Среда, 5 мая
  • Погода
  • +15
  • EUR3,0858
  • USD2,568
  • RUB (100)3,4135

«Сын умирал в конвульсиях, а милиционеры снимали это на телефон». Мать Александра Вихора рассказала о нестыковках в проверке смерти её сына

ОМОН задержал 25-летнего Александра Вихора вечером 9 августа во время послевыборных протестов в Гомеле. 12 августа парень умер в реанимации. Следственный комитет провел проверку и пришел к выводу, что в смерти молодого человека никто не виноват. Так ли это на самом деле? «Радио Свобода» разбиралась с матерью Александра Светланой Вихор, которая изучила 6 томов его дела.

«Сын умирал в конвульсиях, а милиционеры снимали это на телефон». Мать Александра Вихора рассказала о нестыковках в проверке смерти её сына

Свидетели давали показания, что Александру было плохо с момента задержания, он просил о помощи. Но в ответ получал от силовиков многочисленные удары. Просили помочь парню и другие задержанные, но никто не реагировал. При очередном ухудшении его состояния милиционеры забрызгали Александра перцовым газом.

В конце концов в феврале Следственный комитет постановил отказать в возбуждении уголовного дела.

Матери Александра Светлане Вихор дали ознакомиться с материалами проверки. Но не разрешили снимать, делать копии. Она переписывала шесть томов дела от руки в течение месяца.

Светлана Вихор. Архивное фото Радио Свобода

Что стало известно по итогам официального расследования. Кратко

  • Официальная версия: «У Вихора остро возникло нарушение сердечного ритма».
  • «Выявленные у Вихора телесные повреждения, а также недостатки в оказании медицинской помощи в причинно-следственной связи не находятся».
  • «Действия должностных лиц, допустивших нарушения нормативно-правовых актов и должностных инструкций, являются дисциплинарными проступками, за совершение которых виновные привлечены к дисциплинарной ответственности».
  • Экспертиза показала, что ни алкоголя, ни наркотиков в крови Александра не было.
  • Эксперты зафиксировали на теле повреждения — травмы, гематомы, переломы ребер и грудины. Но написали, что травмы и переломы не имеют отношения к причинам смерти.
  • Начальник управления Следственного комитета Гомельской области Сергей Удовиков заявил государственным СМИ, что «он (Вихор. — РС) пытался вырываться, поэтому сотрудники милиции на законных основаниях применили физическую силу», и «он жалоб на здоровье не высказывал».
  • Светлана Вихор: «Все шито белыми нитками», между показаниями свидетелей, милиционеров и врачей — много расхождений, девять свидетелей говорят одно, а один сотрудник милиции — второе, и следствие верит последнему.

Дальнейшая информация в этой статье базируется на материалах проверки Следственного комитета, которыми поделилась с Радио Свободой Светлана Вихор.

Несоответствие № 1. «Он наркоман, у него ломка»

Смерть Александра Вихора после задержания сотрудниками ОМОН получила большой резонанс.

Еще 12 августа СК по Гомельской области заявил, что согласно предварительной проверке милиция задержала Вихора за активное участие в несанкционированной массовой акции, за что после его осудили на 10 суток ареста.

«Он не участвовал в акциях. Ехал в воскресенье на свидание к девушке. Его схватили где-то в центре, когда он пересаживался на другой транспорт. Он мне написал смс, что его схватили… И все. Я его искала все эти дни. Мне не давали о нем информации. Сегодня мне, наконец, сказали, что Саша в морге», — рассказывала в тот день Свободе Светлана Вихор.

Предварительно следователи установили, что его задержала милиция за активное участие в несанкционированной массовой акции.

В первые дни после смерти следователь заявил родным Александра: «Так он был под наркотиками». Эту неправдивую информацию продолжали тиражировать милиционеры. Даже при задержаниях гомельчан в октябре-ноябре силовики продолжали говорить, что Вихор «же был наркоман».

Но официальная экспертиза не нашла в крови умершего ни наркотиков, ни алкоголя.

Светлана Вихор ознакомилась с материалами проверки и узнала, что милиционеры, которые конвоировали ее сына Александра, не дали медикам объективной информации о состоянии ее сына.

Плакат на улице Гомеля. 10 ноября 2020 года. Радио Свобода

Когда Александра привезли в СИЗО, милиционеры сообщили врачу изолятора, что плохое состояние молодого человека обусловлено тем, что он «под наркотиками». Это повлияло на несвоевременность медицинской помощи.

Когда Александра привезли в психиатрическую больницу в ночь с 11 на 12 августа, то сотрудники милиции также сообщили врачу, что он «под наркотиками». Когда Александру стало еще хуже, он фактически умирал, милиционеры наконец вызвали «скорую» и сообщили по телефону о Вихоре: «Вкусняшек наелся», вероятно, имея в виду наркотическое отравление.

В Следственном комитете опрашивали сотрудников «скорой», которые приехали на вызов. Они подтвердили, что милиционеры сообщили им о наркотическом отравлении.

«Более того, сотрудники милиции вообще отказывались отвечать медикам, что предшествовало ухудшению состояния Саши. То есть мой сын умирал на глазах милиционеров, а они не сообщали информацию медикам и лгали о наркотиках», — говорит мать.


Несоответствие № 2. «Его никто не бил»

В проверке СК зафиксировано: свидетели дали показания, что к Александру Вихору применяли физическую силу от момента задержания.

Сотрудник ОМОН при задержании прижал молодого человека ногой к асфальту, при этом наступил ногой на шею. После этого Александр был сильно напуган, «в его глазах был ужас». Когда задержанного привезли в ИВС, ему стало плохо, его тошнило ночью «лицо утром было красное», — рассказывали свидетели. Но помощи никто не оказывал, хотя ее просил и сам Александр, и другие задержанные.

Силовики на улицах Гомеля, 12 августа 2020

Когда задержанных везли в Железнодорожный РОВД Гомеля, Вихор бредил, разговаривал с людьми, которых не было рядом. В спортивном зале Железнодорожного РОВД парню стало хуже — он был дезориентирован в месте и пространстве, звал на помощь. Задержанные просили вызвать Александру скорую, но вместо этого его в очередной раз избили, и он замолчал. На «перекличке» он уже не откликался на свою фамилию. Другие задержанные сказали: «Это тот парень, которому было плохо».

Когда Вихора вывели с другими задержанными во внутренний дворик милиции, чтобы везти в СИЗО, Александру не хватало воздуха, он задыхался и вырвался из служебного автомобиля. По показаниям свидетелей, его перевели в другой, пустой автомобиль и там избивали «так, что было слышно, как тело бьется об автомобиль». Один из омоновцев сказал другим: «Кто хочет оторваться — ваш клиент».

Когда Александра Вихора везли в СИЗО, у него начался бред, он звал мать, папу, бабушку, просил помощи, рассказывали свидетели в своих показаниях Следственному комитету. Тогда сотрудник милиции, который конвоировал его, забрызгал Александра перцовым газом, — сообщили следствию свидетели.

Теоретически следствие могло определить личность милиционера, который брызгал баллончиком. Один из свидетелей даже опознал этого человека. Но сначала этот свидетель назвал его майором, а потом — капитаном, поэтому его свидетельствам не дали веры. Другой свидетель утверждал, что может опознать милиционера. Но снимок ему не предъявили, так как при проверке милиционеры отказались давать свои антропологические данные и снимки — «имеют право».

Тем временем следствие не добыло доказательств, что Александра били сотрудники милиции, так как те это отрицали, а камеры наблюдения в Железнодорожном РОВД почему-то не работали. Запись с камер наблюдения из психиатрической больницы следствие не потребовало.

Несоответствие № 3. «Он сопротивлялся»

Свидетели утверждают, и это видно на видео и снимках, что при задержании в центре города Александр Вихор не сопротивлялся. Он сидел на асфальте, его тащили омоновцы.

Александр был в плохом состоянии, когда милиционеры везли его в психиатрическую больницу. Но даже в таком состоянии на него надели наручники, так как «он сопротивлялся». Медики психиатрической больницы отмечали, что в приемный покой милиционеры отнесли Александра на руках.

В материалах проверки есть видео, которое сняли сами милиционеры. Мать его видела.

«Это самое ужасающее видео в моей жизни — видеть, как умирает твой сын. Он сидел в наручниках на бетонном полу, у него были судороги, конвульсии… У него глаза были, как у собачки… Он смотрел на милиционеров и думал, что вокруг него люди, которые помогут ему. Он потом лежал на полу в судорогах, а они снимали видео и сопровождали его издевательскими комментариями», — говорит мать.

Светлана Вихор не понимает, как в таком состоянии ее сын мог сопротивляться, для чего ему надели наручники? В психиатрической больнице у Александра было давление сорок на ноль, медики «скорой» определили, что он в коме третьей степени.

В проверке есть справка от медиков, что в приемный покой психиатрической больницы милиционеры внесли Александра на руках. «О каком сопротивлении идет речь?» — спрашивает мать.


Сотни человек пришли проститься с Александром Вихором в поселке Костюковка под Гомелем. 16 августа 2020. Радио Свобода

Несоответствие № 4. «Медицинскую помощь оказали несвоевременно»

Медиков не позвали по просьбе Александра Вихора и других задержанных ни в ИВС, ни в милиции, ни в суде, ни в СИЗО. «Когда его привезли в тяжелом состоянии в психиатрическую больницу, милиционеры 40 минут ждали в очереди. При том, что видели, как плохо задержанному», — отмечает мать, которая узнала об этом из материалов проверки СК.

Врач сразу определил, что Александр Вихор — никакой не наркоман, у него кислородное голодание. Врач сказал милиционерам, чтобы срочно везли задержанного в реанимацию, но они отказались.

«Они сказали, что их служебный транспорт — не для этого. Начали вызывать скорую, которой милиционеры сообщили, что задержанный „Вкусняшек наелся“ — то есть в наркотическом отравлении. А между тем шло время, когда Сашу еще можно было спасти», — говорит мать.

Медики из скорой определили, что у Александра кома третьей степени, и повезли его в реанимацию туберкулезной больницы — она рядом с психиатрической. Но было поздно.

«Милиционеры сидели и просто наблюдали, как умирал мой сын. Теперь написали, что нет причинно-следственной связи между избиением и смертью — просто ему резко стало плохо, сбился ритм сердца. Но что этому предшествовало?» — задается вопросом Светлана Вихор.

Мать пожаловалась в прокуратуру

Мать Александра Вихора не согласна с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и направила жалобу в прокуратуру Гомельской области.

«Считаю, что это решение поспешное и необоснованное, оно подлежит отмене. Согласно постановлению об отказе в уголовном деле, смерть моего сына наступила в результате процесса болезни, нарушения сердечного ритма, остро возникшего. Это вывод, который основывается на результатах экспертизы. При этом без внимания лиц, проводивших проверку смерти моего сына, остались факты, имеющие непосредственное значение для правильной оценки действий всех сотрудников милиции и медиков, которые в течение трех дней контактировали с моим сыном и не оказали ему правильной медицинской помощи и допустили его смерть», — написала Светлана Вихор в жалобе.

«Сын верил в людей, в человечность, он очень хотел жить, он мечтал, он приносил пользу обществу и близким людям. И так с ним обошлись», — добавила мать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Александр Вихор
Места:
Гомель
Поделиться:


Популярное:
В Гомеле на Советской автомобиль сбил двух детей. 5-летняя девочка скончалась в машине «скорой» — жуткое видео
53199
Момент смертельной аварии, где автомобиль вылетел на тротуар и сбил двух детей, попал на видео
29435
«Рассказываем Кириллу, что сестричка на облачке вместе с дедушкой». Поговорили с мамой Ульяны, которая погибла в страшной аварии на Советской
22305
Не дошла до дома несколько метров. Что известно об аварии в Гомеле, где погибла девочка
13126
В отношении водителя, сбившего 6-летнюю девочку в Гомеле, возбуждено уголовное дело. Ему грозит до пяти лет тюрьмы
11907
В Гомеле на месте страшной аварии, в которой погибла 6-летняя девочка, возник стихийный мемориал. Люди несут цветы, лампады и игрушки
8101

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: