Воскресенье, 16 мая
  • Погода
  • +23
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

Центр нашего города является почти сплошной зоной культурного наследия, охраняемого законом. И одновременно здесь ведется бурная хозяйственная деятельность. Как вы думаете, что берет верх: стремление сохранить исторический облик или заработать?

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

Полиция из подворотни

Дом на улице Баумана (ранее — Боярская) является одним из самых старых зданий в этом районе города. По некоторым данным, он был построен в 1860-х годах. Жили ли здесь бояре, доподлинно неизвестно. Но вот полицейские облюбовали эту тихую улицу уже давно. В начале XX века здесь размещалось гомельское полицейское управление. Отсюда бравым городовым было удобно контролировать пароходную пристань на Киевском спуске и Базарную площадь. В 1906 году гомельский полицмейстер Стефан Мизгайло задержал группу крестьян на пристани, возвращавшихся из Киева с богомолья. Он приказал им ползти вверх по Киевскому спуску на коленях, попутно избивая шашкой. Одной из крестьянок полицмейстер отрубил ухо и палец на руке.

Во время Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года старая полиция была распущена. После Февраля городовых и приставов сменила народная милиция из добровольцев, которых выбирали на гомельских предприятиях и в учреждениях.

В начале 20-х годов в этом здании продолжала располагаться уже советская милиция. Уже одни эти исторические факты заслуживают появления на стене здания таблички, если не мемориальной, то справочно-информационной. В 1919 году Боярская была названа именем Якова Свердлова, а в 1957 — социал-демократа Николая Баумана, убитого в октябре 1905 года в «дни свобод» московским дворником-монархистом. Со временем дом Баумана, 4, стал жилым.

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

В отличие от многих других строений в старом центре города, это здание уцелело в Великую Отечественную войну, когда было разрушено до 80% жилого фонда Гомеля.

Уже в наше время, на фоне других исторических сооружений, дом на Баумана выглядел несколько особняком и имел свой определенный шарм. Особый колорит ему придавала сквозная арочная подворотня и строгий фасад с геометрическими поясками. В «нулевых» тележурналист Олег Нестеров снимал фильм про гомельскую банду 20-х годов «Черный ворон». И не случайно, что одним из мест для съемок игровой вставки с костюмированными милиционерами и налетчиками, выбрали именно этот двор с аркой.

В 2011 году исторический облик здания был в значительной мере утрачен. Дело в том, что решено было провести модернизацию здания с утеплением фасада, и стены были обложены теплоизоляционным материалом. А что стало с историческим декором? Тут существуют разные мнения. Говорят, декоративные элементы были просто сбиты. Но есть и другие версии.

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

Участник того капремонта рассказал «Сильным Новостям» следующее:

— Основная часть работ производилась филиалом ОАО «Гомельремстрой» — РСУ-2. Заказчиком выступало КЖРУЭП «Центральное». Я не занимался фасадом, мы делали другую работу. Но, как мне кажется, лепнину на стенах просто накрыли пенопластом. Можно ли было сделать внутреннее утепление? Это привело бы к потере части площади жилых помещений, а жильцы на это не согласятся. К тому же надо учитывать имеющиеся в квартирах коммуникации — трубы, батареи. Однако проектировщик тут тоже не виноват: заказчик дает проектное задание, а он — просто исполнитель. В данном случае задание было на энергосбережение и утепление. Например, зачастую при замене окон в исторических зданиях дается условие — новое окно должно повторять предыдущие формы. В данном случае таких требований, видимо, не было. Другой вопрос, а куда смотрели те, кто давал все необходимые согласования на этот проект?

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

Еще наш собеседник говорит, что и по составу жильцов десять лет назад дом, где некогда размещалась гомельская милиция, был немножко особенным. Например, одна из бабушек рассказывала, что ее муж служил в органах госбезопасности, и даже показывала соответствующий нарукавный шеврон НКВД. Встречались тут и другие отставники. Еще сообщали, что во время войны в одно из зданий на Баумана попала немецкая бомба и полностью разрушила его.

Хорошо известны рассказы и легенды про необычайную крепость кладки в старых зданиях, когда в раствор вроде бы добавлялся яичный желток. Строитель, с которым мы беседуем, говорит:

— Чаще это мифы. Я лично с такими особенностями не сталкивался. Что касается дома на Баумана, то там капитальные конструкции в порядке, но во многих местах цвет раствора, например, желто-коричневый. Это значит, что тут употребляли немытый песок с глиной. Но, конечно, трудно сказать, когда — при первоначальном строительстве или во время послевоенного восстановления.

Что касается щадящих способов утепления, то они есть. Сегодня можно использовать для этого «теплые штукатурки». Но в 2011 году, по словам нашего собеседника, в мире они уже были, а у нас еще не использовались.

Охрана памятников и сбережение тепла

К сожалению, в ходе ремонтов пострадало не только это историческое здание. В начале 2010-х годов также в ходе утепления было уничтожено панно на стене медицинского колледжа на улице Кирова. На нем был изображен футболист, взмывший в воздухе в прыжке, выполненный в характерном для того времени четком графическом стиле. По своим эстетическим качествам это панно являло собой настоящий образец монументального искусства, но, увы, не все смогли это оценить. В том числе и те должностные лица, которым это вменено служебными обязанностями. Тогдашний главный художник Гомеля Леонид Мельников ничего особенного в этом панно не увидел, и в числе других не возражал против переделки фасада.

Были уничтожены панно и с торцевой стены дома на Ланге у здания медуниверситета, и на корпусе фабрики «Спартак», и на Доме быта на улице Интернациональной, граффито на Речицком проспекте. При этом сегодня в городе создаются новые настенные муралы в стиле столь популярного ныне «стрит арта».

По мнению многих независимых экспертов, недавняя стеклянная пристройка к корпусу фабрики «8 Марта» со стороны улицы Советской также нарушила исторический облик этого здания, имеющего статус памятника. И таких примеров можно привести немало.


Новые собственники, приобретая старинные усадьбы в центре города, меняют их внешний вид, ведь даже замена окон в здании, имеющем историко-культурный статус, может повредить ему. По некоторым данным, установка окон ПВХ в Гомельском дворце мешает ему войти в список памятников культурного наследия ЮНЕСКО.

Имеются случаи, когда собственник своим решением снимает со зданий мемориальные доски, и общественным активистам лишь спустя немалое время удается добиться их восстановления.

Однако все же есть и положительные примеры. Неравнодушные граждане неоднократно ставили подобные вопросы перед властями, в том числе и по дому на Баумана. И вот недавно одному из гомельчан пришел официальный ответ: в Гомельском горисполкоме приняли решение о ликвидации нарушений, допущенных на этом объекте. Дело в том, что на момент ремонта это здание уже имело статус историко-культурного памятника.

Консенсус во имя сохранения

Но здесь тоже не все просто. В официальном ответе гомельчанину, направлявшему жалобу, говориться, что заказчику предписано исправить нарушения. В предписании горисполкома для КЖРУЭП «Центральное» в качестве таковых называется отсутствие разрешительной документации на проведение данных работ. Значит ли это, что собственнику необходимо восстановить декоративные элементы на историческом здании? Или достаточно будет получить, хоть и задним числом, разрешение от экспертов?

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

В управлении архитектуры и градостроительства Гомельского горисполкома «Сильным Новостям» пояснили следующее:

 Действительно, в ходе капитального ремонта жилого дома Баумана, 4, работы по утеплению фасада выполнялись без необходимой разрешительной документации от Министерства культуры. Поэтому нами в КЖРУЭП «Центральное» направлены предписания, чтобы они в соответствии с действующим законодательством исправили это. Что конкретно собственник должен сделать? Прежде всего, нужно вести диалог с Министерством культуры. Какие именно декоративные элементы пострадали? Что можно сделать для их восстановления? Здесь необходим очень внимательный, конкретный подход к объекту.

На сегодня в Гомеле есть четыре научных руководителя, которые ведут такого рода проекты. Ольга Эдешева из ОАО «Гомельжилпроект» рассказала нам следующее:

— При выполнении проектных работ на объектах историко-культурного наследия законодательством предусмотрена следующая процедура. Сначала собираются исходные данные, включая данные химического анализа строительных материалов, предполагаемых к использованию, и историческую справку. Потом делается проектная документация под руководством научного руководителя. После этого проект направляется в Министерство культуры, которое его утверждает либо дает свои рекомендации. После этого проектная документация проходит еще согласование в Госстройэкспертизе. Как приступили к ремонту на Баумана, 4, без разрешительной документации, не совсем понятно.

По мнению нашей собеседницы, теперь необходимо снова направлять проект специалистами Минкульта. Если они найдут в нем нарушения, то первоначальный облик здания придется восстанавливать. Но в целом исторический облик зданий не должен искажаться в ходе работ по утеплению. В таких случаях возможно применение и внутреннего утепления, и теплой штукатурки. Теплая штукатурка представляет собой состав со специальными добавками, сберегающими тепло, укладывается слоем не более 2 см. Но предварительно должны проводиться специальные расчеты с учетом толщины стен здания и многих других параметров: достаточно ли будет теплой штукатурки для энергосбережения в этом случае?

Мы поговорили также с научным руководителем о сохранности тех уникальных объектов, которые на сегодня не имеют статуса памятника. По словам нашей собеседницы, сейчас в Министерстве культуры очень внимательно относятся к такого рода вещам и при рекомендации со стороны официальных инстанций возможно сохранение и оригинальных декоративных элементов на зданиях, не включенных в список историко-культурного наследия. Так, «Гомельжилпроект» недавно выполнил документацию по дому на Ирининской, который не имеет охранного статуса. Тем не менее, проектом предусмотрено восстановление балясин и деревянных окон.

— Нужны совместные усилия и общественности, и специалистов, чтобы достигать консенсуса по сохранению нашего общего архитектурного наследия, — говорит Ольга Эдешева.

В Гомеле власти решили восстановить фасад памятника архитектуры, который «модернизировали» 10 лет назад, но все не так просто. Что это за здание и как собираются возвращать исторический облик

Сегодня присвоить старому зданию статус историко-культурной ценности крайне непросто. Наличие таблички «Охраняется государством» осложняет коммерческую составляющую при использовании такого объекта. Поэтому за чертой охранного законодательства остались многие артефакты ушедших эпох — панно и мозаики, каменные здания, деревянные усадьбы начала прошлого века и скульптуры 40-50-х годов. Общественные активисты готовы предоставить такой список. Многие из них вполне реально сохранить на прежнем месте или путем компактного переноса. Было бы только добрая воля тех, от кого это зависит.

При этом надо заметить, что, помимо культурного аспекта, экономический эффект от такого бережного отношения, увеличивающего туристический потенциал нашего города, ничуть не меньше, чем от утеплений и «евроремонтов».

Юрий Глушаков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Ольга Эдешева
Места:
Гомель
Поделиться:


Популярное:
В Мозыре трое мужчин изнасиловали 12-летнюю девочку, а процесс сняли на фото — расследование дела завершено
6797
«Скрывать не стану, всей семьёй голосовали за Лукашенко». Гомельчанин боится водить сына на прогулку — его смущает БЧБ-расцветка коляски
4151
«На**й ты мне тогда мозги *б*л». Послушайте, как гомельчанин вывел из равновесия телефонного мошенника
4129
Маргарита Левчук: я вернусь в Большой театр, когда мы победим
3349
13 белорусов серьезно пострадали в аварии под Смоленском — там столкнулись фура и микроавтобус
2703
«С детства представлял, как выступаю на сцене». 68-летний гомельчанин стал участником популярного музыкального проекта на российском ТВ
2372

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: