Понедельник, 26 июля
  • Погода
  • +28
  • EUR2,5136
  • USD3,9771
  • RUB (100)2,8354

О «наших» и «не наших» поляках. Какой ответ дает Гомельщина на «польский вопрос», муссируемый пропагандой?

Любой диктатуре свойственно формировать образ врага. Это инструмент, позволяющий властям, с одной стороны, легитимизировать свои репрессивные действия, а, с другой — оправдывать любые политические просчеты.

О «наших» и «не наших» поляках. Какой ответ дает Гомельщина на «польский вопрос», муссируемый пропагандой?

Буквально с первых дней протестов в Беларуси власти заявляли, что это движение подогревается извне, и винили во всем происки «западных кукловодов», среди которых «польским кураторам» была отведена одна из главных ролей.

Весной нынешнего года руководство РБ перешло от обвинений к действиям. Сначала белорусский МИД предложил покинуть страну польским дипломатам, возглавлявшим консульства в Гродно и Бресте. Польша в ответ объявила персонами нон грата консула Генерального консульства Беларуси в Белостоке и белорусского консула в Варшаве. Затем в Гродно произошли задержания представителей Союза поляков Беларуси.

Почему на роль «внешнего врага» № 1 действующей властью была избрана Польша и какой ответ на «польский вопрос» дает Гомельщина, разбирались «Сильные Новости».

В начале апреля председателю Союза поляков Беларуси Анжелике Борис, а также членам СПБ Ирене Бернацкой, Анджею Почобуту, Марине Тишковской, Анне Панишевой (не член СПБ), задержанным в марте нынешнего года в Гродно, были предъявлены обвинения в «разжигании расовой, национальной, религиозной или иной враждебности», а также в «реабилитации нацизма». Им угрожает от 5 до 12 лет заключения.

О «наших» и «не наших» поляках. Какой ответ дает Гомельщина на «польский вопрос», муссируемый пропагандой?

Анжелика Борис

Президент Польши Анджей Дуда в письме к президенту США Джо Байдену, Совету Европы и ООН призвал к принятию мер в отношении белорусских властей, а Сейм единогласно поддержал резолюцию, где действия правительства РБ оценивались как противоречащие тем международным обязательствам, которые взяла на себя Беларусь в отношении национальных меньшинств. Высокопоставленный чиновник МИД Польши Павел Яблоньский заявил, что всем, кто причастен к репрессиям в отношении проживающих в Беларуси поляков, будет запрещен въезд в Европейский союз.

Очевидно, что эта «антипольская акция» — часть более крупного сегмента официальной пропаганды. Диктаторские режимы всегда формируют образ внешнего врага, для оправдания как своих действий, так и социальных процессов, выходящих у них из-под контроля. С начала августовских протестов официальный Минск постоянно заявлял, что их организаторы-кукловоды находятся на Западе: преимущественно в Польше и Литве. Риторика Александра Лукашенко и его окружения направлена на продвижение идеи, что протестное движение — результат внешней атаки на Беларусь. При этом звучат абсурдные обвинения, в том числе, и по поводу территориальных претензий Польши, якобы, готовящейся к захвату западных областей РБ. В такой ситуации, опять-таки по классическому для диктатуры сценарию, неизбежным становится поиск пособников внешнего врага в своей стране. На роль «пятой колонны» избирается польское меньшинство.

Почему этот выбор, с точки зрения белорусских властей, является самым удачным, объясняет история. Образ Польши как внешнего врага формировался еще во времена противостояния Московского княжества и Короны, затем стал частью идеологии Российской империи, после разделов Речи Посполитой насаждался на территории белорусских земель, а затем, в подретушированном виде, перекочевал в советскую идеологию.

Антипольский вектор пропаганды в советской Беларуси традиционно был направлен на искоренение из исторической памяти нации представления о Речи Посполитой Обоих Народов как федеративном государстве, а также на оправдание очередного использования Россией белорусских земель как разменной карты в проведении своей внешней политики, когда западные области, согласно Рижскому мирному договору 1921 года, после польско-советской войны отошли к Польше. Пропагандой формируется образ братьев-белорусов, которые находятся под невыносимым гнетом «польских панов», мечтают об освобождении и счастливой жизни в советской республике. После начала Второй мировой войны земли вошли в состав БССР. Начался процесс интеграции польского национального меньшинства, проживавшего на этой территории, в советское общество.

Весьма действенным инструментом даже не интеграции, а ассимиляции поляков стало отсутствие возможности в Советской Беларуси получать среднее и высшее образование на польском языке, возможности создавать национальные объединения и организации. Эта ситуация сохранялась до конца 1980-х — начала 1990-х годов: до принятия Закона о языках и Закона об общественных организациях в СССР. В результате в Беларуси всего за несколько лет появляется несколько десятков общественных объединений, ставящих своей целью польское национальное возрождение в Беларуси. На их основе в 90-м году создается Союз поляков. А уже в 1996-м в Гродно открывается первая в Беларуси польская школа, затем открывается польская школа в Волковыске. Появляются дома польской культуры. Однако интенсивность «возрожденческих» процессов была предсказуемо характерна для западных областей Беларуси.

Согласно данным переписи 2009 года, размещенных на официальном сайте Белстата, национальный состав населения Гомельской области распределяется следующим образом:

  • белорусы — 88,2%;
  • русские — 7,7%;
  • украинцы — 2,2%;
  • евреи — 0,2%;
  • поляки — 0,1%;
  • другие национальности — 1,6%.

0,1% польского населения Гомельщины — это 1 958 человек. Показательно, что из них польский язык считают родным 112 человек, 917 называют родным русский, 860 — белорусский, 30 — украинский.

Гомельскому правозащитнику Виктору Одиноченко в своей деятельности ни разу не приходилось сталкиваться с необходимостью отстаивания прав поляков как национального сообщества. «Я не только правозащитник, но и католик по вероисповеданию, — замечает он. — Поэтому, в контексте «польского вопроса» на Гомельщине не могу не вспомнить о ксендзе Славомире. Ксендз Славомир приехал в Гомель из Польши и сделал для города очень много. Если говорить совсем коротко: он построил костел и организовал целый ряд благотворительных инициатив, которые работают и по сей день».

О «наших» и «не наших» поляках. Какой ответ дает Гомельщина на «польский вопрос», муссируемый пропагандой?

Виктор Одиноченко

Виктор Одиноченко вспоминает слова ксендза Славомира: «Я не поляк, а католический священник» — и подчеркивает, что все службы в костеле велись им на белорусском языке. Лишь на пятичасовой воскресной службе ряд формул звучал по-польски, при том, что проповедь — на белорусском: «Ксендз Славомир понимал, что даже те гомельские прихожанки, которые являются этническими польками, легче воспринимают белорусский язык».

Костел в Гомеле ни в коем разе не является форпостом «польского влияния», считает Виктор Одиноченко: «Ксендз Славомир считал некорректным даже размещение объявлений от гомельского отделения Союза поляков на информационных стендах костела».

По мнению правозащитника, никаких проявлений «польского вопроса», связанных с ущемлением прав этого национального меньшинства, на Гомельщине не возникает. Был период, когда некоторые гомельчане, в основном молодые, проявляли активность в оформлении «карты поляка». Но это, вероятнее всего, было связано не столько с проснувшимся чувством национального самосознания, сколько с поисками возможностей получить работу или образование за рубежом.

Григорий Сериков, кандидат филологических наук, один из самых авторитетных преподавателей польского языка в Гомеле, на протяжении многих лет руководит курсами по изучению Język polski. «Изучение польского языка в Гомеле востребовано, но, конечно, с востребованностью, например, английского сравнивать это не приходится, — рассказывает преподаватель. — В сентябре этого учебного года на курсы, которые организуются уже много лет на базе университета им. Ф. Скорины, записалось 13 человек. Много это или мало — судите сами».

О «наших» и «не наших» поляках. Какой ответ дает Гомельщина на «польский вопрос», муссируемый пропагандой?

Григорий Сериков

Этнические поляки и белорусы с польскими корнями, которые проживают в Гомеле, и хотели бы освоить тонкости языка своих предков, составляют далеко не самую значительную часть слушателей курсов польского языка. Григорий Сериков даже вспоминает в этой связи забавную историю: «Молодой человек, поляк по национальности, пришел на курсы, чтобы начать изучать польский «с нуля». За три месяца ему так и не удалось освоить довольно простое правило: в польском ударение в словах ставится на предпоследний слог». Для того, чтобы ощутить мелодику польского языка, «курсанты» слушают и разучивают культовые польские песни. «Ну и что вы думаете? Знаменитая «Hej, sokoły» абсолютно одинаково воспринимается и коренными белорусами и теми, кто имеет польские корни», — отмечает Григорий Сериков.

«Несколькими годами ранее для слушателей курсов, особенно студентов, привлекательной была возможность выезжать на языковые стажировки в летние образовательные школы Польши. На сегодняшний день большинство желающих изучать польский язык гомельчан — это те, кто предполагает учиться в польских вузах, подумывает выехать на работу в соседнюю страну, — считает преподаватель. — Гомельщина — «памежжа», это ощущается и в ответе на «польский вопрос». Когда мы изучаем польский язык, с одной стороны у нас лежит учебник, изданный в Москве, с другой — краковского издательства».

Говорить о сколько-нибудь активном сообществе гомельских поляков можно, вероятно, с некоторой натяжкой. «Какую-то часть польского населения города объединяет костел, — говорит полька, живущая в Гомеле. — Когда-то наши бабушки и дедушки даже говорили, что если обращаться к богу по-польски, то он тебя услышит, а если по-белорусски — то едва ли». Поляков в Гомеле немного, значительная часть из них ментально не идентифицируют себя как поляков, несмотря на свои корни. «Поляки мы теперь даже не по паспорту», — считает еще один из гомельских поляков. Беседовать о своей принадлежности к польской культуре многие, особенно немолодые люди, не хотят. «Возможно, это объясняется глубинным страхом, сформировавшимся у людей еще в 30-ые годы».

Говоря словами классика: «Запад есть Запад, Восток есть Восток» — даже если он юго-восток Беларуси. «Польский вопрос» на Гомельщине остро не стоит. Даже в 1990-е годы, когда возникший на базе различных польских организаций Союз поляков Беларуси вел активную деятельность по организации польских школ, возможности получения образования на польском языке, открытию домов польской культуры, такие инициативы активно продвигались в большей степени в западных областях нашей страны.

Однако и западу, и востоку Беларуси стоит прислушаться к мнению директора Центра восточноевропейских исследований в Польше Войцеха Кононьчука, который полагает, что антипольская позиция белорусских властей играет на руку Кремлю, чья политика всегда была направлена на то, чтобы сеять рознь между поляками, белорусами и украинцами, тем самым склоняя их к принятию своего протектората.

Анна Глебская

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Виктор ОдиноченкоГригорий Сериков
Места:
ГомельПольша
Поделиться:


Популярное:
«Три дня — и в реанимацию». В Гомеле обнаружили индийский штамм коронавируса
19537
В Гомеле девушка на Porsche решила проскочить на «красный», и вот что из этого вышло — видео аварии
9730
Аномальной жары не предвидится, и всё же по-прежнему лето. Какая погода нас ждет на следующей неделе?
9044
Пока у нас жара: в Африке выпал снег
6753
На концерте Коржа в Одессе зрители скандировали «Жыве Беларусь!», после чего артист произнес речь. Вот что он сказал
6512
Беларусь на первом месте в Европе по количеству заключенных на 100 тысяч человек
4816

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: