подавлением политической альтернативы, то уход нынешней главы ЦИК на пенсию в декабре ничего не изменит. Лукашенко назначит условную Ермошину № 2, вертикаль снова укомплектует избирательные комиссии надежными с ее точки зрения людьми, а попытки граждан проконтролировать подсчет голосов будут трактоваться как покушение на устои. Все это мы уже проходили.

Другое дело, что толку от продавленных изменений конституции может быть немного. Вероятен вариант, когда они окажутся косметическими. Тогда Лукашенко останется с тем же клубком проблем. Если же он решится на серьезную переделку системы власти — скажем, захочет стать этаким аятоллой при слабом преемнике, то под режим будет заложена бомба. Второй президент и его окружение под влиянием целого ряда обстоятельств наверняка начнут свою игру.

Если же придать Совбезу статус этакой потенциальной хунты, то, во-первых, у его членов, особенно с силовым ресурсом, может возникнуть соблазн приблизить час Ч. А во-вторых, если они, получив полномочия, схлестнутся между собой, то вот тогда и может грянуть тот кровавый хаос и развал страны, которого так боится Лукашенко в исполнении своих заклятых врагов.

Короче, первый президент создал систему, которая, с одной стороны, стала очевидно анахроничной, а с другой — рискует рассыпаться от любого эксперимента с транзитом, созданием нового центра власти.

Конечно, лучше всего было бы не изобретать новый авторитарный велосипед, а просто стать на рельсы демократических преобразований, запустить нормальный механизм смены власти и учета политических интересов разных групп населения.

Но это означало бы для Лукашенко полную капитуляцию, крах всей жизненной философии и просто рост угроз личной безопасности. По крайней мере, он так считает, при том что, как видим, и ныне, когда вроде бы все схвачено, живет в адском напряжении, допуская, что в любой момент может быть застрелен.

Это тупик, хорошего выхода из которого пока не вырисовывается — ни для архитектора режима, ни для народа Беларуси.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Лидия Ермошина
Поделиться:


Популярное:
Тесная, но своя. Топ-5 самых дешевых квартир Гомеля
12163
Стали известны подробности гибели отца пятерых детей, которого три недели искали на Гомельщине
11907
«Славянский базар»: что с билетами, какие артисты приедут, платят ли им
5868
Вкладывать в себя, а не тряпки: мама троих детей из Гомеля поделилась историей успеха
5569
Что известно про пожар на городской свалке под Гомелем?
4914
12-летняя девочка осталась со страшными ожогами на лице, повторив популярный рецепт из Интернета
4823

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: