Воскресенье, 16 мая
  • Погода
  • +22
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Волонтеры поисково-спасательного отряда «Симуран», который действует в Гомеле уже более восьми лет, не любят лишнего пафоса. О деле, которое их объединило, они говорят просто: «Наша задача — осуществлять поиск пропавших без вести людей».

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

«Сильные Новости» встретились с координатором поисково-спасательного отряда «Симуран» Юрием Березюком и волонтером Ольгой, которые рассказали, зачем пожилым людям нужны смарт-часы, объяснили, почему поисковики не смотрят в лицо друг другу во время поисковой операции в лесу, развеяли миф о «трех днях», предостерегли от соблазна вернуться домой с заработков со случайными попутчиками и поделились своим опытом общения с «поисковиками-экстрасенсами».

«Симуран» сегодня — это около 40 поисковиков, которые исключительно на волонтерских началах готовы помочь тем, кто не находит себе места от тревоги за своих близких. Используя самые разные методы — от распространения информации в интернете до прочесывания местности, поисковики из «Симурана» не жалеют ни времени, ни сил в своих поисках. Их девиз: «Поддержка каждого — надежда для всех!»

— Первая зелень уже появилась, скоро открывается сезон сбора черемши. А это значит, что буквально через считанные дни у «Симурана» начнется горячая пора, которая продлится до поздней осени, — говорит Юрий.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Это вовсе не означает, что зимой поисковики отдыхают и, сидя у камина, вспоминают детали проведенных ими поисковых операций:

— Зимой иная специфика. Мы понимаем, что счет времени от начала поиска идет на часы. Холод очень быстро делает свое дело и, может так случиться, что мы ищем уже тело пропавшего. Очень тревожно зимой за пожилых людей, особенно тех, у которых начались ментальные расстройства. Родные, которые видят их изо дня в день, не всегда замечают, насколько все серьезно.

В пример Юрий приводит историю дедушки, не обделенного вниманием близких, ухоженного, досмотренного. Каждый день пожилой человек выходил на прогулку: далеко от дома не отходил, совершал променад по хорошо известному маршруту. Подышав свежим воздухом, возвращался домой. Но однажды с прогулки его не дождались. Забили тревогу. «Симуран» немедленно приступил к поискам. Дедушку так и не нашли. Родные рассказывали волонтерам, что в последнее время он часто говорил им, что мечтает вновь оказаться на лугу, где когда-то пас лошадей. Родственники удивлялись: «Какие лошади? Он и в деревне-то никогда не жил!» А дедушка срывал травинки для того, чтобы покормить лошадок. Вот и ушел в поисках своего заповедного луга.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Что делать в такой ситуации? Как родные могут попытаться предотвратить беду, которая угрожает их близкому человеку?

 Классикой в этом случае считается записка с адресом и контактными телефонами, которая должна лежать в кармане у такого человека. Но это не панацея: многие из потерявшихся себя такими вовсе не считают и помощи у окружающих не просят, — поясняет Юрий. — На сегодняшний день хорошим вариантом являются смарт-часы. Если они на руке у человека, разыскать его, как говорится, дело техники. Странно, что что люди этого часто не понимают.

Однажды волонтеры «Симурана» разыскали потерявшуюся пожилую женщину. Радости ее дочери не было предела. Тревога тоже, конечно, была. Вдруг такое повторится? И они опять будут умирать от страха: где наша бабушка, что с ней, жива ли? Узнав о существовании смарт-часов, женщина сначала обрадовалась — как же, ее мама с ними будет в безопасности. Но, когда выяснилось, что что для гаджета потребуется сим-карта, обеспечивающая доступ в интернет, радости почему-то поубавилось. Совсем необременительный тариф стал причиной отказаться от приобретения устройства, которое может сохранить человеческую жизнь.

— С родственниками пожилых людей из группы риска нужно работать, — убеждена Ольга. — Как можно не отговорить человека, которому за восемьдесят, отправляться одному в лес по грибы, по ягоды? Хотя, понимаю, что сложно: для многих — это естественная и неотъемлемая часть жизни. А особенно грустно, когда пожилые люди вынуждены идти собирать дары леса, чтобы заработать лишнюю копейку в добавок к пенсии.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Юрий и Ольга тут же отмечают, что пожилые «потеряшки» встречаются очень разные. Как-то около пяти суток поисковики прочесывали лес в поисках заблудившегося дедушки. Уже почти не надеялись найти его живым. А когда все-таки нашли, тот даже немного удивился: «А что тут такого? Ничего страшного со мной не случилось. Так, поплутал немного».

Организация поиска человека, который заблудился в лесу, — дело исключительной сложности. Поэтому в таких случаях за работу берутся обычно опытные волонтеры. Взять с собой в лес неподготовленного человека — это неоправданный риск. Может так случиться, что еще и его самого искать придется. При таком методе, как прочесывание лесной территории, есть своя отработанная тактика. Поисковики должны двигаться в пределах видимости друг друга. При этом действует правило: если в поле зрения попадают ступни соратника по поиску, то дистанция выбрана верно. Нельзя пропустить ни одного куста, ни одной ложбинки, каждое поваленное дерево нужно внимательно осмотреть с обеих сторон. Смотреть не только под ноги, но и вверх, на ветви деревьев. Это еще одна грань поисковых операций: случается, что человек ушел из дома, чтобы свести счеты с жизнью. А если поисковая операция проходит ночью, да еще и под проливным дождем?

— С дождями нам, действительно, «везет», — отмечает Ольга. — Не забуду, как мы обследовали одно из городских кладбищ. Темень, гроза, трава по пояс, через могильные ограды не протиснуться. И мы с фонариками выливаем воду из резиновых сапог. Куда там триллерам от Netflix!

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Особенно тревожно, когда координатору «Симурана» поступает сигнал, что домой не вернулся ребенок.

 Когда такое случается, люди с большой готовностью откликаются, чтобы помочь в беде. Когда мы недавно искали мальчика в Сельмашевском микрорайоне, около сотни добровольцев присоединились к «Симурану», чтобы принять участие в поисковых работах, — подтверждает Юрий.


Не всегда потерявшийся ребенок — это история о родительском легкомыслии. Девочка, которую воспитывала бабушка, играла на детской площадке, когда к ней подошла приятельница ее матери. Ребенок в один миг забыл, что мать когда-то ее предала, променяв на «прелести» свободной жизни. Девочка думала только о том, как давно она с ней не виделась. И когда смутно знакомая тетенька предложила поехать к маме, которая «ждет в другом городе», прямо сейчас, малышка доверчиво протянула ей руку. Девочку разыскали на территории России сотрудники милиции.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Ольга рассказывает, что первоначальный опрос близких потерявшегося ребенка — это особая ответственность:

— Когда речь идет о поиске ребенка, некоторые родители до последнего опасаются обращаться в милицию. Их пугает перспектива быть взятыми на учет как неблагополучная семья, где дети находятся в социально опасном положении — тот самый СОП. И порой они рассказывают волонтерам о таких вещах, о которых предпочитают умолчать, когда их опрашивает представитель МВД. А это, бывает, очень помогает понять, как вести поиск.

— Во-первых, — уточняет Юрий, — у нас действует железное правило: если вы обратились в «Симуран», вы должны подать заявление в милицию о пропаже человека. Это касается и ребенка, и взрослого. Да, мы являемся официально зарегистрированной общественной организацией. Но подменять собой милицию мы не можем.

Во-вторых, хочу развеять очень стойкий миф, в который до сих пор свято верят многие. Люди, наверное, исходя из того, что видели в фильмах или читали в книгах, почему-то считают, что заявление о пропаже человека у них примут только по истечении трех суток с момента исчезновения. Это абсолютно не так. Заявление нужно подавать сразу же, как только вы столкнулись с этой ситуацией. У вас его обязаны принять и примут без всякого сомнения.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Истории о том, что пропавшего начинают искать только через те же мифические три дня после подачи заявления — это тоже неправда. Чем раньше начнутся мероприятия по розыску, тем больше шансов, что все окончится хорошо.

А вот насчет того, что для успешного поиска важна каждая деталь, Юрий с Ольгой абсолютно согласен. Чтобы знать, с чего начинать искать, нужно составить психологический портрет пропавшего человека. Тогда становится более понятно: бродит ли он по многолюдному центру города, отправился в ближайшую рощу или на берег реки.

Юрий рассказывает о молодом человеке с ментальным расстройством, которого они искали на территории Припятского радиационного заповедника. Поисковики выяснили, что больше всего на свете тот любит две вещи. Первое: наблюдать за тем, как работает техника — часами, забывая обо всем, может смотреть, как бульдозер роет траншею или трактор движется в поле. Второе: исследовать заброшенное здание школы в зоне отчуждения, куда каким-то чудом, обходя кордоны, пробирается. Вот и есть направление для поиска.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

 Искать приходится не только детей, стариков, людей с расстройствами психики. С любым может случиться беда, — говорит Юрий. — Вот, например, белорусы, которые отправляются на заработки в другие страны. Вдруг в какой-то момент они перестают выходить на контакт с родными, те обращаются с просьбой помочь в поисках. Мы связываемся с поисковиками из этих стран, передаем информацию, мониторим. Часто связи прерываются из-за банальных причин: отбыл человек вахту, заработал, решил это отметить. В результате пьяного его обокрали: нет ни телефона, ни документов, ни денег. Вместо того, чтобы как-то искать выход, он опускает руки. Так и в рабство попадают. Был у нас случай, когда мы помогали мужчине, который выпил с новыми приятелями на вокзале, а проснулся в Дагестане, где потом несколько лет пас овец.

Помню случай, когда мне было искренне жаль парня, который оказался среди леса в Подмосковье, без денег, документов, билета домой. Как такое случилось? К нему обратились мужчины, сидевшие в машине с белорусскими номерами: «Ой, да ты белорус? Земляк! У нас как раз место свободное, садись, подвезем, нам как раз по пути». После того, как парень сделал глоток сока из предложенного ему попутчиками пакетика, он больше ничего не помнил.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

В группу риска может попасть любой, считают волонтеры. Они рассказывают о случае, который произошел совсем недавно. Немолодая женщина сходила с поезда на хорошо знакомой станции. Но вагон остановился чуть дальше платформы. Она спрыгнула, но неудачно — подвернула ногу. Попыталась взобраться на насыпь, но ей это не удалось. И людей, чтобы обратиться за помощью, как назло, рядом не оказалось. Женщина успела позвонить родственникам, но после этого аккумулятор разрядился. Ей показалось, что ожидание подмоги затянулось, и она решила выбираться сама — обходным путем. Спасатели нашли ее поздним вечером: испуганная и растерянная женщина сидела под деревом, не понимая где находится.

Бывают и курьезные случаи. Например, как-то с «Симураном» связался некий человек, который заявил, что обладает экстрасенсорными способностями и с его помощью можно будет найти кого угодно. Ольга не стала вступать с ним в долгие переговоры, а просто предложила «просканировать» фотографию человека, который недавно был найден поисковиками. «Экстрасенс» тут же начал описывать место, где тот находится, и опасности, которые ему грозят.

 Тестирование завалил на корню, — резюмирует Ольга. — За все время работы «Симурана» не могу привести ни одного примера, чтобы «сверхспособности» тех, кто о них заявлял, хоть чем-то реально помогли.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

Юрий и Ольга рассказывают, что к ним обращаются за помощью в поиске людей, которые пропали без вести десять, а то и пятнадцать лет назад. Люди продолжают надеяться, что чудо случится.

Можно предположить, что, когда поисковики находят пропавшего человека, его близкие сами загораются идеей волонтерства в этой области и приходят в отряд. Или, по крайней мере, стараются как-то помочь.


 Поверьте, такое решение, скорее, исключение, чем правило, — говорит Юрий. — Нас некоторые, наверное, считают странными. Как это — изо дня в день, почти все свободное от основной работы время, искать пропавших? Это ведь чистое волонтерство, которое не приносит никакой материальной прибыли. Даже наоборот: все приборы, которые у нас есть, мы купили сами. А что мы сами можем приобрести? Только фонарики да рации для связи. Тепловизоры, приборы ночного видения — это для нас неподъемно. А что уже говорить о дроне, который бы так помог в поисках! Выезжаем на личном транспорте, на бензин сами скидываемся. Жалко, что состоятельные бизнесмены, высокооплачиваемые чиновники не горят желанием присоединиться к отряду.

«Некоторые нас считают странными». Поговорили с волонтерами, которые в любое время суток готовы искать пропавших без вести, и узнали, почему «поисковики-экстрасенсы» — это миф

На своей странице «ВКонтакте» поисково-спасательный отряд «Симуран» обращается ко всем неравнодушным людям:

«Мы ценим любую помощь, даже самый маленький вклад для нас бесценен. Вы можете помочь нам с репостом информации в сети, с распечаткой и расклейкой ориентировок, опросом населения или прочесыванием местности. Друзья, в деле поиска без вести пропавших востребован каждый из нас, каждый может найти себе применение!

Только понимание того, что исчезновение людей — это глобальная социальная проблема, которая может коснуться каждого, может объединить наши усилия и вернуть людей их родным и близким».

Телефон для связи с ПСО «Симуран»: +375 (29) 232-11-11

Как поддержать ОО «ПСО «Симуран» (нажмите здесь, чтобы узнать)

Наталья Суслова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Новости по теме:
Персоналии:
Юрий Березюк
Места:
Гомель
Поделиться:


Популярное:
«Нет у меня денег». Лукашенко на рынке захотел купить сок за 7 рублей, но не мог расплатиться. Чем все закончилось
7784
В Мозыре трое мужчин изнасиловали 12-летнюю девочку, а процесс сняли на фото — расследование дела завершено
6325
«Скрывать не стану, всей семьёй голосовали за Лукашенко». Гомельчанин боится водить сына на прогулку — его смущает БЧБ-расцветка коляски
4002
«На**й ты мне тогда мозги *б*л». Послушайте, как гомельчанин вывел из равновесия телефонного мошенника
3940
«В соседний дом было прямое попадание ракетой». Поговорили с гомельчанами из Израиля, которые все чаще слышат звуки сирен и верят в силу «железного купола»
3451
Маргарита Левчук: я вернусь в Большой театр, когда мы победим
2822

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: